Хроника событий Брат Алексея Навального Олег вышел из одиночной камеры "Привет" от Навального: Яровая попала в больницу с травмой глаза Валентин Болдышев возглавил штаб Навального в Пскове МВД проверило доклад ФБК по Медведеву и не нашло коррупции Фигуранта "дела 26 марта" Шпакова осудили на полтора года колонии

Диктатура зеленки: как борьба с Навальным меняет российскую политику

"Немедленно смени свои политические взгляды на правильные!"

3 мая 2017 в 19:43, просмотров: 19910
Диктатура зеленки: как борьба с Навальным меняет российскую политику
фото: Наталия Губернаторова

Ты несовершеннолетний, который поддерживает Алексея Навального? Немедленно смени свои подрывные политические взгляды на правильные! А не сменишь — тебя изымут из семьи и отправят в детский дом! Таких взглядов на воспитание подрастающего поколения придерживается заместитель директора одной из средних школ города Владимира. И она не держит свои взгляды под замком, а охотно делится ими со своими подопечными. Благодаря технической подкованности современных школьников и расторопности владимирских журналистов каждый из нас может стать свидетелем сеанса психологического террора, устроенного педагогом «неправильному» школьнику.

Случай во Владимире — городе, чье название совпадает с именем Президента России, — это, конечно, всего лишь очередной эксцесс исполнителя. Поведение заместителя директора школы с полным на то основанием было осуждено и ее прямой руководительницей, и другими владимирскими чиновниками.

Но вот какая мысль не дает мне покоя при взгляде на российский политический пейзаж весны 2017 года: внезапно вокруг стало неимоверно много ретивых исполнителей, которые то и дело совершают эксцессы. А вот силы, которые могут и должны обуздать этих исполнителей, либо стыдливо прячутся по углам, либо действуют с подчеркнутой медлительностью и неэффективностью.

Если власть не умеет защищать себя, она очень скоро перестанет быть властью. Но кроме самозащиты у власти есть и другая, не менее, а, возможно, еще более важная задача: поддержание порядка в обществе, обеспечение честных правил политической борьбы. Я не являюсь сторонником Алексея Навального. Перспектива его дальнейшего политического возвышения не вызывает у меня даже намека на энтузиазм. Но дело не в моем отношении к Навальному и не в перспективе его политического возвышения — перспективе, которая, кстати, носит очень ограниченный характер. Даже если бы у Навального было юридическое право баллотироваться в президенты — а такого права у него нет, несмотря на все разговоры о возможности чего-то добиться через Европейский суд по правам человека, — это Алексею Анатольевичу не сильно бы помогло. Логика современного политического развития России такова, что преемником Путина может стать либо он сам, либо — на следующих президентских выборах — человек из нынешней правящей элиты. Дело в том, что все, что сейчас происходит вокруг Навального, является и неправильным и аморальным.

Когда российская власть считает это нужным, она может действовать с безжалостной эффективностью. Вспомним хотя бы о судьбе Центра Рерихов. Вместо живого, дышащего музея с прекрасными картинами сейчас в центре Москвы «красуется» лишь разоренный особняк. Но где это «чувство срочности» в ситуации с Алексеем Навальным? Человек, которого значительное количество россиян считают ведущим оппозиционным политиком страны, в результате нападения «неизвестных» может частично потерять зрение. Неужели поиск и скорейшая поимка этих «неизвестных» — это в глазах власти менее приоритетная задача, чем уничтожение музея Рериха?

В России принято считать, что мораль и политика — это несовместимые понятия. А вот я согласен с этой мыслью лишь отчасти. Я убежден, что моральная правота и моральная легитимность — это очень важные политические категории, очень важные составляющие политического капитала. После думских выборов декабря 2011 года моральная правота на какой-то период оказалась достоянием «болотной» оппозиции. Но та неимоверно быстро растратила свой политический капитал. И в глазах очень серьезной части общества моральная правота вновь отправилась в стан власти. Возвращение Крыма в состав России три года тому назад еще больше усилило этот эффект. И в глазах некоторых обитателей властных кабинетов моральная правота власти, видимо, стала восприниматься как нечто само собой разумеющееся, как еще один атрибут большого начальника — вроде мигалки на крыше автомобиля.

Но моральная правота не работает по этому принципу. Ее очень легко потерять и довольно сложно вновь обрести. А теперь мой политический прогноз: если в ближайшее время «исполнители, активисты и прочие озабоченные граждане» не будут самым решительным образом усмирены, то власть рискует расстаться с очень значительной частью своего морального капитала. Все политические достижения последних лет — укрепление авторитета института выборов, перевод протеста с площадей в плоскость легальной политической борьбы, посткрымское чувство единения власти и народа — будут потеряны. Мы рискуем вернуться в политическую реальность до 2011 года — реальность, когда доминирующим настроением в обществе был безграничный цинизм по отношению к политической системе своего государства.

Нельзя делить хулиганов на «просто хулиганов» и «политически близких хулиганов». Нельзя делать вид, что власть здесь как бы ни при чем, что у нее нет рычагов воздействия, что она не может найти виновных. Конечно, у власти есть возможность плевать на слово «нельзя» и вести себя так, как она считает нужным. Но за все в этой жизни — а за нарушение политических табу особенно — рано или поздно придется платить. Платой за фактическое предоставление свободы действий «ретивым исполнителям» и «разгневанным гражданским активистам» станет мощная интоксикация российского политического процесса, его возвращение в плоскость незаконных методов политической борьбы.

Власть не имеет права отдавать свои функции на «аутсорсинг» — делиться с «гражданскими активистами» своей монополией на законное применение насилия. Украина Виктора Януковича и Петра Порошенко это сделала. И где теперь Украина? Точно не в том месте, где бы ей следовало находиться с точки зрения ее собственных национальных интересов. Россия должна воспринимать судьбу своей соседки как предостережение. Должна — но, похоже, не воспринимает. Только такой вывод можно сделать из того факта, что «щедрые люди с большим запасом зеленки и душевной потребностью ею делиться» в политическом плане по-прежнему живее всех живых.

Угрожая изъять «политически неграмотного» ребенка из семьи и отправить его в детский дом, заместитель директора школы из Владимира руководствовалась прежде всего своими собственными представлениями о добре и зле, о правильном и неправильном. Однако наши представления о правильном и неправильном не есть нечто монолитное и неизменное во времени. Эти представления меняются в зависимости от психологического климата в обществе, от общепринятых моральных норм, от неких политических флюидов, если хотите. Мне кажется, что дама-педагог из Владимира просто отравилась такими флюидами. И боюсь, что это в высшей степени заразно.

Читайте материал "Зеленка Навального" засохла в полицейском архиве.

Дело Навального. Хроника событий


    Партнеры