Хроника событий Посол США в России Хантсман ответил на вопрос: "Чей Крым?" От монголо-татар до возвращения Крыма: чему учат в академии Генштаба Форум СМИ Северного Кавказа собрал в Ингушетии свыше 500 журналистов Грозит ли крымчанам украинская долговая яма? Украинские власти рассказали представителям ЕС об «ухудшении» ситуации в Крыму

Новая граница России — Крым. Замглавы Росграницы об украинских «рубежах”

Юрий БОРОДИН: «И люди, и грузы из России проходят в Украину нормально»

18 марта 2014 в 17:58, просмотров: 55143

По договору о вхождении Крыма и Севастополя в состав РФ государственная граница Крыма и Украины признается госграницей России. Между тем с российско-украинской границы уже несколько дней поступают противоречивые сведения...
 

Новая граница России — Крым. Замглавы Росграницы об украинских «рубежах”
фото: PhotoXPress

Украинские власти заявляют, что пропускные пункты фактически перекрыты, на границе образовались многокилометровые пробки из грузовых фур и частных легковушек. А российское интернет–пространство в последнее время заполонили пугающие сообщения о том, что львиная доля отечественных пропускных пунктов находится не в государственной собственности, а в руках частного бизнеса. Есть ли в этом реальная угроза для национальной безопасности России? Готовы ли пропускные пункты на границе с Украиной выдержать наплыв желающих покинуть неспокойное государство? О том, какова ситуация на пунктах пропуска через государственную границу России сегодня и чего россиянам ждать в ближайшее время, «МК» выяснил у заместителя руководителя Федерального агентства по обустройству государственной границы Юрия БОРОДИНА.

Смотрите видео «Оборона Украины: пограничники укрепляют границы цветными тетраподами»

— Юрий Викторович, какие изменения в работе пропускных пунктов наблюдаются с момента обострения политической ситуации в Украине?

— Все российские пункты пропуска работают в штатном режиме. И люди, и грузы из России проходят в Украину нормально.

— Как вы оцениваете состояние пропускных пунктов на российско-украинской границе?

— В целом состояние хорошее. Большинство из автомобильных пунктов пропуска — например, Шебекино, Ровеньки, Погар, Крупец, Суджа, Новые Юрковичи — недавно были реконструированы. В этом году планируется завершить реконструкцию пункта пропуска Грайворон в Белгородской области.

— Есть ли сегодня необходимость в возведении новых пунктов пропуска на границе с Украиной?

— Практической необходимости в этом нет. Нормально функционируют 39 пунктов пропуска: 11 железнодорожных, 27 автомобильных и 1 паромный. Там люди проходят и таможенный, и пограничный, и ветеринарный контроль. Изменение количества пунктов пропуска, в том числе установление новых, возможно при условии внесения изменений в международное соглашение. Открыть пункт пропуска после реконструкции теперь тоже стало куда проще, чем раньше. Раньше эта процедура занимала 6–8 месяцев. То есть сам пропускной пункт мог быть уже отстроен, но работать не мог. Бумаги могли «гулять» по согласованиям между министерствами и ведомствами очень долго. А сейчас достаточно подписать комиссионный акт о приемке пункта пропуска в эксплуатацию, издать официальный приказ Росграницы и зарегистрировать его в Минюсте. На все эти процедуры нужен максимум месяц.

— Каким образом жители соседних с Украиной областей могут пересекать границу?

— Для них установлен особый, упрощенный порядок. Наряду с крупными пропускными пунктами, на которых нужно проходить все виды контроля, были установлены специальные места пересечения государственной границы. Иными словами, это «микропункты» пропуска. Таможенный и ветеринарный контроль там проходить не нужно: только пограничники проверят паспорт, и можно ехать. Хочешь — на маршрутке, а хочешь — на личном автомобиле.

— Могут ли жители других частей Украины пройти через нашу границу через «упрощенные» пункты, минуя контроль по полной программе?

— Нет. Воспользоваться ими могут только жители приграничных областей. То есть, например, житель Киева, который едет в Белгородскую область, через «микропункт» в Харьковской области проехать не может. Ему придется вставать в общую очередь на обычном пограничном пункте и проходить всю процедуру в полном объеме: пограничный контроль, таможенный и ветеринарный.

— А что будет, если в Россию все-таки хлынет поток беженцев из Украины? Существующие пропускные пункты выдержат?

— Конечно выдержат. Во-первых, все пункты пропуска — не только на российско-украинском участке, но и на других участках государственной границы — рассчитаны на «пиковые нагрузки», то есть на критическую массу людей, желающих пересечь границу России. Во-вторых, ряд пунктов был совсем недавно реконструирован. В-третьих, в автомобильных пунктах пропуска можно использовать реверсивное движение. Подобную схему используют и в Москве на самых загруженных автомобильных трассах.

— Всевозможные интернет-форумы и блоги пестрят сообщениями о том, что государство отдает пограничные пропускные пункты в частные руки. Судя по содержанию таких сообщений, у простых людей эта ситуация вызывает страх за безопасность страны. Что касается границы с Украиной, есть ли там частные пункты пропуска?

— Нет. Все автомобильные пункты пропуска на российско-украинской границе находятся в государственной собственности. Объектами недвижимости в железнодорожных пунктах пропуска владеет РЖД. Не в государственной собственности, а в собственности юридических лиц могут находиться объекты пунктов пропуска в аэропортах и морских портах.

— А в целом по стране каких пунктов пропуска больше?

— Автомобильных. На сегодняшний день их насчитывается 147. Это треть от общего числа пограничных пунктов.

— То есть остальные две трети сосредоточены в частных руках? Нет ли здесь риска для государственной безопасности на случай войны?

— Я уверен, что никакого риска нет. Во-первых, непосредственно на государственной границе находятся автомобильные пункты, собственником которых, как правило, является государство. Даже один-единственный на всю страну пешеходный пункт — он находится в Ленинградской области, — и тот в руках государства. А пропускные пункты в аэропортах, морских портах и на железнодорожных вокзалах зачастую строят собственники этих транспортных объектов. Ведь иначе они не смогут осуществлять международные перевозки. Так что инфраструктура таких пунктов пропуска действительно находится в собственности владельцев транспортных объектов. Бывает, что у государства есть определенная доля в капитале этих компаний. Однако и пограничники, и таможенники со всем контрольным оборудованием на любом пункте пропуска самые что ни на есть государственные. Помещения пункта пропуска этим контрольным и силовым органам собственники отдают по договору безвозмездного пользования, который заключается между собственником и Росграницей. Такие договоры, с одной стороны, исключают возможность владельца влиять на имущество, переданное по договору, а с другой — обязывают Росграницу поддерживать это имущество в исправном состоянии и нести все расходы на его содержание, включая осуществление капитального и текущего ремонта. Непосредственных договорных отношений между представителями контрольных органов и собственниками нет.

— А возможна ли ситуация, когда собственник частного пункта пропуска заявит о разрыве договора с Росграницей в одностороннем порядке? Мол, это мое частное помещение, и я не хочу видеть здесь ни российских пограничников, ни таможенников. Вдруг бизнесмена запугают или перекупят? Что тогда делать?

— Во-первых, перевозчикам это невыгодно. Нет пункта пропуска — нет международных перевозок и прибыли. Во-вторых, строительство пунктов пропуска за счет средств владельцев транспортных объектов — это признанная общемировая практика. В-третьих, законодательство четко регулирует не только правоотношения между собственниками и Росграницей, но и вопросы закрытия пунктов пропуска. Так что версия о том, что владельцы аэропортов или вокзалов вдруг перестанут сотрудничать с государством, — это нечто из области теории заговоров. Я уверен, что по такому сценарию события развиваться не будут, а инфраструктуре отечественных пунктов пропуска ничего не угрожает.

Полностью частных пунктов пропуска в стране ничтожно мало. На сегодняшний день их всего пять, и находятся они на Дальнем Востоке. Состояние их действительно хуже некуда: вместо современных зданий — сарай, а контрольное оборудование для пограничников и таможенников не менялось с 90-х годов. Инициативу по строительству взяли на себя местные бизнесмены, ведь в то время на государственную казну надежды не было. Вот и решили дальневосточные предприниматели, которые возили автомобили, шубы и прочий ширпотреб из Азии, облегчить жизнь и себе, и государству. Построили на свои «кровные» здания пунктов, подвели коммуникации, пригласили таможенников с пограничниками. С тех пор прошло уже больше двадцати лет, но те самые пункты — сарайчики на дальневосточных рубежах — так и остались без малейшего ремонта. Еще и наводнение как-то пережили. Хозяева их уже и сами не рады: налоги с собственности платить приходится, а прибыли никакой. Все пять погранзастав бизнесмены готовы отдать государству буквально даром. Только Росграница эти пункты пропуска под свое крыло брать не собирается: дешевле построить новые и сделать их с самого начала государственными, чем ремонтировать и переоформлять старые.

Между тем будущее российской границы остается туманным. Меры по дополнительному укреплению рубежей страны предпринимаются уже сегодня. Причем на защиту границы, похоже, встанут сразу все страны СНГ. 14 марта соответствующее межправительственное соглашение уже подписал Владимир Путин. Документ предполагает создание совместной группы экспертов из стран СНГ для оказания помощи в обеспечении безопасности на внешних границах сторон договора и сбора информации об обстановке на границах. Предполагается, что кроме России соглашение будет подписано Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Молдавией, Киргизией, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном и Украиной. Впрочем, Украина договор пока не подписала.

Теперь же, исходя из соглашений с Крымом, особое внимание будет уделено обустройству границы на этом направлении.

Смотрите видео «Крым наш!»

Возвращение Крыма. Хроника событий


Партнеры