Ходорковский в статье для «Нью-Йорк Таймс» рассказал про лагерные бараки, европейский кризис и будущее России

«Важно не только не мстить вчерашним преследователям, но и дать им возможность участвовать в определении курса страны»

25.10.2013 в 15:32, просмотров: 23379

К десятилетию своего тюремного заключения Михаил Ходорковский опубликовал внушительных размеров статью в американском издании The New York Times. “МК» приводит выдержки из текста опального олигарха, в котором он рассуждает о том, что поменялось в стране за минувшую декаду, и каковы перспективы России в этой связи.

Ходорковский в статье для «Нью-Йорк Таймс» рассказал про лагерные бараки, европейский кризис и будущее России
фото: Наталия Губернаторова
Михаил Ходорковский

«Десять лет минуло, 10 лет — день в день — как я нахожусь в тюрьмах и колониях новой России», - начинает свой текст, посвящённые печальному «юбилею», экс-глава ЮКОСа.

«Многое поменялось, – отмечает он. – У моего старшего сына есть дочь, которая уже не ребёнок — моя первая внучка, которую я никогда не видел. Мои младшие сыновья, которые были четырёхлетними детьми, когда я вынужден был их оставить, уже выше меня и на стоят на пороге взрослой жизни. Моя дочь вот-вот окончит колледж. Моя жена, поддерживавшая меня все эти годы, осталась в нашем доме одна. Моим родителям уже немало лет и состояние их здоровья оставляет желать лучшего».

«Весь мир также сильно поменялся, - пишет опальный олигарх. – Я могу только читать в журналах о таких вещах как электронные книги и планшетные компьютеры. То же самое с Фейсбуком, Гуглом, Твиттером и другими явлениями, ставшими общим местом, вроде машин-гибридов или автомобилей с электрическим двигателем. Моя семья говорит мне, что я не узнал бы Москву. Возведено множество зданий, и сами люди уже выглядят иначе, в них осталось меньше советского.

Но вопреки всем этим изменениям, мой мир почти не претерпел изменений. Весьма невелика разница между лагерными бараками на границе с Китаем, где я отсидел первую часть своего срока, и бараками на границе с Финляндией, где я нахожусь сейчас. Люди всё те же: у каждого свои мысли и своя собственная несчастливая судьба».

Однако, сам Ходорковский не считает, что время превратило его в часть этой системы: «Я продолжаю жить событиями, происходящими в России и во всём мире. Я читаю об этом в газетах и слышу об этом от людей, которые постоянно прибывают к нам «с воли»».

Как отмечает олигарх, ему довелось наблюдать процветание России на фоне роста цен на нефть и газ, равно как и рост доходов населения.

«Но и цены на товары и жильё возросли, - не упускает из виду автор статьи. – Жизнь во многих городах России теперь дороже, чем в США или Европе».

Причины этого, по мнению олигарха, хорошо известны: «государственная монополия, коррупция и неэффективное администрирование, последствие непримиримости власти и её излишнего сосредоточения в руках единственного исполнителя».

«Многие талантливые люди, – продолжает Ходорковский. – покинули страну; более 2 миллионов россиян уехали всего лишь за десять лет. Отток капитала, начавшийся в 2008 году, оценивается в 350 миллиардов долларов, и окончательные подсчёты ещё впереди. Три миллиона предпринимателей были подвергнуты уголовному преследованию и некоторые из них, как Сергей Магнитский и Василий Алексанян — погибли, в результате пребывания за решёткой».

В этом, уверен олигарх, причина отсутствия инноваций в России и роста зависимости от цен на сырьё: «Качество образования падает, в то время как промышленный сектор в технологическом плане проигрывает не только Западу, но уже и Китаю».

«Изменилось и место России в мире. Наша страна, в результате сырьевого бума, начала играть более активную роль на мировой арене: вспомним недавние дипломатические успехи на Ближнем Востоке, а также множество недавно прошедших и ещё предстоящих глобальных политических форумов, экономических и спортивных мероприятий, которые были или будут проведены здесь».

«К сожалению, никогда не бывает такой вещи, как мирный протест без жертв, – пишет Ходорковский. – Сегодня очень многие и многие политические активисты и им сочувствующие в тюрьме... Это относится не только к 27 активистам, арестованным во время недавних крупных акций протеста на московской Болотной площади, но и к десяткам других менее заметных случаев. И возможно, их станет больше, если режим продолжит отвечать силой на голоса независимых оппонентов».

По словам Ходорковского, «оппозиция достигнет победы, если сумеет обратить каждое дело наоборот и поместить режим на скамью подсудимых. Общество, особенно молодежь, в полной мере осознает разницу между словами и делами. И в отличие от насильственного протеста, протест мирный не может вести ответный огонь и толкать испуганных обычных граждан и умеренные политические силы в руки режима».

Что следует делать оппозиции для достижения своих целей? – задается вопросом Михаил Ходорковский и отвечает: «Прежде всего, надо помнить, что после того, как победа будет достигнута, очень важно не только преодолеть желание мстить вчерашним преследователям, но также важно дать им возможность участвовать в определении курса страны. Второе: необходимо признать необходимость компромисса в борьбе за изменения. Исторический опыт учит нас, что общество оказалось способно выйти из «штопора» с минимальными потерями только там, где реформаторы нашли силу и смелость достичь консенсуса со своими оппонентами. Оппозиция должна быть влиятельной! Без этого не может быть демократии!

Это движение должно брать вдохновение у Нельсона Манделы из Южной Африки, который сумел подняться над личными обидами и расово-классовыми предрассудками, чтобы вести свое общество по трудной дороге от гражданской войны к общественному миру. Гений Манделы основывается на том факте, что когда он вышел из тюрьмы, вместо того, чтобы хлопнуть дверью перед своими тюремщиками, он оставил ее открытой, так что они смогли выйти вместе с ним».

По мнению Ходорковского, «месть не может быть признана стоящей и социально значимой задачей. Только достижение национального консенсуса даст России шанс на выживание... У России есть что предложить миру. Мы не Азия, и даже не Евразия, а неотделимая часть Европы. Той самой Европы, которая не только создала сегодняшнюю цивилизацию, но и продолжает быть ведущей мировой политической лабораторией для тестирования новых общественных и этических подходов, которые затем адаптируются и внедряются по всему миру».

«Но Европа, – продолжает Ходорковский, – испытывает многоплановый кризис: ее темпы научно-технического прогресса недостаточны для обеспечения экономической поддержки оказавшихся более высокими, чем ожидалось, расходами на государство благосостояния, при том, что европейское общество переоценило свои возможности по интеграции различных групп населения. И идея постиндустриальной экономики стала интерпретироваться как отказ от всякой индустрии, а не создание ее новых типов. Этот кризис негативно сказался на процессе европейской интеграции, представляющей само по себе громадный социокультурный эксперимент. (...)»

Благодаря культурному и историческому родству и территориальной близости, Россия способна стать частью выхода из этого кризиса, поделившись своим опытом по управления гигантской территорией и различными экономическими и социальными моделями, считает Ходорковский: «России и Европе необходимо искать пути для совместной работы, более тесной, чем когда-либо. Да, такие изменения потребуют новых серьезных усилий со стороны евроатлантической цивилизации Во-первых, с точки зрения персонала, во-вторых, с точки зрения технологии и инноваций. Мы будем говорить о сотнях тысяч предпринимателей и специалистов, о гигантском всплеске энергии нового поколения европейцев на огромном, и до сих пор слабо развитом пространстве, о совместной работе, о новой Европе – от Атлантики до Тихого океана. Для нашего народа – для российского народа – это стало бы реальной возможностью преодолеть ситуацию, существующую с XVII века и связать мостом пропасть сформировавшуюся между ограниченным числом россиян, имеющих представление о современной Европе и живущих по ее стандартам, и остальным населением страны, чьи мечты о лучшей жизни бессовестно использовались на протяжении веков политиками, продолжающими проповедовать несуществующий «особый путь» для России, который лишь ведет людей в еще большую нищету».

– Сегодня на фоне продолжающейся миграции в Европу и продолжающихся изменений в Азии раскол между Европой и Россией – это разрыв, который может привести к крайне нежелательным последствиям, – резюмирует Ходорковский. – Катастрофический проект стагнации нуждается в амбициозной европейской альтернативе. Измениться или быть уничтоженными: это на протяжении тысячелетий было историческим выбором для любой человеческой цивилизации».



Партнеры