Комедия дель арте, ёксиль -моксиль

Легко ли петь с молодым?

12 марта 2002 в 00:00, просмотров: 1255

ТИНЕЙДЖЕРЫ БРОСИЛИ ЖВАЧКУ

     “Король-олень”. Российский молодежный театр. Карло Гоцци. Режиссер Николай Рощин.
     Жанр — комедия масок.

     Уже на первых премьерных спектаклях наблюдается невероятное — подростки, склонные к экстремальному поведению в театре, сидят как притихшие мыши. С балкона не летят пластиковые бутылки из-под пепси-колы, девчонки остаются без внимания. Неуправляемую тинейджерскую массу явно проняла трактовка известной итальянской сказки с адаптацией к современному сознанию — популистская и эстетская в равной мере.
     К популизму можно отнести общедоступную лексику, разбавившую Гоцци, — как-то: ексель-моксель, зараза, скотина и прочие общеупотребимые образцы слэнга. Получив кредит доверия путем несложных лексических нововведений, режиссер Рощин, известный своими любопытными экспериментами на театре, добавил немного детектива, мистики, романтики, комедии и — получил вполне добротный продукт: леденящую кровь историю об испепеляющей любви, пожирающей зависти, кровавом преступлении и жестокой мести. Такой коктейль, естественно, трудным контингентом заглатывается разом. При этом история положительного короля Дерамо, превращенного завистником в животное с ветвистыми рогами, изложена достаточно внятно, чтобы следить за ней без прохладительных напитков, жвачки и анекдотов. К тому же музыка (Иван Волков) и костюмы (Ольга Шагалина) несут нагрузку далеко не детского спектакля и способны привить подростковой публике хороший вкус.
     Самое важное — игра актеров, которые небезуспешно пытаются работать в эстетике комедии дель арте — особое сочетание звука, жеста, мимики. Там, где это у русских артистов получается, мизансцены выглядят замечательно — начиная с одной из первых сцен конкурса невест для короля (Иван Волков) и продолжая раздвоением личности Тарталии (Михаил Полицеймако). Удачей освоить итальянскую манеру игры отмечены работы вышеупомянутых актеров, а также Олеси Яковлевой (Клариче), Натальи Волошиной (Анджела), Сергея Печенкина (Леандро), Александра Комиссарова (Бригелло), Ивана Моховикова (Попугай). Правда, тюзовская школа временами корректировала итальянскую, и это портило зрелище. Но такие тонкости не омрачили тинейджерам столь захватывающее зрелище.
     Надо заметить, что в этом сезоне Молодежный театр явно выбивается в лидеры и выбором материала, и его трактовкой — уже замечены новые спектакли “Герой” и “Шинель”.

КАБАЛЬЕ И БАСКОВ СДЕЛАЛИ ЭТО ВМЕСТЕ

     Гала-концерт Монтсеррат Кабалье и Николая Баскова. Кремлевский Дворец.
     Жанр — богатое шоу для передовиков производства в колхозе-миллионере.

     Концерт предваряла мощная реклама, неофициальные слухи о солидных гонорарах — в общем, все для создания ажиотажа публики, которая должна была заплатить немалые деньги за билеты (от 600 до 3000 рублей) и заполнить зал. А также злопыхательские намеки на то, что певцы будут петь под “фанеру”. Практически все было правдой, кроме последнего: фонограмм не было, артисты пели “живьем” — так слабо фонограммы не записывают.
     Басков выбрал сложную программу серьезного тенорового репертуара. Она оказалась “не по зубам” его публике, тщетно ожидавшей “Памяти Карузо” и “Фантом оперы”. За что последовала “месть”: первые два номера не вызвали ожидаемых оваций, и певец уходил со сцены, говоря на эстрадном жаргоне, “под стук собственных копыт”. Перед очередным сольным номером Басков проникновенно объявил в микрофон: “Я так волнуюсь... Спасибо вам за поддержку...” Легко представить, как прослезившаяся публика хлопала в ладоши после Верди и Пуччини, не говоря уже о “Вдоль по улице метелица метет”.
     Комментировать пение Кабалье неуместно. И выносить банальные приговоры в духе “нужно уметь вовремя уйти” предоставим более смелым критикам. У Николая Баскова от природы нехилый оперный голос. Но румяный тенор с претензией на академию с головой ушел в шоу-бизнес. За что и расплачиваеся: с каждым концертом все яснее проступают недостатки вокальной школы, фальшивая интонация и манерность. Надолго ли хватит его голоса при столь нещадной и неграмотной эксплуатации? И если бы не поднимающее настроение яркое и высокопрофессиональное звучание оркестра и хора Большого театра под управлением Павла Сорокина, концерт превратился бы в горестные проводы великого прошлого и несостоявшегося будущего.

ВМЕСТО “КУКЛЫ” ВЫШЛА КЛЮКВА

     “Я — Кукла”. Производство студии “Мастер”. Автор сценария, режиссер и продюсер — Юрий Кара. В ролях: Александр Домогаров, Ольга Сумская, Николай Чиндяйкин, Денис Карасев.
     Жанр — боевик по-русски.

     Но его в России никогда не научатся снимать. Это в Голливуде герой махнет левой — и с полсотни злодеев валяются, махнет правой — и базы террористов как не бывало. А потом употребит в баре водки с мартини — и, приобняв роковую красотку, удалится в сторону заходящего солнца...
     Сюжет таков. Офицер спецназа (Александр Домогаров) приговорен к смертной казни за преступление, которое, конечно, не совершал. Смертную казнь ему заменяют спецзоной, где на бедном офицере отрабатывают различные смертоносные спецприемчики гордые и спецобученные офицеры ГРУ. Вспоминается незабвенный перебежчик Суворов и его “Аквариум”. По правде говоря, надо было бы герою Домогарова всех злодеев завалить и в мирную жизнь вернуться. Но... Россия — щедрая душа. Отсюда появляется в фильме латышская снайперша (Ольга Сумская), отстреливающая врагов только серебряными пулями, а вслед за ней некие злобные боевики, которые вроде как изображают “лиц кавказской национальности”, но руководят ими почему-то офицеры украинской армии, а жителей небольшого поселка от этой шайки-лейки только наш герой защитить и может. Короче, в одном флаконе собирается не два компонента, а столько, что не только зритель в них заплутает, но и режиссер только и думает, где в финале поставить точку.
     Обидно, ей-богу! Хотя бы потому, что такого уровня трюковых сцен в нашем кино давненько не случалось. И грим пластический на высоте. Когда людям в кадре ломают руки и выбивают глаза, аж оторопь берет. И актеры изо всех сил стараются. Особенно Домогаров и Карасев. Только все впустую. Денис Карасев, правда, честно признается: “Мою роль должен был другой артист играть. Меня взяли в последний момент. Сценарий не читал”. На семь бед, один ответ. В том числе и на русскую клюкву...

БЕЗРУКОВ ОЗВУЧИЛ НОВОДВОРСКУЮ

     “Любовь к трем апельсинам”, в исполнении Сергея Безрукова, автор — Леонид Филатов, по мотивам Карло Гоцци.
     Жанр — аудиосказка.

     На днях в музыкальных магазинах появился необычный компакт. На титульной странице значится “Театр Леонида Филатова. Любовь к трем апельсинам. Сказка для взрослых”. Похоже, жанр радиоспектакля возвращается. Теперь, правда, именуется он аудиокнигой, выпускается на компакт-дисках и прочих носителях. Слушается в автомобилях интеллектуалами, которые, погрузившись в бизнес, лишены напрочь свободного времени. Но прекрасного тем не менее жаждут.
     “Прекрасное” в виде “Любви к трем апельсинам” вышло забавным. Мало того что текст Леонида Филатова великолепен, так еще Сергей Безруков, озвучивший всех до единого героев, добавил своих хулиганских интонаций. Ведьма говорит у него голосом Валерии Новодворской: “Я фея, знаменитая Моргана, профессорша интриги и обмана. Но, разжигая с властию вражду, я поперек народа не иду. Я в королевстве главный диссидент. Прошу простить за автокомплимент”. Стоит заметить, что во вкладке к диску сказано: “Любые совпадения с реально существующими голосами случайны”. Безруков долго работал, как известно, в программе “Куклы”. Ушел он из этого проекта, когда в провинции его стали величать не иначе как “голосом Ельцина”. “Лучше уж никакой славы, чем такая”, — подумал Безруков — и уволился. Но желание побузить, не показывая лица, похоже, осталось.
     Шутки у него не только политические, но и сугубо театральные. Принц Торталья посреди “аудиокниги” вдруг начинает вещать а-ля Гамлет Высоцкого: “Еще вчера, во времени ушедшем, я сам себе казался сумасшедшим. А нынче понимаю я, эх ма! что это мир вокруг сошел с ума...” Ну а Режиссер говорит, разумеется, голосом Олега Павловича Табакова, учителя Безрукова. Он смачно растягивает гласные: “Э, нет, постойте! Это преступленье — на грустной ноте кончить представленье. Нам нужен на сегодняшний момент вполне традиционный хеппи-энд”.
     Он в том, что готовятся к выпуску также филатовские “Рассказы чумного города” по Боккаччо. И даже новая, еще не написанная сказка Филатова о Золушке, которая стала стервой-принцессой, похоже, увидит свет сначала в виде компакт-диска, а уж потом будет издана на бумаге.
    



Партнеры