Куда улетучился O-Zone

Арсений Тодераш: ”У нас будет один ребенок на троих”

3 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 1427

“Над крылом самолета отважно поют”... Строчку советской песни народ перефразировал после выхода клипа группы “O-Zone”: трое симпатичных молдавских парней — Дан, Раду и Арсений — лихо распевают, стоя на крыле летящего самолета. Песня, державшаяся в 2004 году на вершине европейских чартов, особенно хорошо шла на гулянках и под хорошую закусочку.

Когда недавно у нас начали крутить новый хит “De Ce Plang Chitarele”, никто даже и помыслить не мог, что парни, которые надрываются в клипе, в жизни не виделись уже с месяц. Как и популярный российский дуэт “Смэш”, группа “O-Zone” распалась. О том, как живут ее участники и почему вместо “O-Zone” теперь “Арсениум”, нам поведал, довольно бойко говоря по-русски, самый младший солист группы 23-летний Арсений Тодераш.

“Скоро соберемся в последний раз”

— Поделись с заинтригованной публикой, что сейчас с группой?

— Ну, я думаю, многие уже знают, что группы “О-Zone” больше нет. И теперь я занимаюсь сольным проектом, где буду и продюсером, и исполнителем. Он называется “Арсениум”, от моего имени, понятно.

— То есть ты такой честолюбивый и решил пропиарить себя по полной...

— Я вовсе не честолюбивый. Но мне кажется, что это звучит классно. Хотя, признаюсь, я не настолько хорошо знаю русский язык. В новых песнях будут сочетания некоторых русских слов с английскими, будут новые ритмы и совершенно иные мелодии. И я думаю, не хуже, чем в “О-Zone”.

На румынском языке, как было в “O-Zone”, я решил песен не писать. Просто тогда мы подумали, что румынский в Молдавии очень распространен, да и музыкальный рынок в Румынии побольше.

— Но почему такой популярный коллектив вдруг распался? Слышала, что Дан поступил с вами не совсем честно...

— Я бы не хотел говорить о нечестности. Просто Дан, видимо, захотел несколько другого от группы в музыкальном плане. В декабре 2003 года он даже покидал “O-Zone”, чтобы вести сольную карьеру... Он предложил создавать рок. И в принципе мы с ним были согласны, но какой-то конкретной идеи, как все изменить, ни у кого не было. Но ведь нужно было идти дальше! Он захотел совершенно изменить группу, вплоть до смены ее состава. Тогда я выбрал эту дорогу.

— Говорили, что втайне от вас с Раду он давал концерты в Америке...

— Ну... мы действительно рассердились, когда узнали, что Дан проводит концерты в Америке от имени группы “O-Zone”. Он не имел морального права ни перед нами, ни перед музыкальной фирмой. Ведь мы знали лишь, что Дан в США отмечает Новый год. Но дело не только в этом. Разошлись мы не за один день. Ситуация осложнялась постепенно и накручивалась как снежный ком.

— Как Дан объяснил свой поступок?

— Он сказал, что, мол, группы давно не существует. Я так не считал, есть подписанный контракт. И сейчас он говорит, что концертировал за свой счет... Конечно, мне немножко грустно, будто что-то утратил. Но я рад своему новому начинанию.

— Чем занимаются остальные участники группы?

— Дан сейчас в Америке. Что он там делает конкретно — не знаю, это его дело. Я с ним почти не общаюсь. Раду тоже создает новый проект. Он неплохо поет, и я надеюсь, у него все сложится. В последний раз собраться в полном составе мы планируем 2 апреля. На вручении музыкальной премии в Германии.

“Мы действительно стояли на крыле самолета”

— Расскажи, как ты попал в группу “O-Zone”?

— Закончил музыкальный лицей и в 15 лет стал играть в фольклорной группе на контрабасе. Четыре года назад поступил в консерваторию в Кишиневе, где учился эстрадному пению и игре на фортепиано. Мне всегда казалось, что петь — это круто, поэтому я в 2002 году принял участие в кастинге в Кишиневе. Так и стал третьим участником группы “O-Zone”.

— Все хотела спросить, вы по-настоящему на самолете-то летали или все это компьютерный монтаж?

— Да, нас привязали веревками на высоте две тысячи километров над землей, и мы продержались целую секунду! — Арсений снова хохмит. — Нет, конечно. Мы действительно стояли на крыле самолета, но он был на земле. А потом это все смонтировали. А если говорить о риске — уже одно то, что я начал новый проект и ушел из группы, это ли не самый настоящий риск? Но я же на него пошел!

— Кстати, скажи, а кто из российских звезд популярен у вас в Молдове?

— Да все! Наши радиостанции крутят ваших артистов. Популярна даже “Фабрика звезд”, особенно четвертая. Знают Ирину Дубцову, мне лично нравятся две ее последние песни. Из предыдущей “Фабрики” — хит про “Котенка”. А еще мне импонируют Николай Носков и, конечно же, Алсу — она моя самая любимая красавица!

— Поглядишь на группу “O-Zone” на экране — и кажется, что вы все такие пафосные. Небось от поклонниц нос воротили?..

— Почему это? Мы очень любим поклонниц. Они нас везде встречают. Куда бы ни поехали — в аэропорт или еще куда, — они уже тут как тут. Правда, иногда их слишком много, а ведь всем надо уделить время. Мы старались поговорить с фанами везде, они хорошие, делятся своими новостями, рассказывают о других фанах, что те думают о нас. Общаемся!

“Ищу русскую девушку”

— Название одной из песен группы переводится как “Любовь под липой”. В твоей жизни была такая?

— Под липой нет. Было знакомство под ореховым деревом, точнее — первое свидание. Мы встретились, я подарил ей розы, и общались несколько часов под орехом... — Арсений улыбается.

— Сейчас ты продолжаешь с ней общаться?

— К сожалению, уже нет. Я сейчас в поиске второй половины. Если бы нашел девушку, был бы самым счастливым человеком, наверное.

— Ты как-то сказал, что с удовольствием познакомился бы и даже женился на русской девушке. Почему?

— Я чувствую русских девушек. Мне кажется, что с ними у нас как бы родственные души. Душевная гармония.

— И в чем тогда проблема — нет времени на общение?

— Да время как раз есть. Но я хочу найти что-то необычное. Не важна ее внешность, важно, чтобы в ней была душевность. Она во всем должна быть классная. Чтобы обязательно меня любила, и я ее любил. Если мне вдруг плохо на душе — она всегда должна помочь.

— А поконкретнее можно: девушек с каким характером предпочитаешь?

— И это тоже не важно. Я должен любить ее всегда: когда ей грустно и на лице ее печаль, когда она веселая или когда серьезная. А иначе — это уже не любовь.

— Как ты отдыхаешь?

— Больше всего мне нравится массаж. Это такой кайф! Очень релаксирует. А когда я приезжаю в Румынию или Молдову, обязательно стараюсь посетить баню. Причем люблю русскую. Она наиболее эффективна.

Ребята не всегда ходили со мной — когда я был моложе, то любил заодно еще и в клубах отдохнуть, а они относились к такому отдыху спокойнее. Но мне удавалось иногда их затащить. А вообще мы все любим отдыхать на море.

— Из твоих слов понятно, что ты постоянно кочуешь. У тебя вообще есть ПМЖ?

— Сейчас я живу в Румынии, один. Убираться приходит домработница. А ем я в основном в ресторанчиках. Если приезжаю в Молдову, стараюсь обязательно заскочить к родителям.

— Родные помогли тебе встать на ноги? В музыкальном плане...

— Я очень люблю родителей и благодарен за то, что они в меня всегда верили и помогали мне. Но сами они не музыканты: папа — инженер, мама — доктор. Сестренке еще только 13, она начинает петь. Надеюсь, у нее получится.

— Совсем недавно такая информация скрывалась... А у кого-нибудь в группе “O-Zone” есть в семье не только родители?

— Раду у нас женат. И, кстати, летом у него будет ребенок.

— Не завидуешь?

— Я сейчас не готов к семейной жизни. Хотя чувствую, что надо уже что-то делать.



    Партнеры