Президент Обама между казнью и гольфом

Что демонстрирует лидер Америки: бесчувственность или решимость?

24 августа 2014 в 14:19, просмотров: 8412

В подобных случаях обычно говорят: «Здесь нужен Шекспир»… В прошлое воскресенье ночью президенту Соединенных Штатов Бараку Обаме пришлось прервать свои летние каникулы, которые он проводил в Виноградниках Марты на берегу Атлантического океана, и вылететь в Вашингтон. Звали неотложные дела — заварушка в Ираке и расовые беспорядки в Фергюсоне. Обсудив Ирак со своими генералами и партикулярными стратегами в юбках, а Фергюсон — с министром юстиции Эриком Холдером, президент вернутся в райские кущи Виноградников Марты и немедленно приземлился на лужайке для игры в гольф.

Президент Обама между казнью и гольфом
фото: Александр Астафьев

Нужна была разрядка. У президента внутри всё кипело. Белый полицейский застрелил безоружного 18-летнего негритянского юношу, а он вынужден был раздавать всем сестрам по серьгам, балансируя между белым большинством и черным меньшинством страны.

В Вашингтоне Обама проторчал два дня — понедельник и вторник. Понедельник он потратил на Ирак, а вторник убил на Фергюсон. В тот же день президент вернулся с берегов Потомака на берега Атлантики, а своего минюста послал в фергюсонское пекло.

Поиграв весь вторник в гольф и выпустив вашингтонские пары, Обама отошел ко сну в полной уверенности, что остаток отпуска пройдет нормально. То есть, более или менее. Но человек, даже президент Америки, которого принято величать самым могущественным на земле, только предполагает, а Бог располагает. Обама не знал, «что день грядущий нам готовит». Но внутренне ощущая, что «ни дня для отдыха измученной душе».

А день грядущий готовил президенту страшный удар. Весь мир облетело зловещее видео, на котором палач в черном отрезает голову американскому журналисту Джеймсу Фоули за грехи обамовские — приказ бомбить отряды исламских джихадистов из ИГИЛ, затеявших игру в Халифат. Казнь Фоули в буквальном смысле слова адресовалась Обаме. После казни первого американца палач продемонстрировал Обаме второго — Стивена Сотлоффа и с чистым лондонским произношением изрек: «Обама, жизнь этого американского гражданина зависит от твоего следующего решения».

Итак мяч — не для игры в гольф – оказался на половине американского президента, которому только этого и не хватало. Он лично не смотрел видео с обезглавливанием, как утверждают источники Белого дома. Якобы, ближайшие советники отговорили его от этого, опасаясь немедленной импульсивной реакции Обамы как человека, которая могла повредить ему как президенту. Я лично не верю в то, что Обама не смотрел злополучное видео. Он мог вполне сделать это в тиши своих покоев, вдали от советников...

В любом случае, Обама решил позвонить убитым горем родителям Фоули. Повесив трубку, он вышел к ожидавшим его репортерам. Президент был явно в растрепанных чувствах. Глядя пристально в телевизионные камеры, он сказал, что «сердце мое разбито» жестокой казнью Фоули и он готов «поступить безжалостно с исламскими радикалами, угрожающими убить еще одного американца».

Но потом произошло нечто невероятное. Как только камеры отвернулись от президента, он с разбитым сердцем поехал на облюбованную им площадку для игры в гольф со своими обычными партнерами, а не безжалостными генералами.

Такая резкая смена декораций потрясла Америку. Пока президент играл в гольф (весь день!), одни клеймили его, другие оправдывали. Адвокаты президента говорили, что Обама поступил правильно. Он должен был вывести из своей нервной системы «дикость ситуации». Обвинители укоряли его за «грубую индифферентность».

Президенты Соединенных Штатов, да и многие главы других государств, обладают, или во всяком случае должны обладать, искусством отделять разум и чувства как секции подводной лодки. Повреждение одного отсека не должно распространяться на другие. Казнь Фоули, отразившаяся гневом в одном «отсеке» Обамы, не должна была затуманить его остальные «отсеки». Для этого необходима разрядка, например, игра в гольф, чтобы президент не потерял способности принимать решения хладнокровно, на трезвую голову, — говорят защитники. Это, мол, в первую очередь касается должности президента США — «самой стрессовой на планете». Если президент становится рабом своих эмоций, то он может наломать тех еще дров.

Президент Барак Обама считается одним из самых уравновешенных президентов Соединенных Штатов. Он профессор. Он логичен. Он мастер «эмоциональной отчужденности».

И всё же, всё же.

За такую «эмоциональную отчужденность» приходится платить. Как говорит Юлий Цезарь у Шекспира (без великого барда так и не удалось обойтись): «Злоупотребление величием происходит тогда, когда связь между угрызениями совести и властью разрывается». Гениально сказано! Обама пытался продемонстрировать врагам Америки, и не только джихадистам, что его на удочку сентиментальных эмоций не поймаешь, что ему уже давно наплевать на причитания критиков. Поехав играть в гольф сразу же после телефонного разговора с родителями Фоули, он еще раз продемонстрировал свою эмоциональную неуязвимость. (За 11 дней отпуска Обама 8 дней играл в гольф.)

Поведение Обамы оказалось еще более разительным на фоне решения премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона прервать отпуск и вернуться в Лондон, чтобы начать поиск палача Фоули, акцент которого выдает его английское гражданство.

Бывший вице-президент США Дик Чейни в интервью телеканалу Фокс Ньюс заявил, что «Обама предпочитает топтаться на лужайке для игры в гольф, чем заниматься кризисом». Но Обаму критикуют не только его заклятые враги. Журналист Эзра Клайн, завзятый обамовец, в своем Твиттере за среду (день опубликования видео казни) написал: «Игра в гольф сегодня была проявлением дурного вкуса». А одна ньюйоркская газета опубликовала на первой полосе фото Обамы, сидящего в гольфкарте и улыбающегося во весь рот. Рядом газета поместила фотографии убитых горем родителей Фоули. Фотографии объединены общим заголовком «Президент (в оригинале пренебрежительное «prez») играет в гольф, в то время как родители Фоули горюют».

А вот мнение одного из стратегов демократической партии Джима Мэнли: «С одной стороны, Обама прав, когда показывает, что он не хочет быть заложником цикла новостей (о казни Фоули). Президент заслуживает хоть немного времени на разрядку. Но в этой конкретной ситуации его поведение заставило поморгать глазами многих демократов». Видео, заключает Мэнли, было настолько шокирующим, что «идея сразу после разговора с родителями Фоули поехать играть в гольф оказалась для людей слишком уж… Она свидетельствовала о душевной глухоте президента».

Помощники Обамы, хорошо изучившие его характер, говорят, что он не склонен к «жестам симпатии», считает их пустыми «политическими актами». Не любит он так же менять свою повестку дня под влиянием внезапных кризисов. Что касается гольфа, говорят они, то он отнюдь не отражает его истинных чувств в связи с казнью Фоули. «Его беспокойство за Фоули и его родителей было заметно всем, кто видел и слышал его заявление», — говорит Дженнифер Палмиери, директор Белого дома по коммуникациям.

Обама не первый американский президент, угодивший в ловушку гольфа. Президент Джордж Буш клеймил самоубийцу-бомбиста в Израиле, не выпуская клюшку из рук. Сделав заявление, он, не переводя дыхания, добавил: «А теперь посмотрите на этот драйв». Позже Буш понял, что подобные сцены не украшают его, и впал в другую крайность. С 2003 года, когда началась война в Ираке, Буш перестал играть в гольф – пока не покинул Белый дом.

Помощники и защитники Обамы утверждают: важно не то, как он выпускает пар, а то, как он собирается бороться против носителей идей Халифата — ИГИЛ. Вообще-то в качестве Верховного главнокомандующего любой президент находится на боевом посту, где бы он ни был — на лужайке для игры в гольф, или в подземной Ситуационной комнате Белого дома, от которой до адской кнопки Армагедона рукой подать. Предшественники Обамы брали отпуск даже во время опасных кризисов и войн.

Американские президенты, которых мы еще с советских времен называем «поджигателями войны», крайне не любят посылать своих парней под пули не по гуманитарным, а по политическим соображениям, хотя солдаты в отличие от журналистов «учатся умирать». Такова уж их профессия.

Говоря о видео казни, бывший помощник по национальной безопасности президентов Клинтона и Буша Питер Фивер замечает: «Оно изящно возмутительно. И каково оно для рядовых американцев, которые видят его по телевидению, и знают, что ничего не могут предпринять. Но президент Обама может, однако он решает ничего не делать».

По мнению Брюса Хоффмана, эксперта по терроризму Джорджтаунского университета, ИГИЛ сработало видео казни, чтобы напугать Обаму и без того «измученного» войной. Мне кажется, это совсем не так. Джихадисты хотели не столько напугать «измученного» Обаму, сколько спровоцировать его на активные действия.

Личный характер видеомессиджа казни не новость. Вспомним захват американского посольства в Тегеране при президента Картере или рейса TWА 847 в годы президентства Рейгана. Обама сталкивался в прошлом с подобными ситуациями. Напомним хотя бы вынужденный обмен пленниками с пакистанскими исламистами, чтобы освободить из плена сержанта Боува Бергдаля.

Советник президента Буша по контртерроризму Фрэнсис Фрагос Таунсенд говорит о том, насколько важно ограждать президентов от эмоциональных вмешательств вроде видео казни. «Надо делать всё для того, чтобы подобные ситуации не принимали персональный характер», — говорит он.

Но положение стократно осложняется, когда «персональный характер» становится официальной политикой государства, озвученной президентом и Верховным главнокомандующим. Обаму припирают к стенке не столько социальные медиа, сколько его главные военные советники. В прошлый четверг, 21 августа, председатель Объединенной группы начальников штабов США, генерал Мартин Демпси четко и ясно сказал: «ИГИЛ - это организация, у которой имеется апокалиптическое стратегическое видение. Можно ли его победить без разгрома ее частей в Сирии? Мой ответ гласит, что нет». Эти слова были сказаны генералом Демпси на пресс-конференции в Пентагоне. К нему присоединился и министр обороны Чак Хейгел. Но ни тот, ни другой не обмолвились ни словом о том, готов ли Обама распространить бомбежки сил ИГИЛ в Ираке на Сирию, которая является ядром исламского Халифата.

Обама хорошо понимает, что даже бомбежки Сирии ничего не дадут. ИГИЛ можно победить не с воздуха, а только на земле, то есть президент США вынужден будет не только возобновить войну в Ираке, что частично уже имеет место, но и начать новую войну в Сирии против джихадистов, и против президента Асада, хотя они ненавидят друг друга. Обама сопротивляется этому не потому, что ему не терпится продолжить игру в гольф, а потому, что это будет крахом всего его президентства, главной целью которого было вытащить Америку из затяжных войн в Афганистане и Ираке.

Госсекретарь Джон Керри только что заявил, что ИГИЛ «необходимо дать отпор там, где оно распространяет свою презренную ненависть, и уничтожить». Красиво говорит мистер Керри, красиво и решительно. Ведь не ему решать — посылать или нет американских джи-ай под пули исламских боевиков. Решение в руках Обамы. Вот почему он играет в гольф и держит в руках вместо «большой дубинки» клюшку для игр гольф, посматривая одним глазом на видео о казни Фоули, а другим — на Америку, которую он может снова втянуть в войну на Ближнем Востоке.

Как говорил товарищ Уильям Шекспир: «Быть или не быть. Вот в чем вопрос». Ответа на него у Обамы еще нет. Или есть, но у него не хватает духа озвучить его и тем более воплотить в приказ главковерха.

 

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис



Партнеры