Синдром закрытой двери

Из каждых 10 детей трое страдают клаустрофобией

23 мая 2002 в 00:00, просмотров: 1493
  — Три, четыре, пять! Я иду искать! — громко проговорила Лена, пытаясь заранее определить, где спрятался ее четырехлетний сын Андрей. Неожиданно раздался детский крик. Лена бросилась в комнату — из старого бабушкиного сундука доносился плач. Приоткрыв крышку, она увидела в нем своего трясущегося от страха ребенка, в его глазах застыл ужас.
Лена кое-как успокоила сына и решила, что это маленькое происшествие скоро забудется. Но все оказалось гораздо сложнее: Андрей стал бояться темноты. Оставаться один в комнате, даже если мама находилась рядом, на кухне, он уже ни в какую не хотел, начиналась истерика...

Установка на страх

Маленькие дети ничего не боятся. Малыш может смело подползти к опасному краю кроватки, залезть на стул или подоконник, рискуя свалиться с высоты. Затем он растет, начинает познавать и ощущать мир. Взрослые учат его, и от того, насколько корректны их слова и действия, зависит не только физическое состояние, но и психическое здоровье ребенка. Неосторожными словами, излишней заботой или необоснованными угрозами можно невольно передать малышу собственные страхи. Взрослые ведь всегда чего-то боятся: катастроф, кризисов, инфляции... Существует даже своеобразная мода на страхи. Родители обсуждают их на работе, в транспорте, дома, забывая, что рядом находится беззащитное существо — ребенок. Он воспринимает все намного серьезнее, чем им кажется. Даже высокий уровень тревожности у матери, ее детские страхи способны передаваться малышу...
Страх — это чувство, которое мы испытываем по нескольку раз в день, поэтому быстро привыкаем к нему. На физиологическом уровне для него характерно выделение в кровь большого количества адреналина, вызывающего гормональный взрыв. На втором, психологическом, уровне это уже боязнь вещей, событий или людей. Если в детстве ребенок один раз испытал страх, то впоследствии будет всегда чувствовать его в похожих ситуациях.
Часто взрослые сами учат детей бояться, а когда понимают, что наступила болезнь, стараются все повернуть назад. Но сделать это трудно, почти невозможно. Заложенная в детстве “программа страха” работает неукоснительно. Страхи накапливаются, разрастаются, переходят из осознанного в бессознательное, действуя на уровне рефлексов.

Чулан для Буратино

Фобия, как написано в умной энциклопедии, это приобретенный, “выученный” страх. Малыш “настраивает” свою реакцию на эмоции родных и таким образом учится понимать явления и события. Начиная со второго года жизни у него появляется страх наказания. А в возрасте 3—5 лет устанавливается своеобразная “триада” страхов: одиночество, темнота и замкнутое пространство. В этом же возрасте достигает своего пика боязнь сказочных персонажей. Когда малыш ложится в постель, в темноте комнаты ему мерещатся страшные Баба Яга и Кощей Бессмертный. Появись Баба Яга не в комнате, а где-нибудь на просторе, в поле, он ее не испугается. Другое дело, когда есть стены — они мешают убежать. Причины страхов не всегда понятны взрослым. Иногда пережитое ребенком событие незаметно для нас, и его страх кажется нам беспричинным.
Клаустрофобия — боязнь замкнутого пространства. Из 10 маленьких жителей европейской части России трое страдают этим заболеванием (у северных народов, что интересно, клаустрофобии почти не бывает). Поэтому ни в коем случае, ни под каким предлогом нельзя закрывать ребенка в помещении даже в качестве наказания за проступок. Тем более в каком-нибудь чулане, где тесно и темно. Довольно часто родители внушают страхи своим детям буквально на ходу придуманными угрозами. И наиболее чувствительные дети верят, что родители способны реализовать свои угрозы. Среди детей очень распространены забавы, основанные на сильном испуге: ребята стращают друг друга в темноте. Появляются нехорошие ассоциации, и ребенку позднее уже страшно оставаться в темном закрытом помещении.
Клаустрофобия вызывает реакцию избегания — желание как можно скорее покинуть опасное место. Например, кабину лифта. А если мама застряла с ребенком, у которого клаустрофобия, и она об этом только что узнала? Какое место ни выбери внутри кабины — страх не проходит, так как угрожает само помещение.
Если ребенок научился бояться, то, кажется, его можно и переучить. Но не все так просто. Детский страх имеет разнообразные патологические проявления — так называемые ритуалы. По их наличию определяется детский невроз страха (в дальнейшем он может перейти в болезнь). Обычно ритуалы утомительны не только для ребенка, но и для родителей. Часто они шокируют окружающих. Например, пятилетний Денис очень сильно боялся темноты. Прежде чем войти в свою маленькую темную комнату, он тянулся к дверной ручке, гладил ее, шептал ей ласковые слова. И только после этого ритуала он мог спокойно войти в комнату. Ритуалы всегда присущи детскому страху — это защитная реакция психики ребенка. Другие дети, наоборот, боятся открытых пространств (агорафобия) вплоть до того, что не могут выйти из дома. Но такие случаи очень редки.

Лекарство от страха

Как надо вести себя родителям с ребенком, испытывающим страх? Врач-психолог Артем Луцак советует:
— Первым делом выясните причину страха. Постарайтесь найти способы его преодоления, учитывая индивидуальные особенности ребенка. Если малыш боится темноты и замкнутого пространства, зажгите лампу, откройте двери и побудьте рядом с ним. А чтобы ребенку не было страшно спать, пусть его любимая игрушка заснет рядом. Можно поиграть с ним в разведчика. Главное, игра должна быть интересной, захватывающей, и конечным результатом должно быть постепенное убеждение в том, что страх его напрасный. Если видите, что страхи ребенка интенсивны и постоянно возрастают, начинают влиять на его характер и поведение, обязательно обратитесь к специалисту. За клаустрофобией стоят различные механизмы возникновения. Лечению всегда предшествует тонкая диагностика. Только после нее врач подбирает процедуры, подходящие для ребенка. Как правило, это сочетание фармакотерапии и психотерапии.
Маленький Андрей сейчас чувствует себя нормально — вместе с мамой он прошел курс психотерапии. За его состояние можно не беспокоиться. Но сколько еще осталось таких детей?..



    Партнеры