Это Беларусь, детка: как зачищают «пророссийскую поляну»

Куда за четверть века ушли наши «братья»

12.01.2018 в 16:48, просмотров: 15652

Уже второй Новый год встретили под арестом журналисты, граждане Белоруссии, которых судят за публикации в российских СМИ. Суд проходит в Минске прямо в эти дни, и за «разжигание национальной розни, осуществленное группой лиц» журналистам грозит от пяти до двенадцати лет тюрьмы.

Это Беларусь, детка: как зачищают «пророссийскую поляну»
фото: pixabay.com

Между кем и кем разжигалась национальная рознь публикациями в российских СМИ? Да вот между русскими и белорусами. При этом, что многократно подтверждено в суде, оскорбленной чувствует себя только белорусская сторона, представленная рядом экспертов.

Чем же оскорблены белорусские эксперты? Они оскорблены много чем. Употреблением в российских СМИ слова «Белоруссия». Тем, что Ефросинья Полоцкая названа общерусской святой и для белорусской культуры в целом указаны общерусские корни. Ну и, безусловно, глубокое возмущение возникло в экспертах из-за того, что в публикациях вроде бы подразумевается превосходство русского языка над белорусским. Когда в суде стороной защиты зачитывается цитата из Александра Лукашенко, который прямо говорил то же самое, — это игнорируется.

Это все не секрет, не тайна, подробное и каждодневное освещение процесса можно найти в репортажах на сайте «Евразия Дейли» — одном из тех, где публиковались статьи, за которые судят публицистов.

Да, процесс — не тайна, но протекание его подобно фантасмагории. Полное отсутствие «розни», с одной стороны, и эмоциональные оценки исторического материала, данные экспертами-неисториками, — с другой. А ведь в норме эксперт не имеет права на эмоции. Не аргументирует свое решение интуицией. Не рассуждает о том, что «могло бы произойти». И в норме предполагается, что эксперт профессионально разбирается в материале, по которому он должен дать объективное заключение.

Но в белорусском процессе эксперты исходят «из фоновых знаний, которыми обладает практически любой человек», допускают откровенные домыслы в экспертизе, а в зале суда — заявления, что перестройка в СССР началась в 1991 году. Люди с такими фоновыми знаниями о недавнем прошлом позволяют себе судить об истории БССР и общерусской истории, не будучи историками. И все это выливается в экспертизу, которую зачитывает белорусский прокурор: «Статья может развить взаимное недоверие между людьми русской и белоруской национальности…». На основании таких умозаключений людей уже второй год держат за решеткой и могут посадить на срок до двенадцати лет.

Я прежде уже писала об этом процессе и знаю, какое самое распространенное возражение выдвигают российские читатели. Оно такое: граждан Белоруссии судят в Белоруссии по белорусским законам, нам не надо вмешиваться, нам надо заниматься своими делами. Иногда к этому добавляется прелестное развитие: надо заниматься своими делами, чтобы стать сильным, эффективным государством. Вот когда мы станем сильным, эффективным государством — тогда с нами будут считаться. А сейчас не надо.

Что ж, с этой точкой зрения солидарен российский МИД, заявления его официальных представителей выдержаны в духе «это дело Белоруссии».

Но, друзья, вы правда думаете, что государство, которое устраняется от самостоятельной оценки своей истории (а весь суд над публицистами строится вокруг интерпретации фактов общерусской истории), намерено стать сильным и с ним будут считаться? И куда за четверть века, что мы не вмешивались, уже ушла Белоруссия, как и другие наши «братья»?

Менее года назад, в марте 2017-го, в книжном магазине в центре города Гродно я купила красочно изданную книжку «Heta Belarus, Dzietka!». Второе издание за два года, 4000 экземпляров, книжка на белорусском и английском языках — причем указано, что это перевод, но не сказано, с какого языка. Цель авториц — молодых женщин, живущих на Западе, — прославить белорусскую уникальность. Я не шучу, а цитирую подзаголовок. Дальше с этой целью они рассказывают о таких специфически белорусских явлениях, как дача, баня, отключения горячей воды летом — и старательно подчеркивают, что «две страны, возможно, делили некоторые периоды истории, русский — второй официальный после белорусского, и Беларусь любит русский газ по сниженным ценам, но это два совершенно разных народа».

Почему эта книжка переиздается, демонстративно, прямо чуть ли не на кассе, продается, и никому в голову не придет судить авториц за разжигание национальной розни — а публицистов, рассказывающих про общерусскую историю, второй год держат за решеткой, судят, могут надолго посадить в том числе за то, что в российских СМИ они рассказывали про белоруссизацию?..

Да, я знаю ответ: «это дело Белоруссии». Но хотя МИД РФ самоустранился от участия в процессе, суд интересует даже сотрудничество одного из обвиняемых (Юрия Павловца) с сайтом «Вместе с Россией», действующим под эгидой российского посольства, и получал ли Павловец за это деньги… Сколько бы мы ни показывали, что вообще никак не вмешиваемся, — нам ведь все равно никто не поверит.

Отказ от вмешательства — тоже выбор, имеющий последствия. Говоря, что это дело Белоруссии, — мы ведь понимаем, куда она движется? Мы отдаем себе отчет, какую эволюцию прошел с 1990-х годов Александр Лукашенко, и что даже он не вечен? А ведь после него старательно зачищенной окажется именно пророссийская поляна.

В прошлом году я спросила у своего товарища в Белоруссии, тоже пытающегося сотрудничать с Россией: почему арестованы эти журналисты? Он ответил так: «Они дали понять, что Белоруссия не такой уж союзник России, как принято считать».

«Но разве это не правда?» — спросила я. «Это правда, и об этом более или менее известно. Но об этом нельзя говорить прямо. И тем более недопустимо, чтобы это звучало на российскую аудиторию с белорусской стороны. Когда об этом пишут российские граждане, это воспринимается не так болезненно».

Ну что можно сказать? Почитайте книжку про то, что «Беларусь любит российский газ по сниженным ценам, но это два совершенно разных народа». Она продается невозбранно, но не предназначена для российской аудитории.

Дорогая моя российская аудитория! Я понимаю, что ты хочешь спокойно жить. Я понимаю, что тебе мало рассказывали про общерусскую историю, и ты привыкла думать, что белорусы — другой народ, почему-то до сих пор повально говорящий по-русски. И когда при этом русский язык исчезает, например, из надписей в общественном транспорте, я знаю, что ты считаешь это «внутренним делом Белоруссии». Но про тебя, дорогая российская аудитория, тоже говорят в белорусском суде. Белорусский госэксперт Алла Кирдун 10 января сказала, что в первую очередь именно ты не способна к критическому мышлению, не владеешь информацией и можешь поддаться разжиганию розни.

Подумай, пожалуйста, дорогая российская аудитория.



Партнеры