Две бутылки коньяку перед третьей мировой

Михаил Веллер: «Сердюков никогда не сядет»

29 ноября 2013 в 17:45, просмотров: 12451

Известный писатель и философ Михаил ВЕЛЛЕР в прошлом служил офицером-артиллеристом, работал бетонщиком, охотником-промысловиком, перегонщиком скота, экскурсоводом... Россию он повидал от и до: от Камчатки до Калининграда. Поэтому суждения Михаила Иосифовича о нынешних временах основаны на нешуточном опыте.

Мы поговорили с г-ном Веллером о том, что ждет Россию и Европу, и получили некоторое успокоение: хотя к концу века европейская цивилизация и рухнет, но Третьей мировой войны все-таки не случится.

Две бутылки коньяку перед третьей мировой
фото: Наталья Мущинкина

— В последнее время все чаще говорят, что властям выгодно иметь глупый народ, чтобы им было легче управлять. Этим объясняют падение качества СМИ, однотипность и безвкусность телевизионной сетки вещания, провокационные медиапродукты развращающего характера. Насколько вы серьезно оцениваете угрозу деградации русской нации и как можно противостоять этому?

— Во-первых, мы должны признать, что последние 30–40 лет тупеют все цивилизованные нации, не только русская. Уровень мирового искусства, мировой литературы и журналистики таков, что интеллектуал 40-летней давности смотрит на сегодняшних интеллектуалов как на дрессированных питекантропов. Это легко заметить на примере журналистики, которой было приказано ничего не комментировать и не анализировать, а просто транслировать информацию: адресат, мол, сам разберется.

В результате разбираться перестал даже журналист: он уже не может отличить первостепенное от второстепенного. Мы получаем сплошь и рядом сведения, из которых ничего невозможно понять: почему случилось так, что стряслось, что послужило причиной и т.д. Даже вопросов таких не возникает у людей! Это относится к американцам, французам, русским — ко всем.

— А конкретнее по россиянам?

— Что касается России, то в последние 20 лет, а в последние 7 лет в особенности, мы наблюдаем буквально целенаправленное разрушение российского образования, науки и национальной культуры. Реформа образования и введение ЕГЭ привели к тому, что даже на журфаках и на филфаках учатся люди элементарно неграмотные! Иногда доходит до смешных казусов: в МИФИ открылась кафедра теологии. Это называется помесь мракобесия с бредом сивой кобылы! Церковь должна находиться в одном месте, а инженерно-физический институт — в другом.

То, что произошло в этом году с Российской академией наук, не может рассматриваться иначе, кроме как государственная измена со всеми вытекающими последствиями. Теперь деньги, которые выделялись академии, будут разворовываться совсем в другом месте.

Разворовываются деньги у нас везде — секрета в этом нет. Не стоит целенаправленной задачи сделать всех идиотами, а стоит задача просто украсть деньги. Причем это не формулируется так: «Давайте-ка украдем!» Говорится иначе: «Надо оптимизировать бюджет…» Иными словами — дать всем как можно меньше, а себе оставить как можно больше.

В общем и целом, до тех пор, пока не будут в России сменены общественно-экономическая формация, политический строй, правительство и вся правящая структура кардинально, мы будем продолжать двигаться по этому пути, пока не утонем в болоте. И наши внуки будут, сидя по своим маленьким странам, рассказывать о том, что когда-то была великая Россия…

— Какой политический строй наиболее подходит нашей стране?

— Мне очень стыдно и больно в этом признаваться, но вся тысячелетняя история Руси и история последнего двадцатилетия — независимой и демократической России — говорит о том, что у нас работает только авторитарная форма правления. Как только в России появляется возможность народного правления, тут же наверх выползают политические бандиты всех масштабов и мастей и вновь устанавливают авторитарный строй. Мне бы хотелось, чтобы Россия была нормальным и в хорошем смысле демократическим государством, чтобы народ сам решал, как ему жить и кого ставить во власть для руководства страной.

Но, к сожалению, как только наши люди получают власть на самом низовом чиновничьем уровне, они тут же оказываются взяточниками и начинают действовать «по знакомству», предпочитать корпоративные интересы интересам народа и государства. Приходишь к горестному и банальному до пошлости открытию: кем бы ни был руководитель — великим князем, царем, генсеком или президентом, — увы и ах, он рожден этим народом и есть плоть от плоти часть него. Остается только уповать, чтобы руководитель оказался справедливый, разумный и меньше думал о своих друзьях, а больше о стране...

— Одно из самых громких антикоррупционных дел сейчас — дело «Оборонсервиса». Главная интрига — сядут ли Сердюков и Васильева. Каким вы видите для них исход процесса?

— Сердюков никогда не сядет, поскольку его назначил кто надо и он делал то, что было сказано. Деньги, которые получали от продаж многомиллиардной собственности Минобороны, уходили куда надо и кому надо. Поэтому никто не посмеет правильного пацана, который по понятиям «косил бабло» и заносил старшакам оговоренную долю, посадить в тюрьму, ибо это будет не по понятиям. Это станет нарушением сложившегося властного равновесия и подорвет доверие околовластных кланов к самой этой власти. С мыслью о посадке Сердюкова мы можем попрощаться.

— А его лирической подруги Васильевой?

— Здесь пятьдесят на пятьдесят: с одной стороны, она верный исполнитель при Сердюкове, с другой — хорошо бы хоть кого-нибудь посадить. Насколько я понимаю, этот вопрос сейчас наверху дискутируется. Ее посадка возможна, хотя становится все менее вероятна...

— В свете последних противостояний мигрантов из Азии и коренного населения эксперты предсказывают России повторение французского сценария: волнений в пригородах Парижа в 2009 году с поджогами десятков машин, грабежами, убийствами и т.д. А как вы видите вектор развития ситуации?

— Если во внутренней политике России — миграционной, экономической — ничего не изменится, то французский сценарий есть наше неотвратимое будущее. Потому что некоторые особенно активные народности как России, так и соседних республик устраивают беспорядки, даже когда они находятся в меньшинстве. Эти беспорядки иногда переходят в погромы, убийства людей, и уже массовые волнения подавляются полицией и ОМОНом. Если количество мигрантов в России будет продолжать расти, если мигрантские анклавы, которые сегодня уже наметились, будут разрастаться, то будут не только национальные столкновения, но и столкновения на социальной почве. Потому что мигрантские анклавы — это рассадник криминала, столкновения неизбежны. И власть отдает себе в этом отчет! Но поскольку современные рабовладельцы получают с этого огромные прибыли, то практически ничего не делается...

— Что можете сказать о русофобских настроениях в Прибалтике и в Эстонии, в которой вы много лет прожили?

— Я могу говорить только об Эстонии, в Латвии я был всего несколько раз за всю жизнь, а в Литве, так случилось, никогда. Могу сообщить, что в отличие от ряда регионов РФ, а также в отличие от ряда стран СНГ в Эстонии местным эстонским населением не был зарезан или убит иным способом ни один русский. Не была изнасилована ни одна женщина, не был ограблен ни один русский дом и ни одна русская семья. Говоря о регионах России и СНГ, я имею в виду, конечно, Чечню, Ингушетию, Дагестан, Азербайджан, Таджикистан и другие республики, о русофобии в которых у нас говорить официально не принято.

Заметьте, что практически никто из русских жителей Эстонии не переехал в Россию. Они предпочитают сталкиваться с бюрократическими препонами на территории Эстонской Республики, нежели с трудностями такого же бюрократического характера в этнически родной Российской Федерации...

— С учетом общей ситуации в мире, терроризмом, экономическим кризисом, стихийными бедствиями — страшно жить! Если что случится, вы готовы к Третьей мировой войне?

— Еще 40 лет назад в Ленинграде я был готов к Третьей мировой. План у меня был такой: поскольку время оповещения и подлетное время ракет составляло около 7 минут, то за это время я успевал бы что-то на себя надеть, спуститься вниз, взять урну, бросить ее в витрину гастронома, из витрины взять 2 бутылки коньяку, плитку шоколада и пачку сигарет. Одну бутылку я должен был бы выпить сразу, а со второй — сесть на лавочку, закурить и ждать, когда вспыхнет огненный шар. План мой был самый лучший — спокойно вспомнить о хорошем перед тем, как все кончится, — и никакой суеты!

Сейчас я меньше готов к Третьей мировой, потому что коньяк есть дома, и действия здесь принимают какую-то меньшую целенаправленность. Это в шутку я рассказал. А теперь всерьез: существует понятие техно-гуманитарного баланса. Это понятие заключается в том, что чем больше совершенствуются орудия уничтожения, тем меньше и реже они людьми применяются. Цивилизованному человеку странно даже представить, что австралийские аборигены, живущие в каменном веке и сейчас, убивают людей больше, чем это делали европейцы во время Второй мировой. Насильственная смертность аборигенов по исчислению на душу населения равняется смертности советских бойцов на полях Сталинградской битвы — иными словами, своей смертью среди них практически не умирает никто.

С тех пор как США испытали атомную бомбу и сбросили два боеприпаса на Японию, сама бомба не только никогда более не применялась, но сыграла роль орудия сдерживания. Человечество по устройству своему на самоубийство не запрограммировано, а застраховано от него. Поскольку средства уничтожения достигли чуть ли не совершенства, готов вас порадовать: Третьей мировой войны не будет...

— Как могли бы в нескольких словах охарактеризовать наше время? Под какими эпитетами оно войдет в историю, на ваш взгляд?

— Мы живем в эпоху схлопывания нашей великой цивилизации. Бюрократические институты подчинили себе все. Какие бы то ни было моральные устои общественной жизни стремительно размываются. Никакой политической перспективы впереди не видит ни одна развитая страна (не только Россия). Европейская, евроатлантическая, белая, если хотите, цивилизация находится в глубочайшем идеологическом и нравственном кризисе. Судя по всему, в конце XXI века она рухнет и останутся одни обломки...



Партнеры