Молодые людоеды

Глазами читателей “МК”

1 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 2467
  30 ноября 2001 мы опубликовали статью “Молодые людоеды” — разговор с бакалаврами Антоном и Анной. Они продолжают учиться в Государственном университете — Высшей школе экономики (ГУ-ВШЭ), чтобы получить степень магистра.
     Напомним некоторые фрагменты.
     МИНКИН. Вы сказали: если сократятся люди, зарплата вырастет. Зарплата возникает из производства. Нефтяные скважины, газ… Если умирают историки, лингвисты, то производство не уменьшается.
     АНТОН. Совершенно верно. А умрут в первую очередь именно они. Вот мы и видим вымирание учителей, вымирание военных.
     МИНКИН. Значит, должны остаться только те, которые бурят скважины?
     АНТОН. Естественно... У нас социальные выплаты достаточно большие. Если мы их сократим, что у нас произойдет?
     МИНКИН. Если перемрут историки и пенсионеры...
     АНТОН. Мы на них не будем деньги тратить. Это плохо, но сейчас у общества не хватает денег на развитие. ...Мне не интересен человек, который занимается наукой ради науки. Мне интересен человек, который занимается наукой, чтобы получить большие деньги. Вот этот человек заслуживает внимания.
     МИНКИН. Вы сказали: “Меня интересует только тот ученый, который приносит мне деньги”.
     АНТОН. Совершенно верно. Вот они и останутся жить.
     МИНКИН.B А тот ученый, который расшифровывает клинопись Урарту, он должен умереть?
     АНТОН. А он прибыль какую-нибудь приносит?
     МИНКИН. …должен умереть?
     АНТОН. Что поделаешь.
     МИНКИН. В жизни есть ценности кроме экономики.
     АННА. Все эти ценности хороши в сытом обществе…
     МИНКИН. Вы говорите примерно следующее: вот сейчас существует Россия, 145 миллионов жителей, 70 — должны умереть, потому что они балласт…
     АНТОН. Да. Они не нужны обществу...
* * *
     Осенью, когда были напечатаны “Молодые людоеды”, все газеты, все теле- и радиоканалы, ужасаясь, говорили о скинхедах.
     Сейчас, по мановению президента, все (включая “оппозицию”), ужасаясь, говорят о беспризорниках.
     О бакалаврах — никто. Но разве скинхеды будут руководить страной? Нет, они либо поумнеют, либо станут пушечным мясом (такое специальное мясо, которое, убивая и умирая, верит, будто убивает и умирает за Родину).
     Руководить будут бакалавры. Но о них нигде ни слова. Газеты, ТВ, депутаты — не поддержали тему. Это очень странно. Про Чикатило говорили все, а про гораздо более опасных — молчание.
     Конечно, бакалавры пока еще только мелют языком. Но их учителя уже сократили население России на несколько миллионов, оставив далеко позади и Чикатило, и Басаева.
     Возможно, и речи бакалавров, и молчание общества имеют одно и то же происхождение. Откройте любую энциклопедию, изданную до Великой Октябрьской революции, и вы прочтете:
     “НРАВСТВЕННОЕ ПОМЕШАТЕЛЬСТВО — психическая болезнь, при которой моральныя представления теряютъ свою силу и перестаютъ быть мотивомъ поведения. При нравственномъ помешательстве человекъ становится безразличнымъ къ добру и злу, не утрачивая, однако, способности теоретическаго, формальнаго между ними различения. Неизлечимо”. (Энциклопедический словарь Ф.Павленкова. С.-Пб. 1905).
     В советских словарях этой болезни нет, исчезла. Вылечились от неизлечимой? Или не хотим признавать себя больными?
Камикадзе стали миллионерами
     Одного понять не могу — почему Вы постеснялись написать, что молодые людоеды учатся у старших. Разве не людоедской была позиция главы правительства камикадзе г-на Гайдара (ранее зам. главного редактора журнала “Коммунист”), когда он сказал: сокращаем оборонный заказ до нуля, сокращаем финансирование армии практически до нуля... Что тогда творилось в закрытых городах и в военных гарнизонах. Денег занять было не у кого. Последние дореформенные годы с пустыми прилавками воспринимались как времена изобилия. ЭТО БЫЛО ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Никто из правительства камикадзе не сделал харакири. Некоторые стали миллиардерами.
     А насчет армии — не дай бог нами заинтересуются ребята посерьезнее чеченских бородачей — драпать будем до Северного полюса.
Юрий ЧЕРНЯЕВ.
Зачем напрягаться?
     Статья Минкина “Молодые людоеды” — ужасная, как и все его последние “опусы” о якобы необходимости цензуры. Г-н Минкин в лучшем стиле дешевой зюгановщины давит на самые больные точки общества, не делая совершенно никакого анализа последних лет. Действительно, зачем напрягаться? Есть виновные: Гайдар, прочие “реформаторы”. А что помимо приватизаторов в российской политической жизни не последнюю роль играли такие “государственники-патриоты” и “крепкие хозяйственники”, как Лобов, Скоков, Сосковец, Коржаков и Стрелецкий, г-на Минкина не интересует. Также его не интересует, что вышеперечисленные персонажи родились не десять лет назад и отцами их были не приватизаторы. Они, г-н Минкин, родились как раз во времена Окуджавы и “социалистического рая”, где нравственности, судя по вашим опусам, было выше крыши. Только куда это все испарилось? Причем моментально?
Den

     (Умница Den! В том-то и дело, что Сосковец, Коржаков, Стрелецкий — ровесники приватизаторов. И все они — профессиональные вруны — сформировались в гнилую брежневскую 20-летку непрерывной лжи. Подумайте, почему на месте Окуджавы зияющая дыра, а по нашей земле безнаказанно маршируют фашисты. — А.М.)
Проще убрать компаньона?
     Юные дарования утверждают, что при сокращении числа стариков экономика и бизнес заработают эффективней. Может быть. Но чем в своей жизни пользуются молодые? Комфортной средой обитания, коммуникациями, кино, ресторанами и прочими достижениями цивилизации. Но ведь это капитал, накопленный предыдущими поколениями, в том числе и ныне здравствующими (и не очень здравствующими) стариками. А теперь хочу спросить будущих экономистов, должен ли давать капитал дивиденды? Похоже, что учат бакалавров представители российского бандитского бизнеса, в котором проще убрать компаньона, чем с ним рассчитываться. Честный же бизнес считает отдачу долгов святым обязательством. Пусть бакалавры попробуют основать свой бизнес в тайге, пустыне, тундре. Боюсь, большая часть жизни у них уйдет на обустройство жизни, а когда придет время заняться бизнесом, они состарятся и станут помехой своим потомкам.
     Как быть с людьми с бесполезными для бизнеса специальностями: историками, лингвистами, фундаментальными математиками и пр.? Сколь бессмысленно пренебрежение этими науками, видно на одном историческом примере. В 1832-м студент Э.Галуа в ночь накануне дуэли, уверенный, что погибнет, написал 26 страниц по теории алгебраических полей. Работа была чисто теоретической. Игра ума, почти забава! И только через сто пятьдесят лет теория Галуа нашла применение в современных сетях связи, в том числе и в Интернете, которыми не в последнюю очередь пользуется и современный бизнес. Приведенный пример — не единственный. Так нужны ли ученые-фундаменталисты? Нужны ли историки, доносящие до нас опыт прошлого, в том числе как и в приведенном примере? Нужны ли лингвисты, которые в будущем помогут нам освободиться от проклятия строителей вавилонской башни? Кстати, их знания уже применяются при составлении компьютерных языков. Пренебрежение многими науками уже не раз оборачивалось существенными потерями для человечества. Не зря предприниматели многих стран создают многочисленные фонды для поддержания “ненужных” наук. Наверное, это обременительно для нашей экономики, но кто же виноват, что наши предприниматели такие жлобы (а может, их так учат?)...
Н.А.ГУЛЕГО, пенсионер,
     слесарь автопредприятия,
     г. Химки.
Не сможем лечить
     Мне 30 лет, я занимаюсь иммунологией. Это наука, как нам всем выжить. Но это область фундаментальной науки, и поэтому имеет мизерное финансирование из бюджета. Так давайте же прекратим финансирование! Уничтожим образование, медицину, а заодно и все остальные науки (в том числе и экономику). Вот когда эти “молодые людоеды” столкнутся с тем, что они не могут вылечить в нашей стране своих детей (потому что у нас нет медицинских методик), вот тогда и посмотрим, что они запоют.
Наталья.
Достоевский и Пушкин были людоедами!
     Мне было бы интересно посмотреть, каким был бы этот материал, если бы Александр Минкин не имел возможности постфактум добавить в материал цитаты из Достоевского и Пушкина, а пытался бы вспомнить их с ходу. Вероятно, это было бы жалкое зрелище...
     Цинизму юноши можно ужасаться. Но что лучше — бороться за выживание или сидеть на кухне, обставившись бутылками, и думать о “духовном”? Лично меня от слова “духовность” тошнит. И вовсе не потому, что я циник и никакой духовной жизни не признаю. Я скорее лирик и даже стихи пишу иногда. Но вы поймите, ни Достоевский, ни Пушкин не были “лишними людьми”, они сами были молодыми людоедами, которые любили жизнь и ненавидели слабаков. И они вместо того, чтобы жалеть слабых, пахали, как проклятые, для того, чтобы — заработать денег, выпить вкусного вина, поиграть в рулетку, пообщаться с красивыми женщинами! И я уверен, что новое “Преступление и наказание” и нового “Евгения Онегина” напишет не Минкин, а “людоед” Антон. Возможно, это будет не роман в стихах, а художественный фильм. Или компьютерная игра. Но суть понятна. В общем, что-то я увлекся. Работать надо. На хлебушек с маслом зарабатывать.
Александр МОЛЧАНОВ.

     (В замечательной стране, где живет “скорее лирик” Молчанов, на поле чудес тоже есть памятник Пушкину. Но стихи на пьедестале малость отличаются от тех, что мы когда-то учили.
     И долго буду тем любезен я народу,
     Что чувства жлобские во всех я развивал,
     Что в наш прекрасный век я прославлял доходы,
     А падших — просто убивал.
     <варианты: “с маслом поедал”, “с хрустом пожирал”>. — А.М.)
Стыд — тоталитарная категория
     Во все века существовали понятия о том, что можно и чего нельзя. Во все века люди по слабости, из корысти, для удобства и пр. преступали ту, говоря словами Фолкнера, длинную, чистую, четкую, неоспоримую и сверкающую черту, по одну сторону которой черное — это черное, а белое — это белое. Но люди всегда знали, что полоса эта существует, что они ее преступают и что лучше бы этого не делать. Именно в силу этого чувства стыда они при всех преступлениях и безобразиях оставались людьми. Одни назовут это совестью, другие — инстинктом самосохранения вида, третьи — страхом Божьим...
     Дурные помыслы и инстинкты, недостойные поступки и все подобное старались скрывать. Лучше от этого, может, и не становились, но было главное: различение между человеческим и, условно говоря, животным. Это различение стирается. И в этом катастрофическое отличие нашей эпохи от решительно всех предшествующих.
     Я убежден, что здесь начало неслыханной всемирно-исторической катастрофы, куда страшнее налета “Боинга” на Всемирный торговый центр...
     Все религиозные, нравственные, идеологические учения исходили из того, каким ДОЛЖЕН быть человек. Представления об этом могли быть разные, но сам импульс требовал от человека трудиться над собой, в чем-то преодолевать себя. Сейчас пестуется другой импульс — потребительский. Душа не обязана трудиться, лучше воспроизводить себя такого, как есть, а совершенствовать лишь условия и удобства своего существования. Существует проституция — надо ее легализовать (и удобно, и государству доход). Ничего стыдного нет, запретного тоже. Стыд и запрет — тоталитарные категории, а у нас свобода.
     Не стыдно показывать по ТВ человека в ванной и туалете. Не стыдно иметь и навязывать людям дурные вкусы и помыслы. “Нетривиальные” сексуальные пристрастия — почти святое. В телеигре “Слабое звено”, да и не только там, учат, как отстреливать конкурентов (и при этом уверяют участников взаимоуничтожения, что они — команда).
     Понятия чести и достоинства остались только в формулировке судебного иска, в остальной жизни их даже упоминать уже стесняются. Нравственные понятия “можно” и “нельзя” заменены физическими “возможно” и “невозможно”. Что возможно, то и можно. Это животный принцип, и это антропологическое преступление. Но главная жуть в том, что мы к этому всему почти уже привыкли!
Валентин НЕПОМНЯЩИЙ,
     доктор филологии,
     лауреат Госпремии РФ.
Ученая протоплазма
     Статья про ГУ-ВШЭ “задела меня за живое”, ведь я сам там учусь. Мне совсем не понравилось, что вы делаете из нас каких-то “гестаповцев”.
     Первое мое возражение: не судите по одному человеку о всех. (Сужу не по одному. Бакалавров сперва было двое, потом — еще семеро. — А.М.)
     Второе: мне показалось, что вы и Антон не совсем поняли друг друга. Например, когда он говорил о том, что профессии будут вымирать, он не имел в виду то, что должны в прямом смысле умереть (если, конечно, не совсем дурак) носители профессий. Речь идет о смене профессий. (Нет. Перечитайте фрагменты беседы с Антоном. — А.М.)
     Если человек достаточно умен и подвижен, то он найдет себе применение, сможет изменить форму деятельности. (А если недостаточно умен? Куда его? — А.М.)
     На мой взгляд, наука, живущая ради науки, нежизнеспособна. Для любой деятельности нужна причина. И, согласитесь, тут от “молодых гестаповских экономистов” ничего не зависит. Да, конечно, фундаментальную науку нужно поддерживать, но сначала нужно обеспечить себе пропитание. Ведь в любой системе есть цели (пусть они и не настолько красивы), невыполнение которых означает смерть системы. Проще говоря, если не есть долгое время, то просто умрешь, тут уж не до философии. И последнее, слишком уж заметно то, как вы подгоняете слова, как их интерпретируете так, чтобы показать то, что вам хочется. Скажите, вы что-нибудь знаете об экономической социологии и институциональной экономике?
     Скромнее надо быть.
Владимир,
     студент ГУ-ВШЭ.

     (Скромнее Владимира быть невозможно. Он отвергает “науку ради науки”, потому что “должна же быть причина”. То есть — выгода. Материалист. Ленин считал, что жизнь — это форма существования белковых тел. Белковое тело не знает таких причин, как любопытство, вдохновение... В этом смысле все белковые тела — скромняги. Только жрут и размножаются, не захламляя планету открытиями и шедеврами. — А.М.)
Больные дети
     Не принято ставить диагноз, не осмотрев пациента. Однако нередко мы ставим диагноз даже тем, кто в реальности не существовал: Смердякову, Раскольникову, Обломову...
     Судя по опубликованной беседе, у Антона наблюдается эмоциональное обкрадывание . И обокрали его, скорее всего, в раннем детстве.
     В первые годы жизни такие дети не получают от родителей душевной подпитки, необходимой для полноценного развития. Родители озабочены зарабатыванием денег, “чтобы у ребенка было все”. В результате у него есть все, кроме родителей. Мать целый день на работе. Спросите ее — она скажет, что беспокоится о ребенке, звонит по телефону узнать, хорошо ли поел.
     Но она не чувствует, что надо вылизывать его, как кошка котенка: со всех сторон, и каждый день, и не один раз. Не чувствует и не умеет этого делать.
     В результате дети не получают эмоционального комфорта. Совершенно точно: где родители заняты только добыванием денег — там больные дети.
     Мозг таких детей и потом, когда они становятся взрослыми, работает по принципу примитивного рефлекторного обеспечения. А это — кратковременные мозговые связи: увидел-схватил-съел — вот связь и кончилась.
     Все это очень характерно для большинства нынешних подростков. Они не достигают эмоциональной зрелости. Останавливаются в своем развитии (застревают) на стадии рефлекторного обеспечения. Они существуют вне времени.
     Их принцип — достижение желаемого любым способом.
     Отсюда их полная зависимость от обстоятельств. Меняются обстоятельства — меняется мнение. Они очень адаптивны. Чрезвычайно легко приспосабливаются к чему угодно. В том числе и к сложным разговорам. Легко подстраиваются под любой тон. Каждому могут говорить то, чего он желает услышать.
     Отсюда же их страшная зависимость от своих желаний. Появилось желание — оно должно быть удовлетворено.
     Результатов они достигают быстро. Мы 20 раз подумаем, а они действуют сразу.
     У них, если можно так выразиться, нет “со”. Знание есть, а сознания нет. Переживание есть, а сопереживания нет. Бытие есть, а событий нет. Весть (информация) есть, а совести (эмоции) нет.
     Они живут здесь и сейчас, не чувствуя ни своих, ни чужих эмоций. И эта бедность, обкраденность заменяется у них богатством денег и вещей.
     Они не прогнозируют эффекта переживаний. Опыт эмоционального переживания мы переносим на другого человека. Судим по себе. Зная свои переживания, мы понимаем, что в подобной ситуации переживает другой человек. И его поведение становится для нас прогнозируемым. А эти — непредсказуемы. А мы им — непонятны, они нам не верят; им кажется, что мы притворяемся.
     Страшно, что их жестокость (уже не детская) очень заразна. Как заразны все рефлексы: зевота, кашель...
     У них высокая адаптация к чрезвычайно агрессивной среде. Это их способ выжить в нынешних условиях.
     Из публикации “Молодые людоеды” видно, что они уже не таят про себя, а открыто высказывают свою программу. Суть ее — сокращение популяции. “Не такой” — не имеет права жить.
     Тому, что случилось с поколением, есть множество причин. Агрессивная городская жизнь, информационная агрессия — Интернет, телевидение вообще и ТВ-реклама в частности...
     Литература требует медленного постижения, прочувствования, а в результате — в душе остается след, остается эмоциональный опыт. Но многие перестали читать. Некогда.
     Информации так много, что ее можно “усвоить” только в закодированном виде: клип, реклама, мультик.
     Стремительный темп клипов, крики, вспышки — это, конечно, не жизнь. Вместо пейзажа человеку показывают одни дорожные знаки.
     Так происходит во всем мире. Но у нас все это еще быстрее и хуже. На Западе оно росло постепенно, а на нас — обрушилось. И смяло.
Зав. кафедрой клинических основ
     специальной педагогики и специальной
     психологии МГПУ, профессор Б.А.АРХИПОВ.
Власть — вне морали
     Власть и политика в целом у нас находятся вообще вне моральных координат. Так называемый прагматизм в российском исполнении — цинизм — яд для общества. Отравленное общество не чувствует даже собственной боли. Это тупик.
     В 2001 году впервые, наверное, за полвека в армию призвали ребят, которые не умеют читать и писать. Вот один из результатов десятилетия реформ. Другой результат — такие “образованные” люди, как Антон.
     Снобы из “вышки” умеют читать и писать, но, видимо, только то, что “приносит дивиденды”. Они думают, что знают, как выжить в новых условиях. Но те, в армии, тоже знают и еще подучатся. И когда вернутся, могут объявить лишними разных там “бакалавров”, как сегодня бакалавры объявляют лишними специалистов по истории Урарту.
Григорий ЯВЛИНСКИЙ.
Людоедские наклонности передаются по наследству
     Вы вскрыли главный нерв в порочной системе нынешнего высшего образования экономистов.
     Российская традиция высшего образования всегда соединяла профессионализм и нравственность. Но с началом экономических реформ высшая школа ушла от этой традиции.
     Торжествует принцип: цель (создание рыночной экономики) оправдывает средства. К сожалению, реформаторы так и не поняли главного — власть (любая) не обладает и никогда не будет обладать секретом построения справедливого общества иначе, чем на началах духовных и нравственных.
     На пренебрежение власти к внутреннему миру человека общество отвечает апатией, цинизмом, социальной агрессивностью, ростом преступности и смертности. В России ежегодно вымирает около миллиона человек. Если так пойдет, к середине века нас будет на 45—50 миллионов меньше. Для кого реформы?
     Совершенно очевидна взаимосвязь безнравственного характера экономических реформ с поразившей Россию эпидемией смертности. Антон (собеседник А.Минкина), по-видимому, не догадывается, что эта эпидемия коснулась всех — и бедных, и богатых. Умирают и те, кто получил и богатство, и доступ к власти. Молодое поколение вымирает с не меньшей скоростью, чем вся Россия. Психологический стресс, вызываемый непредсказуемым характером реформ, криминализацией экономики и власти, убивает и “новых русских”. Главная причина общей беды — материальное и мертвое поставлено выше духовного и живого.
     Лучшим ответом “реформаторам” являются слова экономиста и мыслителя Фридриха Листа: “Мир богатства не существует! Только представление о духовном или живом может быть соединено с понятием о мире... Устраните духовное начало, и все, что называется богатством, превратится лишь в мертвую материю. Что сталось с сокровищами Тира и Карфагена, с богатством венецианских дворцов, когда дух отлетел от этих каменных масс?”
     Медики, получая диплом, дают клятву Гиппократа. “Не навреди!” — основополагающий нравственный принцип врача. Молодым экономистам следовало бы приносить ту же присягу. Ведь вред, который практикующий экономист может причинить обществу (миллионам людей!) — несоизмерим с возможными ошибками молодого врача.
     Сегодня признана ошибочность ориентации экономики на макроэкономическую сбалансированность, которая у нас признается “венцом экономической мысли”. Ведущий специалист в области макроэкономики американский профессор Д.Стиглиц доказывает, что такая установка противоречит фундаментальному смыслу стабильности — стабилизации производства и занятости.
     За критику нынешнего курса российских экономических реформ профессору Стиглицу устроили в стенах ВШЭ идеологический разгром в духе классических пленумов ЦК КПСС: “Монетаристская доктрина всесильна потому, что она верна”. (И студенты, и научное руководство ВШЭ часто говорят языком классиков марксизма.)
     Мировая научная общественность иного мнения. В 2001-м Стиглиц получил Нобелевскую премию по экономике!
     Трудно представить, что авиационное КБ возглавил бы конструктор, на счету которого сплошные аварии. А в Государственном университете ВШЭ это именно так. Этот элитный вуз находится под патронажем бывших правительственных чиновников самого высокого ранга: бывший премьер-министр, бывший министр экономики и еще много важных бывших. Они — главные конструкторы провалившихся шоковых реформ в России. Они несут ответственность за дефолт 1998 года. И ни один из них не признал своих ошибок за грубые просчеты в реформировании экономики. Теперь они обучают студентов — будущих экономических конструкторов. Велика вероятность, что кризисы и дефолты у нас будут множиться.
Академик-секретарь Отделения
     экономики РАН, академик Д.С.ЛЬВОВ.
Теория научного идиотизма
     В статье “Молодые людоеды” увидел “стриптиз” молодых людей, зараженных страшной болезнью “экономического идиотизма”, которой, кстати, поражена большая часть нынешних спасителей России.
     Теория Маркса о социальных революциях как двигателе общественного переустройства и теория капитала, который решает все проблемы экономики, — все это тоже относится к теориям научного идиотизма. Только в больных мозгах революционеров, перевравших тезис Дарвина о борьбе за существование, могли родиться идеи уничтожения людей ради создания общества всеобщей справедливости.
     Теперь о свободном рынке. Только наши доморощенные полуграмотные экономисты продолжают твердить о свободном рынке. На Западе рынок уже давно зарегулирован. А нам вчерашние члены политбюро навязали экономический произвол авторитарной власти.
     Кто громче всех в 1991-м году провозглашал наступление демократии в России, соорудили затем махровое авторитарное государство.
     В авторитарном государстве закон безмолвствует, в нем правят власть и деньги. То безобразие, которое мы имеем в стране, — это всего лишь реализация Конституции России.
     Всякое авторитарное государство находится в стагнации либо деградирует. Надежды на то, что лихой свободный рынок когда-нибудь приведет к возрождению страны, — наивный самообман. Россия обречена на деградацию и прогрессирующее отставание от развитых демократических государств, если не будет проведена политическая реформа системы управления.
Александр ВИКОРУК.
Привет от красных
     Тов. Минкин! Будучи непримиримыми оппонентами режима “Е.Б.Н. и Ко”, все эти чудовищные 90-е годы почитывали “МК” как “вражье слово” (право же, неинтересно читать наивную левую прессу!), но вот, вступив в XXI век, “МК” становится гораздо объективнее (если не брать в расчет отморозка Ниточкина), и в основном — благодаря вашим, сударь, статьям на морально-этические темы. Можно резко расходиться в политике, но в нравах все определеннее.
     С уважением от Красных.
С.ПЕТРОВ.
Не жалели своей жизни
     Этот Антоша с Аннушкой равнодушные люди, а равнодушных людей нужно бояться больше бандитов в сто крат, бандит не тронет бедного человека, а эти наоборот.
     Знают ли они, что во время Великой Отечественной войны эти пенсионеры и бедные не жалели своей жизни, чтобы потом они родились? А сколько осталось вдов и сирот? А сколько погибло на полях жестоких боев! А сколько погибло совсем юных, не повидавших жизни? А сколько погибло в концлагерях? Видно, эти богатые все позабыли. Собака и та с жира бесится, а они тем более.
     С уважением к вам
Мария Ивановна ВИНОГРАДОВА.

    
     Вы прочли часть откликов, пришедших на “Молодых людоедов”. На самом деле откликов гораздо больше. Вся культура, вся история — ослепительный и неоспоримый ответ любой шпане, какие бы дипломы ни украшали их конторы.
     Выдающийся физик, мыслитель, академик Раушенбах, чьи открытия позволили увидеть обратную сторону Луны, понять законы древнерусской живописи, умер весною прошлого года. Незадолго до смерти он подготовил к печати книгу “Праздные мысли”. Вот некоторые из них.
     “Нас призывают к рынку. Рынок не идея, а способ взаимодействия людей... То, о чем слышим сейчас, в том числе от государственных деятелей, мелкая суета.
     Без конца сейчас слышу вопрос: как надо жить? Да так, чтобы, умирая, не было стыдно... Главное, что меня смущает, это отсутствие высоких целей. Без идеи жить нельзя.
     Я знаю десятки случаев, когда финансирование фундаментальных исследований прекратилось и работы остановились. Причем люди, принимавшие решения, спрашивали: “Какое практическое значение имеют ваши работы?” Это, кажется, самый глупый вопрос, который можно задать ученому. Да пока — никакого! Вот честный ответ.
     Но ученые продолжают работать над решением сложных проблем, поэты пишут стихи, художники — картины. Сознавая при этом, что их работа не только не приведет к материальному успеху, но зачастую не даст даже морального удовлетворения. И так было всегда. Если бы человечество когда-либо отложило занятия искусством или наукой до прихода более благоприятных времен, оно бы их не дождалось”.
 
    Рядом с этими простыми истинами речи бакалавров — не более чем агрессивный писк.
     ...Напоследок должен принести извинения. Комментируя одно из высказываний Антона, я написал: “Вылитый революционный орел Горького: лучше раз напиться живой крови, чем сто лет питаться падалью”.
     Было отчетливое ощущение неточности; я же помню, что нету у Горького никакого орла. Сокол, буревестник, уж, Данко... а, ладно, потом...
     Когда газета уже вышла, я ахнул: это же не Горький, а Пушкин! Это в “Капитанской дочке” Пугачев рассказывает калмыцкую сказку...
     Потом, естественно, пришли письма с насмешками: мол, Антона упрекаете за то, что не читал классику, а сами!.. позор!..
     Каюсь. Но вот два оправдания.
     Одно дело — не знать, другое — перепутать. Затмение с каждым может случиться.
     По сути ошибки нет. Хищную сказку излагает Пугачев. Тот самый, который считал, что путь к всеобщему счастью лежит через физическое уничтожение лишних людей: дворян (включая грудных детей), священников (вместе с семьями)... Если бы победил Пугачев — не было бы ни Пушкина, ни...
     Когда победил Лысенко, СССР лишился кибернетики и генетики. Лысенко давно нет, а разрыв не ликвидирован, отставание растет.
     Если победит Антон, свет погаснет надолго. Он его продаст.
    
     P.S. Полные тексты откликов и неопубликованные отклики можно прочесть в нашей гостевой книге.
    


Партнеры