Из маршала Жукова выбивают деньги

Музей полководца выселяют из Генштаба и одновременно “пилят” премии его имени

19 апреля 2010 в 17:09, просмотров: 8656
Из маршала Жукова выбивают деньги
Экспонаты музея маршала.
“Военные музеи, как Эрмитаж, должны приносить доход”, — об этом заявила на совещании военного ведомства одна из помощниц министра обороны, когда встал вопрос о судьбе мемориального музея-кабинета маршала Жукова, который находится в старом здании Генштаба. Понятно, что прибыли от него никакой. А потому музей оттуда решено выселить. По-тихому. После окончания торжеств 65-летия Победы, дабы не возбуждать недовольство ветеранов. А когда праздник отшумит, всю обстановку кабинета и личные вещи Маршала Победы — из Генштаба вон! Как считают офицеры Генштаба, кабинет Жукова займет один из многочисленных помощников министра — то ли очередной налоговик, то ли строитель.

В принципе решение понятное. Георгий Константинович был военачальником жестким, несговорчивым, на все имел собственное суждение и отстаивал его на самом высоком уровне. Нынче такие качества в военном ведомстве не приветствуются. Ну и зачем лишний раз напоминать нынешним офицерам и генералам, что когда-то в их кабинетах царили совсем другие нравы.  

А тут еще кадеты-жуковцы завели традицию ежегодно принимать в этом музее торжественную клятву, обещая “стать похожими на великого полководца”. Неужели не ясно: не требуется сегодня этого сходства.  

Или еще хуже: вдруг кому-нибудь вздумается сравнить обстановку кабинета бывшего министра обороны Жукова с апартаментами нынешних военачальников? Вот придет офицер в музей, а экскурсовод ему: “Обратите внимание: ничего лишнего. Сама обстановка говорит о чрезвычайной скромности маршала...”. Это что, намек? Крамола.  

В общем, ни к чему все эти сравнения, воспоминания… Пусть чтят и клянутся “стать похожими” где-нибудь подальше от Генштаба — цитадели военной мысли и власти. Так что после праздника кабинет Жукова, точнее его обстановку и личные вещи маршала, планируется вывезти в Культурный центр Российской армии, где планируют открыть зал полководцев. Его частью, возможно, и станет бывший музей. Правда, теперь он уже не сможет называться мемориальным, скорее это будет “уголок дедушки Жукова” — муляж, подделка.  

Это раньше, когда его создавали, пытались заботиться о подлинности. В приказе министра обороны 1997 года №343 говорится, что “мемориальный кабинет-музей Маршала Советского Союза Г.К.Жукова является филиалом Центрального музея Вооруженных Сил, занимает ведущее место среди аналогичных мемориальных музеев страны” и “само помещение, каждый предмет интерьера являются историческим памятником”.  

Сейчас в Минобороны к историческим памятникам и интерьерам относятся проще. Не только музеи, старинные особняки превращаются в товар. А как там нас учили классики: товар — деньги — товар? То есть с товара нужно иметь доход.  

Кстати, экскурсии в кабинете-музее Жукова были не бесплатными: взрослые (группа до 15 чел.) — 700 руб.; школьники (группа не более 20 чел.) — 500 руб.; иностранные граждане — 350 руб. с человека. Но это не тот размах! Все должно приносить максимальную прибыль. Значит, на таком раскрученном бренде, как “маршал Жуков”, не грех и подзаработать. Или все же грех?  

А ведь наверняка еще найдутся те, кто именно так и подумает. Поэтому во избежание лишних кривотолков официальной причиной переезда решено объявить ремонт. Дескать, музей существует с 1996 года, пора его подновить. Правда, ремонт в любом другом мемориальном музее назвали бы реставрацией, но здесь, утверждают офицеры Генштаба, о ней речи не идет. Говорят, авторы идеи на всякий случай даже подстраховались и получили согласие на переезд кого-то из родственников полководца.  

Но вот интересно, застраховались ли они от обвинений в фальсификации истории? Ведь то, что планируется сделать с музеем, это то же самое, что снять, допустим, мемориальную доску “Здесь жил и работал…” с какого-то конкретного исторического дома и повесить ее на другой, чтобы она не мешала пользоваться бывшим памятником в своих интересах. Или, к примеру, объявить, что Бородинское поле для чьего-то удобства переносится километров на 100—150 дальше (а что: земля такая же, трава — тоже) и на памятном месте выстроить коттеджный поселок. Вообще в Питере и Москве куча памятников не на тех местах стоит, новой застройке мешают. А главное, большинство из них совсем не приносят прибыли, как Эрмитаж.  

Мария Георгиевна ЖУКОВА, дочь маршала:  

— Я крайне возмущена информацией о возможном переносе мемориального музея моего отца из здания Генштаба. Он был открыт к 100-летнему юбилею в кабинете, где отец долгое время работал. На открытии говорилось много добрых слов в адрес Георгия Константиновича. Что же по отношению к нему в Министерстве обороны изменилось сейчас? Если такие планы действительно существуют, то это просто плевок на светлую память моего отца со стороны руководства военного ведомства.

* * *

Пламенные речи в дни торжеств у нас действительно произносить очень любят. О непобедимости нашего народа и величии его полководцев, и особенно маршала Жукова. Но что реально стоит за этими высокими словами, подчас показывают не слишком высокие дела тех, кто так любит произносить эти самые речи. Вот пример.
В 1996 году указом Президента России была учреждена Государственная премия Жукова. С тех пор ежегодно в канун 9 Мая в мемориальном музее-кабинете маршала проходит церемония чествования ее лауреатов.  

Официальное сообщение Минобороны на этот счет гласит: “Жуковская” премия стала одной из самых престижных и почитаемых в обществе наград, поскольку традиционно ее получают рядовые, что называется, “окопные” труженики военной науки, изобретатели и конструкторы уникальных вооружений, деятели культуры и искусства за реальные заслуги перед Отечеством”.  

О конструкторах и изобретателях ничего не скажу — не знаю, но вот об “окопных” деятелях культуры и искусства рассказать хотелось бы.  

В этом году в номинации литературы и искусства победил иллюстрированный сборник литературных произведений в двух томах “Военные звезды”, как сказано в аннотации, “посвященный преемственности подвига во имя Родины”.  

Коллектив авторов, выдвинутый на премию, — это четверо журналистов военной газеты “Красная звезда” и два генерала-кадровика. Один — начальник 3-го управления присвоения воинских званий и награждений Главного управления кадров Минобороны генерал-лейтенант Александр Ильин, другой — бывший начальник Главного управления кадров Минобороны генерал-полковник Михаил Вожакин.  

Сразу возникает вопрос: как попали в “окопные деятели культуры” военачальники столь высокого ранга? По словам журналистов “Красной звезды”, они оказывали им помощь в составлении сборника, так как в силу своих служебных обязанностей имели доступ к необходимым для их работы документам. В благодарность журналисты включили их в список авторов, хотя могли бы отделаться в предисловии и традиционным “спасибо”.  

Но генералы, видимо, посчитали, что одним “спасибо” сыт не будешь. И когда “в результате всесторонней экспертизы, общественного обсуждения, изучения творческого вклада авторов, проведенных в секциях, комиссией были выявлены победители…”, ими оказались генералы-кадровики и всего один журналист. Выглядит это примерно так же, как если бы кто-то из этих военачальников защитил докторскую диссертацию, а доктором военных наук в результате стал бы сержант-библиотекарь, который помогал в работе с документами.  

Почему так произошло, сказать трудно. То ли 300 тысяч премиальных на шестерых плохо делятся, то ли на троих делить привычней… Во всяком случае, журналистам этого объяснить никто не удосужился. О победе своих “соавторов” они узнали случайно — из заметки в собственной газете.  

Один краснозвездовец — подполковник Сергей Богданов — в списке награжденных все же остался. Говорят, потому, что его вклад в работу был самым внушительным. А может, из-за того, что его авторство было уж слишком очевидным? Почти все материалы подполковника, вошедшие в сборник, уже печатались в “Красной звезде” за его подписью. Авторство других журналистов установить куда трудней — их фамилии указаны лишь общим списком в начале книги. Возможно, из-за этого сборник с символичным названием “Военные звезды” так легко открыл новые литературные имена с большими звездами.  

Правда, от литературы их творчество весьма далеко. Не могу удержаться от примера и приведу один из творческих опусов: “Отлично зарекомендовали себя и системы интегрированной безопасности, включающие инженерно-технические средства охраны, системы телевизионного наблюдения и управления доступом к охраняемому объекту. Безусловно, завтрашним днем караула можно назвать изделие “Росянка” — автономный мобильный прибор охраны комнат хранения оружия, временных стоянок, хранилищ, предназначенный для использования, прежде всего, на необорудованной местности. Он не только способен блокировать охраняемую территорию на срок до 10 суток, но и может использоваться при температуре от –50 до +40 градусов. “Росянка” прошла все необходимые испытания и уже поступает в части Внутренних войск и подразделения МВД России”.  

Высокий слог. В газетах такая “литература” обычно печатается с пометкой “на правах рекламы”, то есть за деньги. Неужели подобные тексты действительно тянут на государственную премию, которую в Минобороны считают “одной из самых престижных и почитаемых в обществе наград”?  

Да, можно согласиться с тем, что авторы неплохо поработали с документами, возможно, даже открыли новые неизвестные фамилии участников войны. Спасибо им за это. Только при чем здесь литература, искусство и Георгий Константинович Жуков? Это же обычная работа архивистов и историков.  

Если уж что-то и делает сборник похожим на художественное произведение, так это фотографии. Основная их часть — более 500 снимков — принадлежит фотографу “Красной звезды” полковнику Павлу Герасимову. Многие сделаны в “горячих точках”. Но среди лауреатов премии его, конечно же, нет. Такое впечатление, что генералы “с “Лейкой” и блокнотом, а то и с пулеметом” где-то на учениях или в Чечне сами пробирались перебежками из окопа в окоп, ища натуру для съемок, а потом в муках творчества рожали гениальные тексты, понятное дело, не думая о наградах.  

Но награда сама нашла героев. И теперь в канун 65-летия Победы в мемориальном музее Маршала Победы им вручат Государственную премию имени Жукова. В ответ они, конечно же, вспомнят о непобедимости нашего народа и величии его полководцев…  

Наверняка, когда в мемориальном музее будут звучать эти парадные здравицы в честь маршала, каждый из военачальников — и вручающих премию его имени, и получающих ее — уже будет знать, что память о великом полководце решено навсегда убрать из этих стен.  

И что? Неужели кто-то посмеет хоть вполголоса высказать свои возражения? А может, в знак протеста откажется от премии? Сомневаюсь. Сам Жуков, возможно бы, так и сделал. Но таких, как он, в военном ведомстве, к сожалению, не осталось…

* * *

В ноябре 1996 года, на Арлингтонском национальном кладбище — самом почитаемом военном кладбище США — впервые за всю двухсотлетнюю историю государства был открыт памятный знак иностранному военачальнику — четырежды Герою Советского Союза маршалу Георгию Константиновичу Жукову. На торжественное открытие, несмотря на болезнь, приехал сын Дуайта Эйзенхауэра, чтобы отдать почести и дань уважения Маршалу Победы. Сегодня каждый желающий может увидеть этот знак признательности великому русскому полководцу. Бесплатно.


    Партнеры