Назарбаев срывает стоп-кран

Злоба дня

25 октября 2013 в 19:31, просмотров: 29417
Назарбаев срывает стоп-кран
Рисунок Алексея Меринова

Локомотив евразийской интеграции, о стремительном движении которого вперед так бравурно говорили российские официальные лица, вдруг дернулся и резко замедлил свой ход. В кабине машиниста нажали на кнопку экстренного торможения. И сделал это не кто иной, как политик, всегда считавшийся идеологом интеграции в бывшем СССР — президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Назарбаев и лидер Белоруссии Александр Лукашенко никогда не были особо близкими друзьями. Взаимные претензии у них не исчезли и сейчас. Однако, продолжая пререкаться друг с другом, в отношении России на минском саммите большой тройки два президента фактически выступили единым фронтом. Мол, вы не подумайте, дорогие россияне, что мы против интеграции. Мы — за. Но то, как интеграция идет сейчас, нас не устраивает.

Что именно перестало устраивать Астану и Минск? Я бы разделил многочисленные претензии партнеров Москвы на две группы. В первую группу входят прикладные экономические вопросы. В частности, Назарбаев горько жалуется, что РФ не пускает к себе казахстанские товары и при этом, словно бульдозер, утюжит конкурентов на казахстанском внутреннем рынке.

Вот как об этом высказался сам Нурсултан Абишевич: «Свободное перемещение товаров ужесточило условия работы казахстанских производителей. Растут внешнеторговые диспропорции. В то же время сохраняются серьезные трудности для доступа казахстанской продукции на рынки России и Белоруссии, которые используют нетарифные и технические барьеры, завышенные санитарные и фитосанитарные нормы... Казахстан не может транзитом через территорию РФ продавать электроэнергию Белоруссии».

Все эти и другие поставленные Назарбаевым вопросы носят, естественно, важный характер. Именно благодаря подобным проблемам сама идея Таможенного союза становится все более непопулярной среди казахстанской публики. Но в то же самое время все вопросы из первой группы претензий в принципе решаемы. Я бы сказал даже, что все эти громкие жалобы — нормальная и неизбежная часть процесса притирки и поиска приемлемого для всех баланса интересов.

Давно ли вам приходилось ожесточенно торговаться на каком-нибудь колоритном восточном базаре? В переговорах об условиях экономического альянса между государствами — неважно, западными или восточными — все обстоит очень похоже. Каждый участник пытается выторговать для себя побольше и уступить в ответ поменьше. Поэтому я бы не стал автоматически считать абсолютно правильной позицию ни той, ни другой, ни третьей стороны экономического спора. Пусть Москва, Астана и Минск вдоволь поторгуются друг с другом по конкретным экономическим вопросам. Кто не торгуется, не имеет шансов получить хорошую цену за свой «товар».

А вот претензии Астаны и Минска к Москве из второй группы меня, напротив, откровенно беспокоят. Ведь эти претензии носят не тактический, а стратегический, я бы сказал даже, фундаментальный характер. В ходе своих выступлений в Минске Нурсултан Назарбаев произнес среди прочего следующую неброско звучащую фразу: «В работе Евразийской экономической комиссии (возглавляемый представителем РФ исполнительный орган экономического альянса Москвы, Астаны и Минска) наблюдается явная политизация работы и распыление средств и усилий на углубление интеграционных процессов, несмотря на наличие нерешенных вопросов в рамках формирования Таможенного союза».

Звучит как пример недоступного для простых смертных бюрократического языка, не правда ли? Думаю, что Назарбаев, как очень опытный политик, добивался именно такого эффекта. Адресатом этого «месседжа» Нурсултана Абишевича была не широкая публика, а политические элиты трех стран. А эти люди прекрасно понимают, что с бюрократического на общечеловеческий язык слова Назарбаева переводятся примерно так: нет, Владимир Владимирович, так, как вы предлагаете, мы не согласны. И не будем согласны никогда!

О чем конкретно идет речь? С моей точки зрения, вот о чем. Когда великий французский экономист Жан Монне задумывал в 1950-е годы то, что сейчас известно как Европейский союз, он имел в виду максимально возможную степень интеграции. Но при этом Монне не верил, что «Соединенные Штаты Европы» могут быть результатом некоего великого плана. Как отмечают канадские авторы Жан Надо и Джули Барлоу, Монне предлагал сначала сосредоточиться на конкретных практических договоренностях между странами. Только так, по мысли «отца Европейского союза», между государствами может появиться «аутентичное чувство солидарности».

Российский подход к интеграции прямо противоположен «доктрине Монне». Наша политическая элита мыслит строго категориями «великих планов», которые должны предусмотреть каждую мелочь на десятилетия вперед. В результате один «не пропеченный пирог» громоздится на другом. Не закончив одно дело, мы бросаем его на полдороге и принимаемся за следующее, а потом за третье и за четвертое.

Я страстный сторонник евразийской интеграции и стараюсь внимательно отслеживать этот процесс. Но скажу прямо: я запутался в громадье интеграционных планов Москвы. Но при этом я четко вижу: Кремль хочет добиться не только экономической, но и ускоренной политической интеграции. Не менее четко это видят и в Астане и Минске. И там эти планы Кремля категорически не нравятся. И вот на саммите в Белоруссии Назарбаев продемонстрировал, что играть в «распыление сил и средств» может не только Кремль, но и Ак-Орда (резиденция президента Казахстана).

Как вам, например, идея многоопытного Нурсултана Абишевича принять в Таможенный союз Турцию? Москва видела себя как ядро ТС. И на тебе! В союз предлагается принять государство НАТО, которое не скрывает своего желания максимально отдалить от России «тюркские» республики бывшего СССР.

Или возьмем другое важное заявление Назарбаева: «Казахстан намерен вступить в ВТО до создания Евразийского экономического союза. Иначе страны — члены ВТО могут пересмотреть ранее достигнутые договоренности, что затянет наше вступление на несколько лет». Звучит разумно. Но когда ту или иную страну примут в ВТО, обычно знает лишь Господь. Помните, например, сколько лет Россия провела в «трех миллиметрах» от вступления? А Евразийский экономический союз должны были создать уже вот-вот.

Одним словом, локомотив евразийской интеграции придется срочно переделывать. Иначе два из трех «машинистов» объявят забастовку.



Партнеры