Игра без правил

Мошенники и чиновники сделали все, чтобы 24 семьи из Долгопрудного оказались на улице

28.01.2014 в 19:47, просмотров: 9896

На прошлой неделе почти сто человек, среди которых были как взрослые, так и маленькие дети, в лютый мороз устроили на площади Собина в городе Долгопрудном пикет. Проблема не нова: люди купили на свои кровные деньги жилье, а в результате остались ни с чем. На первый взгляд — типичная история про «обманутых дольщиков». Но лишь на первый... Потому что дома построены, заселены, люди даже прописаться успели, а жить в них им нельзя. Дома признаны самостроем и пойдут под снос. «МК» решил разобраться: как такое могло произойти?

Игра без правил
фото: Ольга Парамонова
Жители протестуют...

Мнение жильцов

Два дома — один на 7 квартир, другой на 17, — построенные в микрорайоне Хлебниково в 2010–2011 годах, местные власти собираются снести, ссылаясь на решение Долгопрудненского городского суда. Это он, мол, признал постройки незаконно возведенным самостроем, и мы лишь выполняем его волю. При этом в муниципалитете города Долгопрудного Московской области утверждают, что никогда никаких разрешений на строительство домов 9 и 9а, расположенных по 1-му проезду в микрорайоне Хлебниково, не выдавали, поэтому собственники злополучных квартир сами виноваты, нужно было смотреть, какое покупают жилье.

Жители (а это почти 100 человек, из которых 21 ребенок), в свою очередь, уверены, что это чистой воды чиновничье самоуправство. «Во-первых, — говорят они, — у нас есть все правоустанавливающие документы: свидетельства о регистрации права собственности на земельный участок, на котором стоят дома, и на сами постройки, выданные в Росреестре. Наши здания прошли экспертизу и признаны пригодными для проживания. Во-вторых, если с этими домами что-то было не так, то где чиновники были раньше? Почему они не пытались снести их раньше, еще на стадии строительства?! И только сейчас, когда все квартиры в них проданы и заселены, собираются лишить нас законного права на жилье?»

— Это наша частная собственность. Дома построены не на муниципальной земле. У каждого из нас есть два свидетельства: одно на землю, другое на квартиру, мы там прописаны, о чем свидетельствует штамп в паспорте, лично я уже третий Новый год встречаю здесь, — объясняет Евгений Боголюбов, член инициативной группы жителей и председатель ТСЖ.

Жители убеждены в том, что разрешение на строительство дома мэрия и не должна была выдавать, так как это индивидуальный жилой дом, который был сначала построен, а потом поделен на части и распродан. Здание регистрировалось по так называемой дачной амнистии, по упрощенному варианту, что не требует разрешения на строительство и акта приемки объекта и ввода его в эксплуатацию. По такой же схеме, кстати, возводились дома в печально известных Новых Вешках.

«Любой человек на своем участке имеет право построить дом, который не должен превышать 3 этажа и площадью не более 1500 кв. м (наши дома укладываются в этот норматив), после этого оформляется кадастровый паспорт в БТИ, а в Росреестре — свидетельство о регистрации права собственности. И это все!» — доказывает Боголюбов.

Мнение администрации

На самом деле не все так просто с этими домами, как нам рассказали в администрации города Долгопрудного.

Начальник нормативно-правового управления администрации города Долгопрудного Юлия Подлузская объясняет ситуацию с юридической точки зрения:

— Долгопрудненский городской суд 12 и 20 декабря 2013 года вынес решения о сносе двух самовольно возведенных многоквартирных жилых домов по адресу: микрорайон Хлебниково города Долгопрудный, 1-й проезд, дом 9–9а. В сентябре 2012 года в администрацию города Долгопрудный поступили коллективные обращения жителей микрорайона Хлебниково, которые жаловались на то, что на участках, предназначенных под индивидуальное жилищное строительство, были возведены многоквартирные дома. В ходе обследования факты подтвердились: на землях ИЖС, где разрешено только индивидуальное строительство, гражданка Капустина поставила два многоквартирных дома. Документы, представленные Капустиной, также подтверждали право собственности на объекты индивидуального жилищного строительства, но в ходе обследования зданий были выявлены признаки многоквартирности, в частности — места общего пользования. Разрешения на подобные строения гражданка Капустина не получала. Вследствие этого администрацией города были направлены два исковых заявления в Долгопрудненский городской суд как о самовольно возведенных постройках.

Далее Юлия Подлузская сообщила, что для строительства многоквартирного жилого дома необходимо получать специальную разрешительную документацию. Кроме того, земельный участок должен иметь соответствующий вид разрешенного использования. Нельзя строить многоквартирные дома на дачных участках. И с этим утверждением не поспоришь. Любому из нас не понравилось бы, появись на соседнем участке вместо дома на одну семью многоэтажка на 50 человек! Когда гражданка Капустина строила этот жилой комплекс, ее, по-видимому, мало волновало, как будущие жильцы будут уживаться с соседями, где им парковать свои машины, куда будут сливаться нечистоты из многоквартирных домов. А главное — что им теперь делать, без жилья и без денег? В одном доме ею было продано 17 долей, в другом 6, одна квартира осталась в ее собственности. Она на пикет не пришла, хотя многие бы хотели ее там видеть.

ВНИМАНИЕ! При таких глобальных покупках необходима экспертиза сразу нескольких юристов. Особенно если речь идет о землеотводах с определенным целевым назначением. И если вы в чем-то сомневаетесь, не стесняйтесь задавать «неудобные» вопросы застройщикам или риелторам, требуйте объяснять все «мутные» места в договорах купли-продажи и никогда не верьте утверждениям, что в нашей стране без «серых» схем нельзя ничего построить и продать на рынке жилья. Действительно, очень многие так делают, но именно вы можете оказаться крайним.

С двойней на улицу

Пикетчики заявляют, что их дома фактически являются одной большой коммуналкой, но только вместо комнат у них квартиры.

— Мы живем одной дружной семьей. И всех все устраивает.

Людей заставила сплотиться общая беда. В домах 9 и 9а проживают переселенцы из северных регионов России, многодетные семьи, есть иностранные граждане. И все они утверждают, что, когда приобретали жилье в этих домах, очень тщательно проверяли чистоту сделки.

Например, семья Рожковых из Норильска сдала свою квартиру на Севере и взамен получила Сертификат на приобретение жилья в Подмосковье. Деньги для переселенцев с Крайнего Севера выделяются по президентской программе. Получается, гражданка Капустина и президента сумела вокруг пальца обвести? Лихо!

А семья Олега Фролова приобрела квартиру по ипотеке, и опять юристов банка ничего не насторожило.

— Мне выдали все правоустанавливающие документы на квартиру. Я плачу регулярно налог на имущество. Все по закону! Вдруг совершенно случайно мы узнаем, что администрация города Долгопрудного решила эти дома снести. При покупке квартиры все собственники проверяли законность строительства. А теперь — под снос?

Многодетный отец Сергей Добра приехал в Россию из Украины. Все, что имел, вложил в жилье, тоже говорит, что очень тщательно проверял документы на новую квартиру и был убежден, что они в порядке. Сейчас он просто в отчаянии:

— У меня скоро жена родить двойню должна — куда же мы все пойдем, неужели на улицу?!

■ ■ ■

Слушаешь всех участников этого конфликта, и невольно напрашивается вопрос: как могла произойти подобная коллизия? Почему целый ряд государственных органов выдали людям правоустанавливающие документы на жилье, которое оказалось вне закона?

Действительно, под «дачную амнистию» — упрощенную схему оформления недвижимости — подпадают только дома, рассчитанные на одну семью, а дома 9 и 9а в 1-м проезде микрорайона Хлебниково имеют все признаки многоквартирности, поэтому их строить на землях ИЖС, да еще без проектной документации, было нельзя. Без сомнения, гражданка Капустина должна ответить по закону за весь этот правовой беспредел. Но вот что странно: она, которая нарушила закон плюс еще по ее вине 100 человек, в том числе малые дети, остались без жилища, никак за этот произвол не отвечает. Уголовное дело на нее не заведено, исков вернуть деньги тоже нет. Зато жильцы домов, построенных Капустиной, вынуждены расхлебывать эту историю, рискуя и деньгами, и крышей над головой.

Кроме того, мощную лепту в узаконивание этого ныне незаконного жилья внесло и само государство: куда смотрели БТИ и Росрегистрация (ведь уже на стадии регистрации дома все признаки многоквартирности были налицо), когда государство регистрировало доли, когда семьи прописывали в квартирах, когда Госземконтроль не нашел признаков нецелевого использования участка и т.д. и т.п. Разве все эти государственные органы не в ответе? Почему вся тяжесть последствий от хитрости Капустиной, несовершенства законодательной базы и равнодушия властей легли на плечи простых граждан, которые с детьми и стариками в один миг окажутся на улице?..

Да, строить многоквартирное жилье на земельных участках, предназначенных под дачное или жилищно-индивидуальное строительство, запрещено по закону. Правда, закон не возбраняет сначала построить дом якобы для своей собственной семьи, зарегистрировать его по упрощенной схеме, а потом поделить на части и продавать каждую квартиру как отдельную долю. Чиновники признают, что в этом проявляется несовершенство нашего законодательства, которым очень ловко долгое время пользовались мошенники.

Они покупали дачные участки, застраивали их многоэтажками (например, в Дмитровском районе на 6 сотках появился даже восьмиэтажный дом) и на все вопросы представителей проверяющих органов утверждали, что строят такие монументальные дома исключительно для личных нужд. А после того как жилые здания проходили регистрацию, начинали распродавать свою собственность частями, причем опять же долгое время никто ничего не мог им запретить: имеют право. В результате в Московской области построено более 400 многоквартирных домов на землях ИЖС. По многим из них, как и по домам в микрорайоне Хлебниково в городе Долгопрудном, вынесены судебные решения о сносе. Некоторые уже снесены. Но часть из них были легализованы. Так в чем разница: почему одним позволили узаконить свое жилище, а другим вынесли вердикт — только сносить?

— Пока в Московской области действовало министерство долевого строительства, ветхого и аварийного жилья, у нас тоже была надежда узаконить наши дома? – говорит Евгений Боголюбов. -- Тем более что само министерство разработало четкую схему такой процедуры. Мы встречались с Александром Коганом, возглавлявшим министерство, выполняли все требования чиновников. В частности, у нас есть независимая экспертиза, где сказано, что дом не представляет угрозы для проживающих в нем людей. Все перекрытия, фундамент, балки находятся, по мнению экспертов, в рабочем состоянии. Кстати, судебная экспертиза, которую проводили по требованию городской администрации, также признает дом пригодным для жилья.

Второе необходимое требование, чтобы легализовать наши дома, заключалось в том, чтобы подключиться к коммуникациям. Мы практически и это выполнили. Все технические условия получили. Трубы для канализации проложены, осталось только врезаться в центральные сети, но тут вдруг суд вынес решение: сносить! И вся наша работа, а кроме того, и огромные деньги — за ТУ — пошли коту под хвост. Пришлось строить септик во дворе дома, вода у нас привозная, а электричество и отопление — от генератора.

Есть еще и третье необходимое условие для легализации многоэтажек, построенных на дачных участках. Такие дома должны пройти через публичные слушания, у соседей ведь могут быть свои претензии к новоселам, — вот если удастся договориться и коренные жители не против того, чтобы узаконить «незаконные» многоэтажки, тогда причин для сноса нет. Через публичные слушания дома 9 и 9а не прошли. Не успели. У Евгения Боголюбова имеется целая стопка писем в адрес городской администрации с просьбой провести публичные слушания, но сначала им отвечали, что это нецелесообразно, пока идет суд, а когда решение было вынесено, то сказали, что теперь и вовсе это ни к чему, раз дома идут под снос.

То есть людям просто не дали довести процесс легализации до конца. К тому времени и министерство долевого строительства было расформировано, и обращаться стало не к кому.

«МК» решил выяснить, кто сейчас ведает в областном правительстве проблемами жильцов многоквартирных домов, построенных на землях ИЖС. Сначала мы позвонили в министерство стройкомплекса Московской области, ведь в процессе реорганизации министерства долевого строительства, ветхого и аварийного жилья его функции и полномочия перешли туда. Оказалось, что там этими вопросами уже не занимаются. «Позвоните в Госстройнадзор Московской области», — посоветовали нам на прощание. Звоним в надзорное ведомство — и опять мимо: там больше озабочены тем, как выполняются судебные решения по сносу незаконно возведенных домов. Вот и вчера сотрудники собирались ехать сносить очередной «самострой» в Апрелевке. К счастью, там нет еще никаких жильцов.

Так что выяснить, кто обязан помогать обманутым людям выпутаться из беды, мы так и не смогли — тема зависла меж двух ведомств.

По Конституции, каждый гражданин России имеет право на жилище. А кто лишает этого права, должен понести наказание вплоть до уголовного. Так, например, госпожа Капустина за строительство без разрешительной документации должна была заплатить хотя бы штраф. Для юрлиц он — до миллиона рублей, за нарушение требований техрегламентов — до 300 000 рублей. Если доказано, что застройщик уже начал собирать деньги с граждан в обход Закона «О долевом участии в строительстве», штраф составляет от 500 тысяч до миллиона рублей с каждой сделки.

Однако реально страдают пока только жильцы злополучных домов в микрорайоне Хлебниково. И никому нет дела до того, что 24 семьи оказались введенными в заблуждение трижды. Сначала застройщицей. Затем — госорганами, которые зарегистрировали их права в самых разных инстанциях. И наконец, чиновниками, которые предложили определенный план решения проблемы, а когда он был практически уже реализован, изменили правила игры.