Воздушная тревога России

Кто и куда уводит средства, выделенные на развитие отечественного авиапрома

16 февраля 2014 в 17:53, просмотров: 38136

В нашем авиапроме грядут перемены — об этом весь последний год твердят люди из авиационной отрасли. Перед каждым очередным совещанием слышно: будет крутой разговор и отставки в руководстве Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). Но разговоры есть, а отставок все нет.

Воздушная тревога России
Рисунок Алексея Меринова

Ситуация напоминает ту, что была в Минобороны перед уходом Сердюкова. Там тоже со дня на день ждали перемен, понимая: дальше так жить нельзя, но перемены все не наступали. А когда наступили, оказалось, у следователей давно готовы портфели компромата. Они тоже ждали. Команды сверху. Чтобы начать превращать компромат в уголовные дела.

Что-то похожее сейчас зависло над ОАК. Отовсюду слышен шепоток: вот-вот... Вот закончим в Сочи, и уж тогда...

В распоряжении «МК» оказался документ, который подтверждает: ожидания обоснованны. Портфели компромата готовы. Нужна лишь команда сверху.

Некоторые данные из упомянутого документа уже прозвучали на совместной коллегии Генпрокуратуры, Минобороны и Минпромторга в конце января, когда генпрокурор Юрий Чайка докладывал о нарушениях, в том числе и о крупных хищениях государственных средств, вскрытых его ведомством в ходе недавних проверок предприятий ОПК. Чайка сказал, что в прошлом году в авиастроительной и судостроительной корпорациях было возбуждено 48 уголовных дел, и еще 43 материала сейчас находятся в стадии доследственной проверки.

Эту информацию тут же передали СМИ, в том числе «МК» («Оборонка попала под уголовку» от 30.12.2013 г.). И вдруг на следующий же день ОАК выступила с «сообщением для СМИ» (оно есть на сайте корпорации и лентах информагентств), которое, мягко говоря, ставило под сомнение все сказанное накануне генпрокурором.

В нем утверждалось, что «Корпорация не располагает сведениями об уголовных делах, возбужденных в отношении ОАО «ОАК» или ее должностных лиц». А те расследования, что ведутся «по инициативе самой Корпорации», касаются исключительно «третьих лиц и организаций, не имеющих к ОАО «ОАК» и ее должностным лицам никакого отношения». И вообще: «Корпорация показывает уверенный рост объемов производства», а «под руководством ОАО «ОАК» развитие отрасли осуществляется темпами, опережающими рост российской экономики. При среднем 3%-ном годовом росте ВВП в период 2007–2013 годов выручка по группе ОАО «ОАК» увеличивалась в среднем на 18,5% в год».

Короче, в ОАК — сплошные ангелы непорочные: не самолетам, а себе крылья приделали. Какие уголовные дела? Не знаем, не слышали, непричастны... О чем вообще столь успешным авиастроителям говорить с прокурорами? Упертые законники не в состоянии оценить полета бизнес-фантазии романтиков от авиации.

Согласитесь, чтобы так смело встать против ветра, подувшего со стороны Генпрокуратуры, надо либо иметь надежную крышу, либо не иметь совести, чтобы отрицать очевидное. Впрочем, у нас принято держать хорошую мину при плохой игре. Когда при Сердюкове нам взахлеб хвалили «новый облик» армии, военные профессионалы понимали, что на самом деле за этим стоит. С авиапромом аналогично: про великую авиационную державу там поют давно и красиво, а массового взлета российских самолетов все не наблюдается.

В этих случаях всегда вспоминается Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Он писал: «Заговорил о патриотизме. Как видно, украсть что-то хочет».

Его слова еще раз подтверждает документ прокуратуры, о котором идет речь. Он передан — с резолюцией президента «для принятия решений...» — в аппарат правительства, где теперь вместе с представителями заинтересованных ведомств как раз и идет непростой анализ возможных вариантов таких решений.

Но обратимся непосредственно к документу.

фото: Александр Астафьев

■ ■ ■

Документ рассказывает о результатах проверки «исполнения законодательства в ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» (далее — ОАО «ОАК») за 2013 год». И вот цитата с первой же страницы:

«Несмотря на принятые в 2009 г. беспрецедентные меры государственной поддержки в размере 70,5 млрд руб., предназначенных для реструктуризации имеющейся задолженности, финансовое состояние большинства входящих в корпорацию компаний ухудшилось. Совокупный долг корпорации увеличился почти на 100 млрд руб. и на момент проверки составлял более 260 млрд руб. Стоимость активов дочерних и зависимых обществ заметно снизилась, что привело к уменьшению уставного капитала корпорации на 30,7 млрд руб.

Только в результате банкротства ОАО «Финансовая лизинговая компания», вызванного хищением с 2007 по 2009 г. его руководством денежных средств в особо крупном размере, убыток ОАО «ОАК» составил 6,9 млрд руб. (стоимость 89% акций корпорации)».

Тут хотелось бы напомнить, что начало 2009 года — самое трудное время экономического кризиса, когда снизились практически все производственные показатели, а выросли: безработица, цены, проценты по кредитам... Но, несмотря на все финансовые трудности, государство нашло средства, чтобы поддержать свой авиапром. И как же ОАК распорядилась этими деньгами? А вот как:

«Направленные с 2007 по 2012 г. из федерального бюджета в уставный капитал корпорации средства в размере почти 50 млрд руб. для реализации проектов строительства гражданских воздушных судов отечественного производства доводились корпорацией до дочерних и зависимых обществ на крайне невыгодных условиях. Вместо безвозмездного внесения в уставный капитал обществ средства, призванные поддержать предприятия авиастроительной отрасли, предоставлялись им корпорацией в виде займов с взиманием до 14,5% годовых.

Помимо доходов от начисленных процентов корпорация зачастую получала у дочерних и зависимых обществ еще и беспроцентные займы. ОАО «Компания «Сухой», ОАО «НАЗ «Сокол», ОАО «Корпорация Иркут» в 2011–2012 гг. выдали ОАО «ОАК» свыше 2,2 млрд руб. беспроцентных займов.

Более того, начиная с 2007 г. корпорация с зависимых и дочерних обществ получила в виде дивидендов более 4 млрд руб., основную часть из которых использовала на свои нужды.

Кроме того, ОАО «ОАК» получало доход от размещения средств на депозитах. В то время как авиастроительные предприятия вынуждены были брать кредиты в коммерческих банках, корпорацией в 2011–2013 гг. на депозитах было размещено более 685 млн руб.»

...Не уверена, что здесь что-либо требуется комментировать. И без того ясно: посредник между государством и производителем, который стрижет купоны, жирея за счет того и другого. Посредник во всем:

«Имелись случаи извлечения корпорацией доходов за оказание посреднических услуг при исполнении государственных контрактов. Так, 138 млн руб. она получила в рамках государственного контракта с Минпромторгом России на разработку крыла из композиционных материалов за работы, выполнение которых было перепоручено ею другим организациям.

Полученные за счет дочерних и зависимых обществ доходы позволяли повышать заработную плату работникам корпорации, которая в 2012 г. в четыре раза превышала заработную плату работников предприятий, занятых строительством и ремонтом самолетов (137 и 30 тыс. руб. соответственно)». (Теперь ясно, почему в сообщении ОАК слово «корпорация» пишется с большой буквы, а в документе прокуратуры — с маленькой.)

Легко догадаться, что усредненные суммы зарплат не касаются руководящей верхушки. Следом приводятся данные Росфинмониторинга о сделках вице-президентов корпорации по купле-продаже иностранной валюты, сберегательных сертификатов, золотых монет. Там уже речь идет о сотнях миллионов рублей — на зарплату в 100–200 тысяч так не разгуляешься.

фото: Геннадий Черкасов

■ ■ ■

Теперь что касается экономических показателей.

Чтобы этих показателей добиться, необходимо иметь производственные мощности. Строить новые долго и затратно. Проще, конечно, использовать имеющиеся. Их используют. Как именно — описано в документе:

«По решению руководства ОАО «Ил» производственные мощности ОАО «Ил» стоимостью более 6,3 млрд руб. в 2008 г. переданы ЗАО «Ил-ресурс», и предприятие вынуждено арендовать принадлежавшее ему ранее имущество по рыночным ценам. Задолженность по аренде на момент проверки составила почти 700 млн руб. По данному факту организована процессуальная проверка».

Причем такая схема вовсе не ноу-хау авиастроителей, в «оборонке» она давно отработана. «МК» уже писал, как разработчики уникальных систем ПВО точно так же вынуждены снимать у коммерсантов свои же площади («Всех врагов России — перепьем!» 16.03.2012). Воз и ныне там: никаких нарушений закона — только бизнес.

О том, что такой «бизнес» ведет к удорожанию продукции, заказанной государством и за его же счет создаваемой, кричать не принято. Зато принято рассказывать про «уверенный рост объемов производства» и «темпы развития отрасли, опережающие рост российской экономики».

Хотя если экономика растет на 1,4%, как в 2013-м, опередить ее легко. Особенно когда рост объемов производства во многом обеспечивается за счет увеличения цен на производимую продукцию. То есть в штуках можно вообще не расти, выручка все равно увеличится. У кого на 18,5%, а у кого и больше.

Пример с тем же «Илом» (на днях мне привел его специалист по продаже вооружений): в 2005 году Россия заключила контракт с Иорданией на поставку самолета Ил-76 (тогда его себестоимость была порядка $25 млн, продать договорились за $50 млн). Первую машину с опозданием на 3 года поставили заказчику в 2011-м. Сегодня тот же самолет с чуть обновленным бортовым оборудованием предлагается на экспорт уже за $200 млн. И если даже построить его всего один, объем производства в долларах (не в штуках) по сравнению с 2011 годом все равно вырастет в 4 раза.

Однако, как показывает документ, прокуроры подобных экономических побед ОАК не признают, счет предпочитают вести по старинке — в штуках — и выводы делают удручающие:

«Серьезные недостатки выявлены в ходе реализации корпорацией федеральных целевых программ. Несмотря на полное освоение бюджетных средств, задачи, предусмотренные федеральной целевой программой «Развитие гражданской авиационной техники России на 2002–2010 годы и на период до 2015 года», не достигнуты. В 2012 г. не произведено ни одного самолета Бе-200, в то время как в указанной программе особое внимание уделено его активному продвижению на рынок авиационной техники».

А далее вообще удар ниже пояса:

«При нынешнем отставании является явно недостижимой задача по поставке на внешний рынок до 2015 г. более 300 самолетов SSJ-100 (за 2011–2012 гг. вместо запланированных 38 построено 17)».

Выходит, это и есть тот самый «уверенный рост объемов производства под руководством ОАО «ОАК»?

■ ■ ■

Дальше — больше:

«Выявлены факты хищения бюджетных средств, выделенных в рамках реализации федеральной целевой программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011–2020 годы». Кроме того: «Вскрыты факты завышения стоимости оборудования, а также вывода денежных средств через многочисленные фирмы-посредники».

Ниже идут примеры того, как 7 млн руб. были перечислены фирме, зарегистрированной в жилой квартире и не способной выполнить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Как в 2011–2012 гг. на сумму свыше 3 млрд рублей заключено 5 договоров с неким ООО — посредником «не отвечающим квалификационным требованиям (отсутствуют необходимый комплекс производственных мощностей и штат работников)» и т.д. Затем приводятся примеры схем, которые в одном случае привели «к удорожанию оборудования более чем на 5,2 млн евро», в другом — к «хищению свыше 1 млн руб.»

Но один факт, на мой взгляд, все же заслуживает особого внимания:

«В ходе проверки строящейся в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 20.02.2008 №217 «О национальном центре авиастроения» штаб-квартиры корпорации в деятельности генерального подрядчика — ЗАО «Евро Хоум Билдинг» — выявлены признаки хищения 314 млн руб. Указанные средства в 2012–2013 гг. перечислены ЗАО «Абсолютстрой», руководителем которого является Погосян Д.А., за строительные работы, выполненные другой организацией. Общество обладает признаками «фирмы-однодневки», и, по информации Росфинмониторинга, значительная часть полученных ею средств направлена в «теневой» оборот, иностранным компаниям, а также обналичена».

Тут сразу же бросается в глаза фамилия Погосян. Все знают Михаила Аслановича Погосяна — президента ОАО «ОАК». Его сын, 27-летний Артем Погосян, был назначен старшим вице-президентом по экономике и финансам «внучки» госкомпании — ЗАО «Гражданские самолеты Сухого». А теперь, оказывается, есть еще и Погосян Д.А. — и он тоже активно трудится в интересах авиапрома.

Облик будущей штаб-квартиры ОАК, к которому, судя по документу, он неким образом причастен, легко отыскать в Интернете. Проект грандиозный — Арабские Эмираты отдыхают. Видимо, как только чиновники ОАК переедут в это шикарное здание, заняв там новые офисы (категория здания определена как «офисное»), они просто завалят нашу страну суперсовременными самолетами своего производства.

И еще интересный штрих, связанный с той же стройкой. На сайте, где представлено рабочее проектирование объекта, в графе «девелопер, заказчик, застройщик» упоминается некое ЗАО «Ленинградский Проспект-Инвест». А в документе прокуратуры есть такой абзац:

«Руководство ОАО «ОАК» продолжает осуществлять рискованную финансовую политику, способную существенно ухудшить экономическое положение корпорации. В прошлом и текущем годах корпорация выступила поручителем по обязательствам не входящего в ее структуру ЗАО «Ленинградский Проспект-Инвест» на общую сумму 1,2 млрд руб.»

■ ■ ■

Ниже в отчете приводится еще ряд фактов «нарушения законодательства при исполнении государственного оборонного заказа», невыполнения обязательств по поставкам самолетов, в том числе для ФСБ России, незаконном завышении цен и пр. Там говорится, что «по названным и иным фактам противоправных деяний в ходе проверки возбуждено 17 уголовных дел, кроме того, организовано 12 процессуальных проверок». Это к вопросу о том, что «Корпорация не располагает сведениями об уголовных делах, возбужденных в отношении ОАО «ОАК» или ее должностных лиц».

Хотя формально там правы: речь как бы не совсем о должностных лицах ОАО «ОАК», а всего лишь о представителях фирм и структур, входящих в корпорацию. Потому руководство ОАК всячески старается отгородиться: дескать, все сами хозяйствующие субъекты — и мы не ведаем, что они творят.

Так что же получается? Как драть с этих «субъектов» беспроцентные миллиардные займы и получать дивиденды, а направленную им госпомощь выдавать под проценты, размещая тем временем сотни миллионов на депозитах, — так это можно: мы же единая корпорация! А как отвечать за то, что в ней творится, то сразу: «не располагаем сведениями», они — сами по себе, мы — сами.

Ну и кому, скажите, тогда нужна эта структура-посредник, которая всех имеет, но ни за что не отвечает? Похоже, лишь тем, кто хотел бы, чтоб бюджетный поток, направляемый на развитие российского авиапрома, не протекал слишком далеко от их личных карманов?

Но в таком случае ни к экономике, ни к авиации все это не имеет никакого отношения. Если не ошибаюсь, в криминальном мире того, кто выполняет подобные функции, называют «смотрящим»?

В Генпрокуратуре, судя по последней фразе цитируемого документа (она мне особенно нравится), это тоже, видимо, понимают, и потому звучит она так:

«Генеральной прокуратурой Российской Федерации продолжается работа по декриминализации ОАО «ОАК» и других предприятий оборонно-промышленного комплекса».

…Хорошо, конечно, что работа продолжается. Но, согласитесь, и без того «наработано» уже столько, что в любой другой стране этого с лихвой бы хватило для принятия кардинальных решений. А у нас? Вот же они, чемоданы компромата. Нужна лишь команда сверху, чтобы превратить их в громкие уголовные дела.

Ждем.



Партнеры