Памятники нелегкой судьбы

Как обстоят дела с историческими зданиями в центре Москвы

11 сентября 2013 в 17:30, просмотров: 1981

В последние годы в столице реализуется масштабная программа по ремонту фасадов исторических зданий. В 2013 году на реставрацию объектов культурного наследия выделено 8,5 миллиарда рублей. Новшеством стало восстановление памятников истории и культуры религиозного назначения. В этом году в программе реставрации оказались 23 религиозных памятника, обойтись ремонт зданий должен в 840 миллионов рублей. «МК» побывал в двух исторических зданиях — недавно открытой после реставрации колокольне на Софийской набережной и печально известном «Расстрельном доме» на Никольской улице, который только ожидает реставрации. Если времена, когда церкви приспосабливались под земные нужды, уже миновали, то, как стало известно «МК», с памятниками культуры, в частности мемориальным домом на Никольской, ситуация не столь однозначна — гарантий, что там не появятся магазин или гостиница, нет.

Памятники нелегкой судьбы
фото: Дарья Бурлакова
Никольская, 23.

Звонница на Софийской набережной

«Впервые за всю историю России в городе идет такой объем реставрационных работ, — заявил врио мэра Сергей Собянин. — В прошлом году отреставрировали 123 объекта. В этом году — более 250. Город давно ждал такого объема реставрации и такого отношения к историческим памятникам. Москва переживает своеобразный ренессанс восстановления исторических объектов, в том числе тех, которые принадлежат церкви».

В 2013 году реставрации должны подвергнуться 11 храмов. В августе завершилось восстановление фасада колокольни с надвратным храмом на Софийской набережной. Вместе с директором ГКУ «Мосреставрации» Сергеем Балясниковым мы поднимаемся в храм по сохранившейся старинной чугунной лестнице. «Высота колокольни 56 метров. Еще год назад здание находилось в удручающем состоянии, — вспоминает Балясников, — серое, обшарпанное, с большими расколами и изъянами. При этом в Москве количество надвратных храмов можно пересчитать по пальцам».

Колокольня была построена при храме Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках в 1860-х годах по проекту Николая Козловского. Построили, потому что продолжать богослужения было сложно: храм регулярно затапливался водами Москвы-реки. «Храм подняли выше, поэтому он стал надвратным, — продолжает Балясников. — Реставрации колокольни фактически не было. С начала 1930-х годов здесь был клуб, с 1940-х до 1970-х — коммуналка». Ремонт был сделан позже, перед тем как в здании разместили трест подводно-технических и строительных работ «Союзподводгазстрой».

Сейчас, по словам реставраторов, колокольня приняла облик, близкий к первоначальному: отремонтировали чугунную лестницу, белокаменные колонны, уцелевший чудом паркет алтарной части, были восстановлены поврежденные элементы фасада. По найденным в архивах фотографиям видно, что колокольня была необычного нежно-розового оттенка, который теперь также возвращен зданию.

Основные работы проводились по реставрации фасада колокольни. Однако работы внутри здания еще не завершены. Под многочисленными слоями масляной краски реставраторы обнаружили фрески, которые считались утерянными. «Сохранилось только 30% изображений, — говорит директор «Мосреставрации». — И кроме того, когда начали делать расчистку каркаса в алтарной части, реставраторы увидели частицы золота. По их выводам, это иконостас, который отделяет алтарь от иконостаса. Скорее всего начала XX века».

Консервационно-реставрационные работы по монументальной живописи будут проведены в 2014 году. После их окончания, как и столетие назад, в надвратном храме будут проходить службы.

фото: Дарья Бурлакова
Звонница на Софийской набережной.

«Расстрельный дом» в ожидании приговора

А вот о дальнейшей судьбе дома на Никольской, 23, известного как «Расстрельный дом», говорить с такой же определенностью никто не может. После осмотра памятника Сергей Собянин предложил разместить на первом этаже магазины, на остальных — гостиницу или доходный дом. «Уже сегодня видно, что дом очень сложный, — прокомментировал ситуацию врио руководителя столичного Департамента культурного наследия Александр Кибовский. — Здесь находилось много различных достойных структур и органов, здесь жили многие уважаемые люди. На месте дома должно было быть построено что-то новое. Это решение было отменено. Теперь будет проводиться большой объем работ, поэтому дальнейшее использование здания неизвестно. Новый частный собственник готов к инвестированию, но оно будет определяться функционалом здания и дальнейшим расположением в этом объекте владельца».

Напомним, история знаменитого дома ведет отсчет с XVII века. Именно к этому времени относится самая старинная часть здания — палаты князей Хованских. В начале следующего столетия на участке появилось второе здание, известное как палаты Шереметевых. С 1808 по 1917 годы владения Шереметевых занимала Московская ремесленная управа. А в 1866 году оба здания были объединены в одно трехэтажным каменным корпусом. Трехэтажное здание состоит из нескольких построек, которые образовали неправильный четырехугольник с прямоугольным внутренним двором в центре. С начала 1930-х до конца 1940-х годов, на которые приходится пик массовых репрессий и государственного террора, все помещения были отданы Военной коллегии Верховного Суда СССР. Именно здесь оформлялись уже принятые Сталиным решения — как правило, расстрел или 10–15 лет лагерей. Всего Военной коллегией с 1934 по 1955 год осуждено более 47 тысяч человек. В 1950–1980-е годы здания были переданы Московскому городскому военкомату.

В 2010 году несколько помещений занимал Банк Москвы, который, будучи собственником всего здания, планировал его снести и построить на освободившемся месте современный офисный центр. Силами общественности и по распоряжению столичного правительства дом был включен в список объектов культурного наследия, и с ноября 2012 года реставраторы начали работы по его изучению, в ходе которых обнаружились уникальные находки, которые позволяют воссоздать облик дома на разных этапах его истории, — оконный проем XVIII века, белокаменный цоколь, клейма на кирпичах, плитка помещения магазина конца XIX века, каменная лестница.

«Этот дом имел очень богатую социальную историю, которую мы сумели раскрыть, — рассказывает руководитель творческого коллектива архитекторов-реставраторов Лариса Лазарева. — Мы уже прорабатываем разные варианты по приспособлению дома. Но слабое звено с точки зрения архивных данных — период заседания здесь Военной коллегии. Но для этого нам нужен доступ в специальные архивы, потому что сейчас нам доступны только исторические и литературные данные, которым нельзя полностью доверять. Я надеюсь, со временем дом будет хрестоматией русской архитектуры. Здесь можно показать всю историю развития русской архитектуры и московской школы. Это редкий случай соединения архитектуры XVII–XIX веков со всеми присущими деталями. Очень интересная функция второй половины XIX века — торговая функция, которая вообще характерна для Никольской улицы. И все торговые фрагменты в архитектуре дома мы нашли. Пока точных данных по помещениям этого здания нет, говорить о том, где и что можно разместить, еще рано. Пока предполагаю, что здесь будет эклектичная реставрация, чтобы показать все интересные этапы развития дома.

Вопрос дальнейшего приспособления и функционирования дома по-прежнему беспокоит общественность, историков и архитекторов. Международная организация «Мемориал» уже написала обращение на имя Сергея Собянина. «Другой судьбы для дома, кроме как создание музея, я не вижу, — рассказал в интервью «МК» сопредседатель «Мемориала» историк Ян Рачинский. — Тем более в России до сих пор нет ни одного музея истории политических репрессий. Хотя она пострадала от государственного террора не меньше, чем Прибалтика, Узбекистан, Украина, где такие музеи есть».

Как сообщил представитель нового собственника здания на Никольской ЗАО «Вереск» Станислав Сидорук, организация готова выделить на реставрацию 800 млн рублей.

— Что здесь будет находиться после реставрации? Есть ли планы по увековечению памяти жертв репрессий?

— Это объект культурного наследия. У нас планов нет в принципе. Все, что мы будем делать, будем делать по проекту реставрации. Все идеи будет навязаны нам реставраторами и комиссией по принятию проекта реставрации. Лично я не планирую ничего устанавливать, если будет рекомендация, что здесь должна быть памятная доска жертвам репрессий, то она здесь будет.

— Тогда каково ваше мнение как собственника здания?

— Исторически дом был доходным, были конторские помещения, магазины — вся территория была торговой. А с 1930 года мы имеем небольшой объем трагической истории… Но если у нас есть элемент палат Шереметевых, то мы должны его сохранить? Должны! А не делать исключительно музей. Да, два десятка лет здесь заседала Военная коллегия Верховного Суда СССР, даже чуть меньше… по-моему, десять лет. А мне хочется сохранить историческую достоверность здания. Она такова — торговые помещения, доходные дома, конторские функции.

Как стало известно «МК», концепция проекта реставрации дома будет готова к октябрю-ноябрю 2013 года.

Комментарий эксперта

Директор государственного музея истории ГУЛАГа Роман РОМАНОВ:

— То, что «Расстрельный дом» признан объектом культурного наследия, безусловно, заслуга общественности и правительства. Дальнейшая судьба дома еще не определена. Но общественность выступает за то, чтобы здесь был музей.

Здание целиком было отдано Военной коллегии. Только с 1936 по 1938 годы в этом здании было вынесено 31 456 смертных приговоров. «Расстрельный дом» также ценен тем, что сначала здесь выносили приговоры, а позже шли процессы реабилитации. Это мемориальное здание, и в мировой практике такие дома становятся музеями. Кроме того, статистика показывает, что количество таких музеев в мире растет, а количество посетителей увеличивается. Это говорит о том, что в таких мемориалах есть общечеловеческая потребность. Например, посещаемость музея ГУЛАГа за один год увеличилась более чем вдвое. Ограничиваться только на периоде нахождения здесь Военной коллегии нельзя, но надо понимать, что здесь находился основной узел политических репрессий. Это мемориальное здание, поэтому здесь возможны только мемориальные акции, все остальное просто недопустимо. Здесь должен быть только государственный музей — такова принципиальная позиция многих людей.



Партнеры