Миша в Бруклине: как Саакашвили живется в Америке

Западная пресса рассказала о жизни экс-президента Грузии в США

21 сентября 2014 в 14:15, просмотров: 42241

Газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала репортаж своего корреспондента о житье-бытье бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили в Америке. Репортаж достаточно любопытен. Поэтому я решил ознакомить с ним читателей «МК», присовокупив к нему некоторые мои наблюдения и размышления.

Миша в Бруклине: как Саакашвили живется в Америке
фото: Александр Астафьев
Михаил Саакашвили

Михаил (Миша) Саакашвили живет сейчас в нью-йоркском районе Бруклин на Норт 7 стрит. Это его Эльба, а не остров Святой Елены, и отсюда он планирует свой поход на Париж, то есть Тбилиси, который недаром называют «Восточным Парижем», и который тоже стоит 9 мессы.

Репортер «Нью-Йорк Таймс» застал Мишу на ярмарке «Сморгасбург» в Вилльямсбурге, что в Бруклине. Миша приехал на ярмарку на велосипеде, сверкая флуоресцентными сникерсами зеленого цвета. Даже в толпе бородатых татуированных мужчин в «оригинальных» одеяниях и женщин почти без оных, Миша выделялся. Выгодно. Люди стояли в очередях за «Чиз Попс», сдобами «Дан Велл» и другими местными деликатесами. Миша предпочел им свежий кокосовый орех. Воткнув в орех соломинку, он осушил его с нескольких глубоких затяжек. Одновременно Миша делился своими воспоминаниями.

— Мой друг, один из крупнейших шейхов в Объединенных Арабских Эмиратах, подарил лично мне для Грузии 20.000 пальмовых деревьев…

Бежав из Грузии, Саакашвили бросил якорь в Соединенных Штатах, Нью-Йорке, Бруклине, Вилльямсбурге, на Норт 7 стрит в квартире своего дяди. Она находится в башне-небоскребе на берегах вилльямсбургского ватерфронта. Это район бруклинских богачей и элиты, сколотивших свои состояния «мистическим образом». Как и российские олигархи.

Будни Миши выглядят так: посиделки с друзьями в кафешках, прогулки на велосипеде по Вилльямсбургскому мосту, а по вечерам снова посиделки в ресторане на верхотуре отеля «Уайт».

У кого что болит, тот о том и говорит. Или кричит. Саакашвили говорит (или кричит) о Грузии, «где сына оставил и трон». В эти дни он присоединяет к Грузии и Украину. По логике Саакашвили, украинские события объясняют недавние события в Грузии, война 2014 года — войну 2008 года. Один сценарий. События в Украине и визит ее президента Петра Порошенко в Вашингтон вселяют надежду и в Мишину душу. В событиях на берегах Днепра он ищет реабилитацию своих действий на берегах Куры.

Заметно пополневший Миша — симптом американизации — говорит, что в Бруклине он ведет «нормальную жизнь». Но вот в Восточной Европе ему расстилают красный ковер. Так недавно во время визита в Албанию в ее столице Тиране перекрыли уличное движение для эскорта Саакашвили, состоявшего из 20 (!) автомашин. Как любезного гостя Мишу встречают и в других восточно-европейских столицах. И, конечно, в Киеве. Видимо, на его примере его гостеприимные хозяева учатся как не надо бороться с Россией. Говорят, что на ошибках учатся. Если действительно это так, то хождения Миши по мукам могут принести определенную пользу. Лучше один раз увидеть (Мишу), чем сто раз услышать. Хотя и это любопытно.

Сейчас Саакашвили занят писанием мемуаров. Выступает он и с лекциями, «за которые мне очень хорошо платят». Собирается открыть свой фонд — «думающий танк» в Вашингтоне. Навещает старых друзей — болельщиков сенатора Джона Маккейна и помощника госсекретаря Викторию Нуланд. Самую популярную в России женщину-дипломата. Разумеется, после непревзойденной Псаки.

Сейчас статус Саакашвили в Америке туристский, что выглядит немного смешно и по-своему неблагодарно. Поэтому Миша добивается смены туристской визы на рабочую, что ближе к действительности. Недавно на верхотуре своего дома Миша принимал бывшего директора ЦРУ Дэвида Петреуса. Наверное, они делились не только опытом покорения женских сердец. А вскоре Мишу навестит другой чемпион в этом виде спорта экс-президент Франции Николя Саркози. Торжественный обед для «экса» приготовят двоюродный брат Миши (в его ведении будет грилл) и шеф-повар соседнего итальянского ресторана «Фаббрица».

По словам репортера «Нью-Йорк Таймс»: «Подобно сети драгсторов CVS, небоскребов из стекла и евроцентрических ночных клубов, появление мистера Саакашвили в Вилльямсбурге превращает этот район в детскую площадку для игры денежных иногородцев». Да, нынешний Бруклин уже не тот, каким он был в студенческие годы Миши, когда в 90-х годах он учился на юрфаке Колумбийского университета.

— Я смотрел на это место из Манхэттена. Это было так грустно. Там была мафия. Там убийцы-мафиози хоронили и прятали трупы своих жертв. Сейчас здесь джазовая (то есть оптимистическая — М.С.) атмосфера, полная энергии и новыми стройками. Вилльямсбург частица демократической трансформации», — говорит Саакашвили.

Репортер американского издания замечает, что объект его очерка «смотрит на многие вещи сквозь линзу демократического строительства». Например?

— Кафе «Магадор» мое абсолютно любимое кафе-фаворит, потому что оно очень демократичное.

И хотя Миша жалуется на высокие цены в Вилльямсбурге, которые «кусают» даже его, хотя он далеко не беден, он все же восхищается социальной мобильностью своих бруклинских соседей.

— Они хипстеры, но умеют делать тонны денег и живут приятным образом жизни. Они уже не маргиналы своего общества, — считает Саакашвили.

Как-то поздно вечером Миша со своими друзьями стояли в очереди, чтобы попасть в «Уайт». Но его не пустили, поскольку у него не было удостоверения личности.

— Ну и о’кэй. Это не роскошное место, как в Манхэттене, — сказал Миша.

И этот афронт он приписал американской демократии. В «Уайт» никого без удостоверения личности не пускают. Даже экс-президента Грузии, которого знает весь мир. Демократия, понимаешь!

Несмотря на прибавку в весе Миша по-прежнему живчик. Он, как Фигаро у Боморше — и здесь, и там. Секретная служба США даже придумала для него подходящую кличку «Energiser Bunny». По рекламе батареек «Energiser», заряженный которыми «Bunny» — кролик превращается в подобие перпетуум-мобиле вечного двигателя. Посетив на ярмарке букинистический развал, он сразу направился в отдел, где торговали часами, сделанными из ретро-книг в твердых обложках. Сняв с носа очки фирмы «Прада», Миша закупил оптом 50 таких часов-книг для своей президентской библиотеки.

Пять месяцев назад здесь побывал и голливудский герой Леонардо ДиКаприо. Женщины немедленно опознали его и окружили, требуя автографа. Сейчас в таком же положении оказался Миша. Грузинка из Манхэттена, некто Лали Лобжанидзе узнала его, подошла и попросила автограф, но прежде все-таки осведомилась: он ли Михаил Саакашвили?

— Мой «ДиКарпио-момент», — пошутил Миша.

В грузинской диаспоре Америки фигура Саакашвили вызывает раскол. Одни поддерживают его, другие нет. Одни хвалят, другие ругают. Любопытно, что негативистов больше среди грузин-эмигрантов старшего поколения. Молодежь, скорее, благоволит ему. Так недавно группа грузинских студентов попросила Мишу сфотографироваться с ними на платформе станции метро Бедфорд-авеню. «Все прошло живо», — вспоминает Саакашвили.

Из Бруклина на Манхэттен Миша обычное едет поездом L. На Манхэттене его чаще всего можно найти в кафе «Oda House» в Ист-Виллидже. Хозяин кафе в восторге от Миши, а вот официанты недолюбливают его. То ли мало дает на чай, то ли слишком требователен. Кто его знает?! Другой любимый уголок Миши на Манхэттене — грузинский ресторан «Пепела» («Бабочка»). Сюда его привлекает ностальгия по Грузии и грузинской кухне и особенно сухое вино «Оровела Саперави», памятного для него 2004 года. Именно в «Бабочке» недавно ланчевали два «экса» — бывший президент США Билл Клинтон и бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Угощал, конечно, последний.

Мне не доводилось бывать в «Бабочке», и я не знаю, есть ли там музыка, а если есть, то поют ли и играют ли там знаменитую грузинскую народную песенку о бабочке. Бабочке в этой песенке приходится трудно. Ей наказывают: «И не улетай, и не улетай!» После чего певец или хор сами же сокрушенно спрашивают: «Так что же делать бедной бабочке?»

Несмотря на свой вес и рост Миша напоминает мне эту самую бабочку из грузинской народной песни. Он улетел из родного Тбилиси, но мечтает вернуться, желательно триумфатором. Он слишком долго бился в стекло лампады американской демократии и опалил себе крылья. В какой-то момент Мише-бабочке показалось, что он Миша-сокол и он неосмотрительно клюнул русского медведя, за что сильно поплатился. И вот сейчас Миша находится в Бруклине на перекрестке сложных путей своей жизни, ставшими одновременно историческими путями постсоветской Грузии, и глядя на мир с верхотуры Вилльямсбургского небоскреба, гадает как на ромашке: «Не улетай и не прилетай», а затем спрашивает самого себя: «Так что же делать бедной бабочке?»

В студенческие годы Саакашвили со своей женой голландкой Сандрой Релофе жили в Астории — районе Квинса. Сандра подрабатывала в ресторане «Cheesy Pizza» пока оба они не устроились в одной юридической конторе и не перебрались на Верхний Вест-Сайд. Жителей Квинса называют «людьми по ту сторону моста», а жителей Бруклина признают почти полноправными нью-йоркцами».

Жена Саакашвили по-прежнему проживает в Тбилиси. Грузинская Фемида ее не преследует. С ней живет младший сын. Отсюда «оставил и сына и трон». Старший сын Эдуард (в «честь» свергнутого им Шеварднадзе?) учится в США — в Свартморском колледже в Пенсильвании. Он обладатель мирового рекорда скорости печатания по iPad.

Сам Саакашвили хотел бы возобновить свой статус «старшего государственного деятеля» в Университете Тафта, коим он перестал быть в мае этого года. Неясно и с профессорством в Колумбинке. В обоих учебных заведениях побаиваются: а вдруг Мишу осудит Международный трибунал? Смущает и его «личное поведение», — как свидетельствует профессор Колумбийского университета Линкольн Митчелл. Замечу ради справедливости, что Митчелл критически относится к Михаилу.

В августе прокуратура Грузии обвинила Саакашвили почти во всех смертных и несмертных грехах, включая трату государственных средств на проживание в гостиницах; на содержание личного косметолога (или косметички?); на оплату отелей и путешествия двух манекенщиц; на использование ботокса и удаление волос; на аренду яхты в Италии; на покупку «произведений» лондонской художницы Мередит Остром, которая «рисует» своим голым накрашенным телом, катаясь по холсту. К более серьезным обвинениям относится применение силы против участников демонстрации протеста в Тбилиси в 2007 году. По совокупности Саакашвили может загреметь на 11 лет тюрьмы, если попадет в лапы грузинского правосудия.

Скабрезно обвинение Миши в том, что он на государственные средства оплатил поездки в Грузию (2009 год) физиотерапевта-массажистки – некоей госпожи Дороти Стайн. Саакашвили утверждает, что такое имело место лишь один раз. Но шалунья Дороти говорит, что «такое» имело место несколько раз, за что она получила 2000 евро. Это был ее фирменный массаж, который заканчивался… укусом пациента. «Он мне надавал кучу подарков. Он говорил, что его жена не возражает (против подарков или?). Среди подарков было и золотое ожерелье с каким-то религиозным знаком».

Ответ Саакашвили на все обвинения однозначен — это политическая вендетта, за которой стоят его враги во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили. (Больше Иванишвили Миша ненавидит лишь свою Немезиду — российского президента Владимира Путина)…

Помимо хождения в кино и сидения с друзьями в злачных местах Саакашвили увлекается ездой на велосипеде. Фотографии, где он снят на велосипеде или рядом с велосипедом, Миша раздает как автографы. Он и репортера «Нью-Йорк Таймс» спросил, не хотел бы ли тот получить подобное фото? Репортер захотел. Тогда Миша переоделся в красные трусы и дал себя «щелкнуть» на фоне кафе и группы евреев-хасидистов в больших черных шляпах и с длинными пейсами…

Русский поэт Константин Бальмонт, кстати, первый переводчик «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели, (я видел их отрывки-подлинники в знаменитой Боделианской библиотеке Оксфордского университета), предупреждал будущие поколения: «Тише, тише совлекайте с древних идолов одежды». Будущие поколения ему не вняли. Они не то что совлекают, а сдирают одежды с древних идолов, оголяя не только их, но и самих себя, свое абсолютное непонимание исторических процессов и личностей. Последние у них или «плохие», или «хорошие», причем те могут меняться местами по потребности.

У независимой Грузии были три президента — Звиад Гамсахурдиа, Эдуард Шеварднадзе и Михаил Саакашвили. Сейчас все они занесены на скрижали скорописной истории как «плохие». И действительно, их грехам нет числа. Но на этом нельзя ставить точку. История продолжается. Она кончилась только в трактатах Фукуямы.

Никто и никогда не сможет вычеркнуть из истории Грузии тот факт, что именно реакционный романтик Звиад Гамсахурдиа первым провозгласил ее независимость. Никто и никогда не сможет вычеркнуть из истории Грузии тот факт, что именно удивительный гибрид партработника и прораба перестройки — Эдуард Шеварднадзе – не дал ей распасться и умереть с голоду. Никто и никогда не сможет вычеркнуть из истории Грузии тот факт, что именно Михаил Саакашвили прорубил для нее окно в Европу или, скорее, в Америку. Свитки истории нельзя превращать в полимпсест — стирать одно, вписывать другое. История таких «редакторов» всегда наказывает и никогда не прощает.

Неисповедимы пути Божьи и неисчислимы грехи человеческие. И как часто эти грехи движутся по ошибочно понятным путям Всевышнего.

Неслучайно дорога в ад усыпана благими пожеланиями. Никто из вышеупомянутой троицы не желал зла Грузии. Все они по-своему любили ее. Я никого не собираюсь оправдывать. Все они кругом виноваты. Но прежде чем забить их камнями, вспомним, что сказано на сей счет в Библии.

 

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис

 



Партнеры