Трамп отрыл топор войны: удар США в Сирии накрыл Россию

Как эта ситуация отразится на отношениях Москвы и Вашингтона

7 апреля 2017 в 16:33, просмотров: 53699

«Друг России» Дональд Трамп отрыл топор войны и запустил им прямо по союзнику России - Сирии. С военной точки зрения удар 59 американских крылатых ракет «Томогавк» по авиабазе сирийских правительственных войск можно сравнить с символическим холостым выстрелом. Но вот с политической точки зрения, значение этого решения президента США равнозначно приличной силы землетрясению.

Заявлять, что Дональд Трамп одним ударом превратил в пылающие руины надежды на улучшение отношений между РФ и США при новой американской администрации, было бы, наверное, преувеличением. Однако степень угрозы - и для отношений между Москвой и Вашингтоном, и для стабильности во всем мире - резко возросла. Трамп доказал: он является абсолютно непредсказуемой фигурой не только для своих союзников по НАТО, но и для страны, с которой он надеялся подружиться — Россией.

Трамп отрыл топор войны: удар США в Сирии накрыл Россию
фото: ru.wikipedia.org

Как хорошо все начиналось — и как поразительно быстро все плохо закончилось. На излете марта 2017 года ключевые фигуры новой администрации США дали понять, что Вашингтон готов смириться с дальнейшим пребыванием Башара Асада у власти в Сирии.

Постпред при ООН Никки Хейли заявила, что требование об уходе Асада больше не является для Америки приоритетом. Государственный секретарь Рекс Тиллерсон провозгласил в Анкаре, что судьбу Асада должен решать сам сирийский народ. А пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер пообещал, что США сосредоточаться в Сирии на борьбе с группировкой ИГИЛ (запрещена в России - «МК»).

И вот конкретный «выхлоп» всех приятных для России заявлений: уже в первой декаде апреля Америка Дональда Трампа фактически выступила в роли военного союзника ИГИЛ. Подобное стремительное изменение курса Вашингтона, естественно, не может не вызвать подозрений: «неопровержимые данные» об химической атаке сирийских правительственных войск в городе Идлиб появились как-то на удивление «вовремя». И отказываться от этих подозрений, на мой взгляд, не стоит. В вопросе о происходящем в Сирии верить на слово нельзя ни западным политикам, ни западным журналистам, ни даже западным гуманитарным организациям.

Режиму нынешнего сирийского президента я, впрочем, тоже на слово верить не готов. Асад действует в рамках логики: не важно, чем я ударяю своего противника, главное, что я его ударяю его больно. Асад далеко не всегда следует советам и рекомендациям Москвы. Асад относится к нам очень потребительски и постоянно ведет свою игру. Но мой информированный собеседник из ближнего окружения Путина заявил, что у Москвы есть стопроцентная уверенность: в этот раз Асад никакой «своей игры» не вел, химического оружия не применял, и Америка прекрасно об этом знает. Находящаяся под американским влиянием Организация по запрещению химического оружия вот уже который месяц «маринует» подтвержденные данные о применении химического оружия оппонентами Асада в районе Алеппо.

Почему тогда Трамп поступил так, как он поступил? Все встает на свои места, если принять за точку отсчета: первопричиной решения президента США были не события в Сирии, а тонкий внутриполитический расчет. В отношении российского курса нового президента постоянная американская политическая элита фактически приставила к спине Трампа острый нож. У Трампа было два выхода. Выход первый: идти вперед по пути, к которому его подталкивают — к пути отхода от его прежних обещаний о партнерстве с Москвой. И тогда нож так бы и остался не вонзенным. Выход второй: попытаться осуществить свои прежние намерения и почувствовать, как нож все глубже впивается в его тело. Решение об ударе по Сирии свидетельствует: Трамп выбрал первый вариант.

В политике очень важно уметь сохранить лицо. Если ты отступаешь и капитулируешь перед своими оппонентами, то создай иллюзию: ты делаешь это не потому, что тебе страшно. Ты делаешь это потому, что этого требуют твои высокие моральные и политические принципы!

Искусство изящного политического маневра — это не то, что с чем обычно ассоциируется Дональд Трамп. Но в данном случае разворот курса президента на 180 градусов принес ему вполне конкретные внутриполитические дивиденды: вашингтонская элита его действия горячо одобрила. Чуть ли не впервые за последние месяцы столичные бонзы признали Трампа «своим парнем».

Однако внутриполитическая разумность маневра Трампа совсем не равнозначна, даже противоположна его внешнеполитической разумности. Ослаблять Асада — значит усиливать ИГИЛ. Неужели Америке это надо? Не надо, не надо и еще раз не надо. Америка, конечно, предпочла бы не Асада, а «умеренных оппозиционеров». Но нет в природе этих «умеренных». Или, вернее, они есть, но им не хватает или «умеренности», или сил, чтобы стать реальной альтернативой режиму Асада.

«Показательно наказав» Башара Асада, Трамп ни на йоту не изменил эту ситуацию. Поэтому будет лучше, если нынешний кризис в отношениях РФ и США из-за американского авиаудара ограничится громким обменом взаимными обвинениями. В Москве, как мне кажется, рассчитывают именно на такой вариант, который позволит Трампу «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». На уровне официальных заявлений Россия очень жестко ответила на действия американского лидера. Но в этой жесткости угадывается желание не взрывать мосты с Вашингтоном. Например, действие соглашения с США об избежании инцидентов в Сирии не прекращено, а только приостановлено. Мелочь, конечно. Но в дипломатии мелочь часто является не собственно мелочью, а кодовым сигналом.

Но вот вопрос: готовы ли в США к приему этих «кодовых сигналов»? Российско-американские отношения по-прежнему остаются в заложниках у американской внутриполитической борьбы. А теперь в список этих «заложников» можно под вопросом добавить еще и возможность разумный совместный курс в Сирии.

Внутриполитические оппоненты Трампа не удовлетворятся той «костью», которую он им бросил, разбомбив сирийский аэродром. От президента США будет требовать новых «костей», новых доказательств того, что он «увидел свет истинны» и отказался от своих прежних «заблуждений». И как на такие требования будет реагировать Дональд Трамп? Этого пока не знает никто, включая, скорее всего, самого Трампа.

Причин кричать «катастрофа!» нет. Но заявлять «это все шоу!» - тоже не вариант. В отношениях между двумя главными ядерными державами планеты стало еще меньше определенности, чем раньше. И это очень плохо и для нас, и для них.

Читайте материал "«Трамп молодец»: конспирологическая версия удара США по сирийской базе"

Все новости о событиях вокруг ракетного удара США по Сирии читайте в нашей онлайн-трансляции



    Партнеры