Клад шаромыжников

Награбленное золото Наполеон затопил в Подмосковье

11 марта 2002 в 00:00, просмотров: 405
  История кладов стара как мир. За времена кровопролитных войн, переворотов и прочих катаклизмов безмолвная земля Подмосковья накопила немало бесценных реликвий прошлого. Только вот найти эту “золотую жилу” не так просто, как кажется. Одной из таких загадок века по-прежнему остается клад Наполеона.
    

     — Я уже двадцать лет ищу этот клад, — признается историк Петр П. (свою фамилию он держит в тайне). — Хочу опередить французов, которые и сами бы не прочь опередить наших кладоискателей.
     За последние 190 лет вопрос о том, где именно бегущая из Москвы наполеоновская армия закапывала, топила и теряла награбленные драгоценности, так и остался неразрешенным. Интерес к сокровищам императора то разгорался, то стихал, чтобы вспыхнуть вновь. Найти клад хотелось всем. Пока историки и краеведы копались в архивах, перерывая горы старинных документов, печально известные “черные следопыты” рыли землю. Тем не менее разбогатеть на трофеях XIX века ни тем, ни другим еще не удалось.
     Как гласит история, под знаменами Бонапарта в Россию вторглись 608 тысяч человек, до Москвы дошли 100 тысяч, вернулись во Францию всего 9 тысяч. Самые тяжелые в прямом смысле времена пришлись для захватчиков на октябрь 1812 года. Бежавшие из столицы мародеры были сильно стеснены награбленным. Раскисшие дороги и резкие заморозки сильно измотали некогда великую армию. Со словами “довольно отваги, время думать о спасении” Наполеон отдал приказ избавляться по дороге на Малоярославец от больных, раненых, артиллерии и, самое главное, трофеев (столь подлинную историю продвижения Наполеона по российским городам и весям живописали сотрудники Верейского краеведческого музея).
     Одно из первых массовых захоронений было сделано недалеко от дачного поселка Переделкино. Современная разросшаяся Москва уже примыкает к обители писателей с южной стороны. Но в северной части там еще можно найти не только дачную природу, но и просто лесную глушь, куда, несмотря на столичную близость, очень мало кто вообще заходит. Естественно, в 1812 году местность выглядела немного иначе. Именно там дождливой осенью наполеоновская армия похоронила около двух тысяч своих солдат, оставив над братскими могилами шесть курганов.
     В последней научной экспедиции на французское кладбище группой исследователей был обнаружен огромный участок мертвого леса: 100 метров в длину и 70 метров в ширину. У подножия одного из курганов был замечен старый раскоп, заделанный, по всей вероятности, “черными следопытами”, любителями оружия, наград и монет из братских могил. Продолжив раскопку, ученые нашли тело наполеоновского гренадера, завернутое в грубую ткань. Погибший завоеватель был совершенно не тронут тлением! Только кожа была темной, а на руках, зажавших крохотный томик Библии в богатом серебряном переплете с инкрустацией, выросли длиннющие ногти. Обнаруженные еще несколько тел также оказались нетленными. Не исключено, что причина этого заключается в специфическом строении почвы. Хотя, если учесть мистическую натуру Наполеона, версий может быть много.
* * *
     По замыслу великого полководца, транспортировка трофеев должна была осуществляться по сложной схеме: с выверенными тактическими целями, разносом по датам и времени начала движения, различными силами и разными маршрутами. Французами было сформировано два “золотых обоза” по двадцать пять телег в каждом. Все награбленные драгоценности заведомо переплавлялись в слитки и компактно упаковывались. Плавильные печи по распоряжению императора были оборудованы в Успенском соборе Кремля. Впоследствии на одной из колонн этого собора была обнаружена надпись, из которой следовало, что только здесь взвешено и расплавлено 325 пудов серебра и 18 пудов церковного золота. Если предположить, что каждый солдат стотысячной армии нес в своем ранце хотя бы полкило золота, то таким порядком из Москвы, не считая клади фур и других армейских повозок, могло перемещаться не менее пятидесяти тонн “добычи”.
     По плану Наполеона, один обоз должен был двигаться в Малоярославец напрямую. Второй — в объезд, через Можайск, Верею и Боровск. Волею судеб оба обоза встретились в Верее. На то время некогда великая армия не просто отступала, а скорее спасалась. Необходимо было решать, что делать с награбленным. К тому же в частых сражениях с казаками немало драгоценностей после боя пропадало бесследно. Именно в этот промежуток времени, выпавший на конец октября, основная часть награбленного золота и антиквариата бесследно исчезла на пути от Вереи к Малоярославцу. По одной из версий, при неудачной переправе через полноводную Протву несколько “золотых” телег попросту ушли на дно реки. Естественно, спасать награбленное добро времени не было. Таким образом, с трофеями французы могли поступать и в дальнейшем. Рыть тайники в земле было некогда, да и опасно. Идущая по пятам русская армия по свежим следам сразу же обнаружила бы схроны. Поэтому черные воды реки стали самым удобным вариантом захоронений. В ледяную воду никто не полезет, да и в голову такая мысль вряд ли кому придет. А золото, как известно, не ржавеет.
     — В долине Протвы я нашел серебряную пуговицу с монограммой “N”, — уверяет меня Петр П. — Хотелось бы верить, что она принадлежала самому Бонапарту.
* * *
     По приказу императора Александра I с окончанием Отечественной войны были сформированы специальные поисковые отряды, за которыми зорко следило армейское командование. Тем не менее в результате поисковых работ к 1819 году удалось разыскать и привезти в Москву только брошенную французом артиллерию. Всего 875 орудий, которые и по сей день выставлены на каменных подложках у стен Арсенала Московского Кремля.
     Понятно, что в первой четверти XIX века, при отсутствии металлоискателей и протонных магнитометров, поиск трофеев велся либо по свидетельствам местных жителей, либо вообще был делом случая. Тем более брошенные орудия наполеоновская армия особо не прятала. В большинстве случаев пушки просто приводились в негодность специальными распилами и оставлялись по краям дорог или в оврагах. Что касается бесследно пропавшего золота, все гораздо сложнее.
     Одними из первых искателей драгоценностей были помещики окрестных деревень, стоявших в долине реки Протвы. В конце XIX века, в погоне за сокровищами, землевладельцы заставляли нырять своих крестьян в “золотую” реку и ее многочисленные притоки. Не найдя ничего существенного, про затопленные трофеи Наполеона со временем забыли.
     Хотя фанатичные золотоискатели водятся в Подмосковье и по сей день. Моют тайком песок в речушках и находят вполне солидные самородки граммов по двадцать. Работу свою они, естественно, не афишируют. Маскируются золотодобытчики, как правило, под туристов, и металлоискателями стоимостью по несколько тысяч долларов не размахивают.
     — Я знаю нескольких таких фанатов, которые не пожалели отстегнуть за специальное поисковое оборудование около 60 тысяч рублей. Наверное, рассчитывают, что все это рано или поздно окупится, — продолжает Петр П.
     Не так давно интерес к золотым приискам Подмосковья проснулся даже у правительства Московской области. Проведенные в “золотожилистых” районах губернии специальные исследования воды и почвы показали, что в одной тонне грязи, промытой промышленным способом, было обнаружено 17 граммов золота. Не исключено, что это именно те вывезенные из Москвы сокровища, затопленные Наполеоном осенью 1812 года, возвращаются в столицу через 190 лет.
     Надо сказать, сейчас проблема взаимоотношения кладоискателя с законом не такая острая, как прежде. Во-первых, никаких федеральных законодательных ограничений на использование металлоискателей для поиска сокровищ на территории России не существует. Интересно другое. Во все времена возникала одна и та же проблема: раздел клада. В Древнем Риме до хрипоты спорили: принадлежит клад тому, кто его нашел, или тому, на чьей земле была сделана находка. В средневековье судьбу клада и самого кладоискателя решало то, как было найдено сокровище — самостоятельно или же с помощью злых духов. В царской России по этому поводу уже не спорили: если клад найден на твоей земле — он твой, а если на государственной — будь добр отдать его в казну. В Советском Союзе 25% от оценочной комиссии клада получал тот, кто его нашел, а все остальное шло в доход Страны Советов.
     По новому закону главное — уяснить: найденный слиток золота — клад или находка. Отличие простое: клад — это сразу и много. А находка — это всего лишь одна вещь, чаще всего в верхнем слое почвы, хотя нередко бывает ценнее клада. В зависимости от того, что вы выкопали, клад или находку, закон с вами поступает по-разному.
Гражданский кодекс РФ
     Статья 227. Находка
     1. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу.
     2. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления.
     Статья 228. Приобретение права собственности на находку
     1. Если в течение шести месяцев с момента заявления о находке в милицию или в орган местного самоуправления лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или само не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу либо в милицию или в орган местного самоуправления, нашедший вещь приобретает право собственности на нее.
  
   Другими словами, вам посчастливилось найти, к примеру, шлем Дмитрия Донского, потерянный им на Куликовом поле. Заявили об этом в милицию. Прошло шесть месяцев, и если Дмитрий Донской за шлемом не явится — он ваш. По закону так выходит. В Гражданском кодексе не сказано, когда вещь потеряна: вчера или пятьсот лет назад. Иное дело клад — тут в Гражданском кодексе более подробные формулировки.
     Статья 233. Клад
     1. Клад, то есть зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное. При обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиск ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, клад подлежит передаче собственнику земельного участка или иного имущества, где был обнаружен клад.
     2. В случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада. Вознаграждение распределяется между этими лицами в равных долях, если соглашение между ними не установлено иное. При обнаружении такого клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачивается и полностью поступает собственнику.
     3. Правила настоящей статьи не применяются к лицам, в круг трудовых или служебных обязанностей которых входит проведение раскопок и поиска, направленных на обнаружение клада.
 
    Главное, в общем, не ссориться с собственником земли, на которой вы ищете клад, а лучше с ним вообще не встречаться. Но это еще не все. В процессе поисков вы нарушаете неприкосновенность почвы, в которой лежат находки, а это далеко не везде разрешено.
     То, что категорически запрещено рыться на территории памятников истории и культуры, Петр П. знает твердо.
     — Зато в других местах можно копать сколько влезет. Все равно что-нибудь да попадется. Ну а если клад найду, пенсия, можно сказать, обеспечена, — оптимистично рассуждает современный искатель сокровищ Петр.
    


Партнеры