Хроника событий Кремль отреагировал на возможное усиление санкций США из-за Сирии США допустили расширение антироссийских санкций из-за Сирии Самовольные перепланировки как повод остаться без жилья Леонид Турбянов: про кризис, бюджет и городской трамвай, который спасет Улан-Удэ В Прикамье обсудили качество строительства жилья для переселенцев и детей-сирот

Эксперты прокомментировали новые санкции США и ЕС против России

Кредиты лишь на 30 дней — это, фактически, отсутствие кредитов

12 сентября 2014 в 18:33, просмотров: 56997

Опубликованные в пятницу, 12 сентября, новые экономические санкции Евросоюза и США против России оказались не оригинальными. Они, как и предыдущие, введенные 30 июля, касаются банковского сектора и оборонной промышленности. Теперь в список попали и нефтяные госкомпании — «Роснефть», «Газпром нефть» и «Транснефть» (в санкционном списке США отдельно значатся «Газпром», «Cургутнефтегаз» и «Лукойл»). Им, как и госбанкам, запретили не только получать кредиты на Западе, размещать долговые бумаги, но и пользоваться западными добывающими технологиями.

Эксперты прокомментировали новые санкции США и ЕС против России
фото: Алексей Меринов

Также Соединенные Штаты сегодня заблокировали активы Мытищинского машиностроительного завода, Машиностроительного завода им. Калинина, «Алмаз-Антея», НИИ приборостроения им. Тихомирова», а также «Долгопрудного исследовательско-производственного комплекса» и корпорации Ростех...

Опрошенные «МК» эксперты считают, что санкции не убийственны для российской экономики в целом, однако усложнят жизнь отдельным игрокам рынка, а также подтолкнут ВВП к падению.

Банкам и «оборонке» поможет только бюджет

Первые серьезные ограничения со стороны ЕС в отношении государственных кредитных организаций нашей страны были приняты 30 июля. Они во многом повторяли американские, но были несколько жестче. По решению Совета ЕС пяти нашим крупнейшим банкам (Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку, ВЭБу и Россельхозбанку) фактически перекрыли доступ к западным кредитам. Другими словами, им запретили получать займы в Европе сроком дольше чем на 90 дней. Также они уже не могли размещать свои долговые обязательства и акции на тех же условиях.

Новые ограничения продолжают душить госбанки. Срок заимствования на Западе сведен к минимуму — до 30 дней (те же самые условия обнародовал 12 сентября и Минфин США). Фактически на этот срок брать кредиты не имеет смысла. То же самое касается и размещения долговых бумаг. Придется платить кредиторам фантастические проценты. Более того, за месяц этими средствами наши банки все равно не успеют воспользоваться.

Хорошо еще, что евросанкции пока не затронули долговые бумаги Минфина. Хотя такая угроза была вполне реальной. Насколько это опасно, свидетельствуют показатели ОФЗ — облигаций федерального займа, более 25% которых находится в собственности иностранцев, в основном европейских и американских инвестфондов.

Что хотел сделать ЕС такими ограничениями? Сбросить Россию в рецессию. По словам директора Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаева, мы и без санкций ощущаем замедление темпов роста экономики. «Усложнение доступа к удобным и дешевым источникам финансирования еще больше усугубит экономическое состояние нашей страны. Месяц — чересчур маленький срок для развития бизнеса. В результате произойдет еще большее падение: сократятся поступления в бюджет. Как следствие, будут заморожены или даже сокращены заработные платы рядовых граждан. Топтание нашего ВВП на одном месте не закончится, ускорится инфляция, вырастут цены на продовольствие», — уверен Николаев.

«Что касается оборонных предприятий, то им также поможет государство. Они и так существуют за счет бюджета. Если до санкций ОПК мог рассчитывать на кредиты, то теперь средства будут выделять только из бюджета, который пополнится увеличением налогов», — предупреждает Николаев.

Впрочем, не все опрошенные «МК» эксперты настолько пессимистичны. По мнению управляющего активами УК «Фонд Магута» Платона Магута, общие потери российского бизнеса от новых санкций будут не так уж существенны, а для их инициаторов все будет гораздо плачевнее. «В целом я оцениваю потери нашей экономики в $1,5–2 млрд. Ущерб западного бизнеса грозит превысить $15 млрд. Причем долгосрочные последствия будут более ощутимы именно для Запада. Они заключаются в потере доверия со стороны остальных держав. Например, Китай и страны Латинской Америки уже начали отказываться от расчетов в долларах и переходить на национальные валюты во внешнеторговых сделках.

«Очередные санкции ЕС не скажутся на российских банках. Европейцы их не кредитуют уже с августа. Пострадает репутация кредитных организаций, акции которых могут немного упасть. Впрочем, всегда можно найти другие источники финансирования, будь то внутренние (в ЦБ) или обратиться к азиатским странам. В итоге пострадают рядовые граждане. Банки, чтобы «отбить» расходы, повысят ставки по кредитам», — сказал аналитик агентства «Инвесткафе» Михаил Кузьмин.

В любом случае недостаток ликвидности, который может образоваться у госбанков на фоне санкций, придется восполнять из бюджета. Что уже и происходит. В августе Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому Минфину придется потратить около 240 млрд рублей из Фонда национального благосостояния на покупку акций банка ВТБ и Россельхозбанка.

Отсюда можно сделать вывод: российская экономика не рухнет, но за это заплатят обычные потребители. Им придется платить за кредиты еще больше, а при этом зарплаты не увеличатся. Добавим к этому рост цен на самые ходовые товары, особенно продовольствие.

Нефтянка спасется сама

Технологическая и финансовая блокада Евросоюза российских нефтяников может болезненно отразиться на нашей сырьевой отрасли. Эксперты подсчитали, что за 3 года Россия может потерять до 10% от добычи «черного золота». Впрочем, атака на российскую «нефтянку» также бумерангом вернется инициаторам санкций в виде потери прибыли и снижения поставок энергоресурсов. Кроме того, сами поставщики технологий — западные компании — говорят, что продолжат сотрудничать с Россией.

Обладающие широкими технологическими возможностями западные страны намерены остановить экспорт в Россию своих разработок, которые применяются при добыче нефти. Впрочем, пока речь идет не о традиционной способах производства «черного золота», а только о наукоемких проектах: технологиях для глубоководного бурения, освоения месторождений сланцевой нефти и арктического шельфа. Большинство действующих месторождений продолжат качать нефть в нынешних объемах.

Того же мнения придерживаются в Минэнерго. «Министерством была проведена оценка возможных рисков для отрасли. В краткосрочной перспективе негативного влияния на нефтяную отрасль запрет на экспорт технологий не окажет», — сообщает ведомство.

Сами западные добывающие и сервисные компании пока не готовы полностью отказаться от работы в России. Их зависимость от российских партнеров достаточно велика — и потери в случае применения санкций будут соразмерны. Например, британская ВР, которой принадлежит 20% акций «Роснефти», уже призналась, что ограничения отрицательно скажутся на ее бизнесе. Причем пострадает все — от доходов до производства и запасов. Запрет на экспорт технологий расстраивает планы ВР на разработку арктического шельфа.

По словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, позиции «Роснефти», «Газпром нефти» и «Транснефти» на рынке различны. Соответственно, последствия также будут отличаться.

«Что касается «Транснефти», то она санкций не заметит. Привлечь средства компания сможет и на внутреннем рынке. С «Газпром нефтью» ситуация сложнее. Есть определенные виды работ, которые выполняли для нее западные сервисные предприятия, на Западе компания покупала оборудование и реагенты. Придется искать замену. Есть китайский рынок, который может дать практически то же самое. Переход на китайских поставщиков будет означать для инициаторов санкций безвозвратную потерю части рынка. Опыт Ирана показывает, что в среднесрочной перспективе санкции обращаются против тех, кто их ввел», — считает Рустам Танкаев.

С «Роснефтью» все еще хуже. Дело в том, что значительная часть проектов «Роснефти» связана с арктическим шельфом — и поставки оборудования будет очень сложно заменить. Запад здесь является лидером. Правда, партнеры «Роснефти» располагают сильным лобби и хорошо умеют решать такие проблемы за счет обходных маневров — поставок оборудования через третьи страны.

Между тем

Рубль обновил антирекорд из-за санкций ЕС. На Московской бирже курс доллара к «деревянному» достиг исторического максимума в 37,65 рубля. Не отставал от него и евро. На валютных торгах за европейскую валюту давали 48,63 рубля. Причем курс доллара в обменных пунктах Москвы превысил 38 рублей. В некоторых банках курс наличного доллара подобрался к 39 рублям. Рынок акций также отреагировал падением. Индекс ММВБ упал на 0,5%, а индекс РТС — на 1%. Официальные курсы на выходные: 37,65 рубля/$ (+27 копеек) и 48,66/евро (+42 копеек).

Эксперты "МК"

Николай ВАРДУЛЬ, главный редактор «Финансовой газеты»

- Андрей Белоусов не карьерный чиновник, он эксперт. Он сделал себе имя в созданном им же Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Потом пригласили в Минэкономразвития, которое он в 2012 году возглавил. За его плечами сбывшийся прогноз кризиса 2008–2009 годов. Он же выдвинул стратегию развития экономики России, исходя из транзитного географического положения страны — между производящей Азией и потребляющей Европой. Но реализовать ее он не смог — стратегия осталась на бумаге.

Белоусов активно отстаивает политику снижения курса рубля в интересах подъема промышленности и удешевления кредитов. Любопытно: нынешний глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев был его активным оппонентом, но теперь практически стал его союзником. Другими словами, Белоусов первым дал ответ на вызовы к обновлению экономической политики.

Для понимания персоны Белоусова можно вспомнить несколько его высказываний.

«У меня вызывает эмоции количество бедных в стране, где есть столько миллиардеров. У нас никто до конца не знает, сколько в стране бедных. Статистика устроена так, что мы скорее верим в те цифры, которые дает Росстат, нежели им доверяем. Но мы знаем, что бедных у нас очень много».

«В нашем экспорте с большим отрывом по-прежнему лидируют природные ресурсы. Но внешний фасад России и ее внутренняя экономическая жизнь — это, как говорят в Одессе, две большие разницы».

Моисей ФУРЩИК, управляющий партнер «ФОК», глава Экспертного совета комитета РСПП по промышленной политике:

- Новые санкции не содержат непосредственной угрозы банкротства какой-либо из компаний реального сектора, попавших в список. Но объявленные меры серьезно ухудшают перспективы их долгосрочного развития. Фактически, компаниям отрезается доступ к большому числу новых технологий, которые невозможно восполнить ни сотрудничеством с Китаем, ни путем быстрой организации импортозамещения. Кроме того, значительно сокращаются их возможности по привлечению дешевых ресурсов для инвестиционных проектов или рефинансирования существующих долгов. А для всех перечисленных компанией это весьма актуально. При этом запреты на въезд в Европу отдельным руководителям компаний заметно осложнят для них организацию международной кооперации и продажу своей продукции.

Санкции против финансового сектора являются еще более болезненными для нашей экономики. Они еще сильнее сократят доступ крупнейших российских банков к мировым рынкам капитала. Финансовые ресурсы банковского сектора заметно сократятся, что автоматически приведет к проблемам с кредитованием широкого круга предприятий. Будет сокращаться суммарный объем выдаваемых кредитов и увеличиваться процентная ставка. Последствия этого процесса проявятся не сразу, но уже через полгода-год станут весьма ощутимыми.

Сильно рассчитывать на государственную поддержку в такой ситуации не приходится, так как сложности предприятий будут автоматически отражаться и на поступлениях в бюджет. Поэтому помощь, как это часто бывает, получат лишь избранные. И не факт, что именно они будут самыми нуждающимися в ней.

Цитата недели

«У нас есть целый ряд несельскохозяйственных продуктов, где наши, прежде всего европейские, партнеры больше зависят от России, чем Россия от них. Это касается, например, завоза автомобилей, прежде всего подержанных автомобилей, это касается некоторых видов товаров легкой промышленности, где мы уже сами можем производить. Не всех, некоторых видов одежды».

Андрей Белоусов, помощник президента, 11 сентября, Самара

Санкции . Хроника событий


Партнеры