Кадыров как новый руководитель российской внешней политики

Кавказ уполномочен заявить

4 сентября 2017 в 18:34, просмотров: 89112

Согласно Конституции РФ внешней политикой у нас руководит президент и только президент. Но, похоже, буква Основного закона перестала отвечать реальности: бремя мировых проблем с главой государства уверенно разделил глава Чеченской республики. К такому выводу заставляют прийти недавние высказывания Рамзана Кадырова по поводу ситуации в Мьянме и реакция на эти эскапады высших эшелонов власти.

Глава Чечни выразил явное несогласие с позицией России по этому вопросу, и что мы видим в сухом остатке? Поменялась отнюдь не риторика Кадырова. Корректировку претерпела внешняя политика. А во многом и политика внутренняя.

Кадыров как новый руководитель российской внешней политики
фото: kremlin.ru

Справедливости ради, Рамзан Ахматович несколько смягчил свое негодование, придав ему условное наклонение. «Если Россия будет поддерживать тех шайтанов, которые сегодня совершают преступления, я против позиции России», - заявил Кадыров в своем видеообращении, размещенном на его страничке в сети Instagram. Но, не удержавшись, добавил: «У меня свое видение, своя позиция».

Позиция российского МИДа и Кремля на тот момент действительно сильно отличалась от кадыровской. Можно даже сказать, была диаметрально противоположной. Те, кого глава Чечни называет «шайтанами», - власти Мьянмы, проводящие операцию по наведению конституционного порядка в районах, населенном рохинджа, этническим меньшинством, исповедующим ислам, - давно уже пользуются мощной поддержкой со стороны Москвы.

Не далее как 28 августа Россия в лице департамента информации и печати МИД выразила безусловную «поддержку усилиям правительства Мьянмы, предпринимаемым с целью нормализации обстановки». Вся вина за дестабилизация возлагалась при этом на «Армию спасения рохинджей Ракхайна». Мидовцы решительно осудили их «очередную вылазку боевиков» - «серию скоординированных нападений на полицейские участки и армейские подразделения», в результате которых «погибло 11 мьянманских силовиков». О том, число жертв с противоположной стороны этого многолетнего конфликта идет, по некоторым данным, уже на десятки тысяч, в Москве до поры до времени предпочитали не замечать.

Читайте материал «Что произошло в Мьянме: араканская резня буддистов и мусульман»

В марте нынешнего года Россия вместе с Китаем заблокировали предложенный Великобританией проект заявления Совбеза ООН, в котором выражалась озабоченность действиями властей Мьянмы, а именно - возобновлением боев в мятежном регионе и связанным с этим массовым нарушение прав человека. А 10 лет назад, в 2007 году, Россия и Китай наложили вето на инициированный англичанами и американцами проект резолюции, требовавший от правительства Мьянмы «прекратить военные нападения на мирных граждан в областях проживания этнических меньшинств».

Нельзя не отметить, что межгосударственная любовь была вполне взаимной. В 2014 году Мьянма была в числе стран, которые не поддержали резолюцию Генассамблеи ООН, осуждавшую присоединение к России Крыма. И, напротив, активно поддержала предложенную уже самой Россией резолюцию о «борьбе с героизацией нацизма», осуждавшую возведение в ранг национальных героев «тех, кто сражался против антигитлеровской коалиции или сотрудничал с нацистами». Направленную в первую очередь, как нетрудно догадаться, против Украины и прочих наших восточно-европейских недругов.

Мьянма активно покупает российское оружие. Более того, не так давно две страны стали официальными военными партнерами. Соглашение о военном сотрудничестве, заключенное летом прошлого года, предусматривает взаимодействие в военно-морской области, в сфере военной медицины, военного образования и по ряду неназванных «перспективных направлений». На церемонии подписания документа замминистра обороны Анатолий Антонов лучился оптимизмом: у обоих держав будет отныне, по его словам, «достаточно инструментов для того, чтобы сделать все возможное для усиления боеготовности вооруженных сил Мьянмы и РФ».

И вот наш благодарный и перспективный мьянманский друг оказался вдруг «шайтаном». Да, пока лишь по версии главы Чечни. Но, во-первых, мнение главы региона - далеко не мнение частного лица. Кстати, ко всему прочему Кадыров занимает не последнее место и в возглавляемой премьером партии власти: член Высшего совета «Единой России». Нет, бывает, конечно, что оступаются и чиновники более высокого ранга. Однако ни по административной, ни по партийной линии Рамзана что-то пока никто не пропесочивает.

Никто не стал разгонять и задерживать участников абсолютно не санкционированного, но благословленного Рамзаном митинга мусульман у посольства Мьянмы.

Более того — вышло заявление департамента МИД, совершенно по-новому расставляющее акценты в мьянманском вопросе: «Внимательно следим за положением в Ракхайнской национальной области Мьянмы. Обеспокоены сообщениями о продолжающихся боестолкновениях, приведших к жертвам как среди мирного населения, так и силовых структур правительства, о резком ухудшении гуманитарной обстановки в этом регионе страны». Такую же озабоченность выразил и пресс-секретарь президента.

Стремительность этой метаморфозы поражает воображение. И в то, что в Кремле и на Смоленской площади прониклись наконец-то горестной судьбой народа рохинджа, верится, честно говоря с трудом. Как и в то, что это часть какого-то хитроумного плана.

Никакой особой стратегии в этих метаниях чиновников не чувствуется. Чувствуется лишь страх, страх получить накануне президентских выборов новый-старый очаг нестабильности. Теми же соображения Москва, похоже, руководствуется и во всех иных случаях, когда чеченский нацлидер заявляет о своей особой позиции. Чем бы Рамзан ни тешился - лишь бы не было войны. Что ж, войны при таком подходе, возможно, и не будет. Но может получиться такая борьба за мир, что от Конституции останутся одни клочки.

Лучшее в «МК» за день — в короткой вечерней рассылке: подписывайтесь на наш канал в Telegram



Партнеры