Лавров о санкциях – в интервью Bloomberg: «Россия не будет сдаваться, могу заверить»

Позиция Москвы по украинскому вопросу останется неизменной, заявил глава МИД РФ

28 сентября 2014 в 14:27, просмотров: 19483

В минувшую субботу, 27 сентября, министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил с речью на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Учитывая напряженную обстановку в мире — а речь не только о ситуации на Украине, но и о событиях на Ближнем Востоке, где США с союзниками развернули борьбу против террористов, об эпидемии Эбола и т. д. – главе отечественной дипломатии было, о чем рассказать миру. Речь министра, как и последующие его ответы на вопросы журналистов, включая эксклюзивное интервью Bloomberg, в очередной раз подтвердили незыблемость российской позиции в международных вопросах.

Лавров о санкциях – в интервью Bloomberg: «Россия не будет сдаваться, могу заверить»
фото: Михаил Ковалев

«Вашингтон открыто продекларировал свое право использовать военную силу в одностороннем порядке и где угодно - для отстаивания собственных интересов», – заявил министр в начале выступления. При этом, по его словам, «все силовые операции, предпринимавшиеся в последние годы США, заканчивались плачевно».

Последней на сегодня жертвой подобной политики стала Украина, заявил Лавров. И хотя и США, и ЕС поддержали госпереворот в стране, в данный момент, подчеркнул дипломат, не предпринимается должных мер для расследования «кровавых февральских событиях на Майдане, массовой гибели людей в Одессе, Мариуполе и других районах Украины. Сознательно приуменьшаются масштабы жуткой гуманитарной катастрофы, вызванной действиями украинских силовиков на юго-востоке страны.. Затягивается проведение тщательного и независимого расследования обстоятельств крушения малайзийского авиалайнера над украинской территорией. Виновные во всех этих преступлениях должны быть установлены и преданы правосудию».

Россия, со своей стороны, «искренне заинтересована в восстановлении мира в соседней стране, и это должны хорошо понимать все, кто хоть немного знаком с историей глубочайших, братских связей между двумя народами». По словам Лаврова, путь к политическому урегулированию известен: это обязательство со стороны Киева (закрепленное в Женевском заявлении) «немедленно начать широкий общенациональный диалог с участием всех регионов и политических сил Украины с целью осуществления конституционной реформы».

Что же касается давления на Россию со стороны Запада, то, как отметил Лавров, такого рода попытки «абсолютно бесперспективны».

Разумеется, украинская тема стала основной и в ходе эксклюзивного интервью, которое Лавров дал Bloomberg TV после выступления. В частности, был затронут вопрос влияния Москвы на так называемых ополченцев, воюющих на востоке Украины. «Они слушают нас, но не всегда», – отметил Лавров, приведя в качестве примера майский референдум о независимости ДНР и ЛНР, который был проведен, несмотря на обращение Путина с просьбой перенести дату голосования. Что же касается российского присутствия на Украине, то, по словам Лаврова, речь идет о добровольцах: «Много добровольцев, много русских, один американец... Много европейцев. Мы никогда не отрицали, что там воюют российские добровольцы...».

Как признался дипломат, западные партнеры предлагали Москве выработать критерии, по которым можно будет снять с России санкции: «подразумевая, что Россия должна сделать что-то, чтобы удовлетворять этим критериям». «Мы смеемся и говорим — вы сделали это, вам и решать, что дальше. Мы не собираемся менять свою позицию, мы считаем ее честной, мы думаем прежде всего об украинском народе», -подчеркнул Лавров.

«Мы не собираемся ждать, пока «Большой Брат» изменит свое мнение. – отметил глава МИД РФ отвечая на вопрос о вреде санкций для российской экономики. – Да, экономика не в лучшей форме, но всякое случается, в том числе, рецессия, не только в России, но и в других странах. И мы не будем сдаваться, могу заверить».

О ЧЕМ ЕЩЕ ГОВОРИЛ ЛАВРОВ НА ПОЛЯХ СЕССИИ ГА ООН

«Борьба с террористами на территории Сирии должна выстраиваться в сотрудничестве с сирийским правительством, которое четко заявило о своей готовности к этому. Дамаск уже делом доказал свою способность к взаимодействию с международным сообществом, выполнив свои обязательства в рамках программы ликвидации химического оружия».

«Угроза терроризма требует комплексного подхода, если мы хотим искоренить ее причины, а не быть обреченными реагировать на симптомы. ИГИЛ - это только часть проблемы».

«Еще одно буквально кричащее направление совместной работы - объединение усилий для выполнения решений ГА и СБ ООН о борьбе с вирусом Эбола. Наши врачи уже работают в Африке. Планируется дополнительная доставка гуманитарной помощи, оборудования, медицинской техники, медикаментов, бригад специалистов для содействия программам ООН в Гвинее, Либерии, Сьерра-Леоне».

«Относительно вопроса о высказываниях президента Обамы о том, что Россия после лихорадки Эбола входит наряду с терроризмом в число главных угроз. Не думаю, что этот список отражает восприятие Российской Федерации в современном международном сообществе».

«Насчет новой «холодной войны» в кулуарах я разговаривал со многими коллегами в ходе этой сессии. И некоторые коллеги сказали мне, что теперь им стало понятно, что «холодная война» никогда не прекращалась. Те, кто победили в этой войне, никогда не отказывались от использования ситуации в своих геополитических интересах, вопреки декларациям о равноправии, взаимной выгоде, взаимном учете интересов, неделимости безопасности и др.».

«Что сделать для улучшения отношений с США? Мы их не ухудшали. Так же, как не ухудшали эти отношения в период «дела Сергея Магнитского» или когда, как «снег на голову», на нас свалился Эдвард Сноуден, и американцы почему-то жутко обиделись именно на Россию, приняв даже решение отменить визит президента США Обамы в Москву накануне саммита «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге. Не видим нужды инициировать какие-то шаги. Мы готовы к честной и равноправной работе».

«Расширение же НАТО я считаю ошибкой. В известной степени это даже провокация, безответственная политика, которая подрывает обязательства выстраивать в Европе единую систему равной, неделимой безопасности для всех, независимо от того, входит кто-то в определенный военно-политический блок или нет».

«Мы не допустим новой гонки вооружений».



Партнеры