Прокуратура наносит ответный удар

Скандал с игорным бизнесом разгорелся из-за того, что главного следователя Подмосковья уличили во взятке?

30 марта 2011 в 19:40, просмотров: 79304

Новый поворот может получить скандал, разразившийся между Генпрокуратурой и Следственным комитетом. “МК” стали известны подробности проверки, проведенной Генпрокуратурой задолго до публичного обострения конфликта.

Прокуратура наносит ответный удар
Рисунок Алексея Меринова

Еще в декабре прошлого года прокуратура заинтересовалась ролью руководителя Следственного управления СКП РФ по Московской области Андрея Маркова в истории с арестом Сергея Абросимова — руководителя отдела по надзору за следствием Главного управления Генпрокуратуры по Южному федеральному округу. Генпрокуратура “накопала” на Маркова немало небезынтересных фактов и направила все материалы в Следственный комитет для дачи уголовно-правовой оценки действиям своего высокопоставленного сотрудника. Однако никакой реакции со стороны руководства СК не последовало. Вернее, наоборот — сам Марков развил ответную бурную деятельность по возбуждению уголовных дел в отношении прокурорских работников. И фигурируют в нем отчасти все те же “герои”.

Только теперь знак “минус” СК поменял на “плюс”. Так что же, у СК двойные стандарты при возбуждении дел? Если нарушение касается их сотрудников, то даже о временном отстранении на время расследования речь уже не идет.

По версии следствия, Абросимов пытался за деньги решить конфликт, который разгорелся между законниками и серпуховским муниципальным предприятием “Энергосервис”. Эта компания отвечала в районе за уличное освещение. В 2004 году дела у фирмы пошли из рук вон плохо, сумма долга превысила 10 млн. рублей. Компанию пытались продать с аукциона, но неудачно. Тогда ее передали на баланс местного ЖКХ. Через некоторое время у следователей прокуратуры возникло подозрение, что руководитель “Энергосервиса” Олег Коробцов преднамеренно обанкротил предприятие при участии главы Серпуховского района Александра Шестуна. А следовательно, могло быть возбуждено уголовное дело. Шестун (тот самый, который сейчас выступает основным свидетелем обвинения по делу о подмосковных казино) хорошо знали Абросимова еще с тех времен, когда тот работал прокурором Серпухова. И летом 2009 года Шестун обратился к приятелю за помощью — дескать, СК области давит, надо решить проблему.

Абросимов согласился помочь. Но, как он написал в своем 32-страничном заявлении, глава СУ СКП по Московской области Андрей Марков, с которым он дружил и на место зама которого планировал перейти, заявил, что решение вопроса будет стоить 5 млн. рублей. Шестун согласился. Это было не единственное подношение. Шестун дал показания, что Абросимов переговорил с Марковым и тот поставил условие, что Шестун должен платить ему по 30 000 евро ежемесячно за отсутствие проблем в будущем, а также за непривлечение его к уголовной ответственности по проводимым проверкам. При этом Абросимов сообщил, что денежные средства необходимо передавать Маркову через него. Позднее Марков снизил требуемую сумму до 20 000. Два раза передача указанной суммы состоялась. Это записано на видеокамеру.

Андрей Марков.

В суде Абросимов подтвердил, что по просьбе Шестуна он в период с августа по третье октября 2009 года достиг договоренности с должностным лицом СУ СКП РФ по МО об обеспечении им принятия решения об отказе в возбуждении дела в отношении Шестуна по результатам доследственной проверки. Обратите внимание, фамилия Маркова пока не звучит. Абросимов надеется, что друг сумеет его вытащить. И не “сдает” его.

Третьего октября Абросимов передал Шестуну копию постановления по данному вопросу в обмен на деньги. К этому времени Шестун уже написал заявление в ФСБ, и все разговоры и передача денег шли под камеру и под надзором оперативников. Со слов Шестуна, за несколько минут до задержания Абросимов позвонил своему другу Андрею Маркову. Но ждать, когда Абросимов доедет до Маркова, опера почему-то не стали. И взяли прокурора, когда тот сел в машину с деньгами. Хотя из разговоров было ясно, что он только посредник. Обычная в таких случаях операция “паровоз”, то есть использование задержанного для выявления всей цепочки, не была осуществлена. Почему? Можно только догадываться.

В ходе обыска у Абросимова был изъят мобильник. В разделе “исходящие звонки” имеется звонок абоненту “Марков Андр. Генн.”, сделанном незадолго до передачи денег. (Для этой операции Абросимов специально прилетел из Ростова-на-Дону. У Маркова в этот день был день рождения, и взятка планировалась как своеобразный подарок.) Кстати, Шестун предлагал Абросимову еще миллион за посредничество, но тот отказался.

52-летний Абросимов получил 8 лет за мошенничество. Кассация ничего не изменила. И тогда он написал заявление, где подробно расписал всё с фамилиями. Кроме того, он не считает себя мошенником, а только посредником.

Прокурор, бывший на суде, написал рапорт, где просил разобраться с этим делом в связи с вновь открывшимися обстоятельствами в порядке надзора. Напомним, это происходило еще задолго до громкого скандала с казино, в декабре. Марков, как и следовало ожидать, все отрицает. Но как тогда Абросимов получил на руки постановление? Из четырех человек, которые были в курсе этого дела, Абросимов знал только Маркова.

Всё, что написал Абросимов, подтверждает и его сын, который, кстати, защищал отца в суде. Теперь бывший прокурор очень боится за свою жизнь и за свою семью.

Еще 4 марта зам. генпрокурора России Виктор Гринь направил постановление и материалы в Следственный комитет России и поставил вопрос об уголовной ответственности Маркова. Ответ в таком случае должен быть получен в течение 10 дней. Прошел почти месяц. СКР молчит, Марков не только не отстранен от должности, но активно выносит постановления о возбуждении уголовных дел и делает громкие заявления в адрес прокуратуры.

“МК” обратился в Генпрокуратуру за комментариями. Официальный представитель ведомства Марина Гриднева заявила: “Есть такие понятия — тайна следствия и презумпция невиновности. Правда, при сегодняшнем агрессивном пиаре Следственного комитета эти понятия вышли из лексикона. И все же никто не может называть человека преступником и обливать его грязью до вынесения решения судом. Эти требования, понятные как с позиции закона, так и с человеческой точки зрения, Генпрокуратура соблюдала и будет соблюдать четко, поэтому эта история не предавалась огласке. Однако в данной ситуации мы не видим смысла скрывать этот факт. Ища предателей в чужих рядах, Следственный комитет почему-то в упор не хочет видеть своих собственных”.



Партнеры