Хроника событий Саудовский сайт опубликовал интервью с начальником Генерального штаба Израиля Явлинский: «России нужна налоговая революция» СМИ: российские ЧВК вмешались в гражданскую войну в Судане Путин: от террористов освобождена почти вся Сирия В Раде обвинили Россию в спонсировании миграционного кризиса в Евросоюзе

Вашингтон теряет союзников и остается один на один с Сирией?

США могут вмешаться в сирийский конфликт и без оглядки на других

30 августа 2013 в 12:27, просмотров: 5098

Кто сказал, что 13 несчастливое число? Именно большинством в 13 голосов британская Палата общин отказала премьеру Дэвиду Кэмерону в праве принять участие в американском военном ударе по Сирии. Это было абсолютно неожиданным поражением для премьер-министра Кэмерона. Оно отразило опасение, существующее в британском обществе по поводу военного вмешательства в сирийскую гражданскую войну.

Вашингтон теряет союзников и остается один на один с Сирией?
фото: Александр Астафьев
Барак Обама

Премьер-министр Кэмерон заявил, что он будет «уважать» решение своего парламента. Голосование в британском парламенте было ударом даже не столько по Кэмерону, сколько по президенту США Бараку Обаме. Все американские президенты, начиная с Вьетнамской войны, имели поддержку со стороны своего ближайшего союзника Лондона. Во всех серьезных военных конфликтах США и Англия стояли всегда плечом к плечу. Как говорят обозреватели, в момент голосования в британском парламенте над его членами витали образы бывшего премьер-министра Тони Блэра, иракского тирана Саддама Хуссейна с его измышленным американской разведкой ядерным оружием.

Надо подчеркнуть, что выводы британской разведки существенно расходились с выводами американской. Они были менее определенными в отношении того, ответственен ли президент Сирии Асад за применение химического оружия 21 августа в предместьях Дамаска. После столь сенсационного поражения Кэмерон сделал в палате общин такое заявление: «Для меня ясно, что британский парламент, отражая взгляды британского народа, не хочет чтобы Англия участвовала в военных действиях. До меня это дошло. И правительство будет действовать соответственно этому».

На голосование в британском парламенте во многом повлияло антиевропейское настроение все более усиливающееся среди британских правых. Они заставили Кэмерона согласиться на проведение референдума о продолжающемся британском участии в Евросоюзе. К тому же все больше нарастает скептицизм в отношении внешней политики, проводимой Вашингтоном. Этот скептицизм нарастал после войн в Ираке и Афганистане, которые дорого обошлись Лондону. Как заявил консервативный член парламента, который пожелал остаться анонимным: «Премьер-министр знал, что источник был отравлен Ираком. Мы доверяем Кэмерону, но не тем советам, которые он нам дает».

Второй удар по Вашингтону был нанесен из ООН генеральным секретарем этой организации Пан Ги Муном. В этот момент генсек находился в Европе, но в четверг он быстро отбыл в Нью-Йорк. Пан Ги Мун обратился к Обаме с просьбой не предпринимать военный удар по Сирии, пока все процедуры, которые предписывает хартия ООН, не будут использованы. Конечно, этот демарш генсека вряд ли будет иметь конкретное влияние на решение президента Обамы. Недаром здесь вспоминают, как Кофи Аннан 10 лет назад не смог переубедить президента Буша, готовившегося к вторжению в Ирак.

В коридорах ООН считают, что военная акция Вашингтона против Сирии, независимо от того, насколько она оправдана, сильно ударит по репутации Совбеза как действенного международного органа, имеющего право давать добро на применение военной силы.

Признавая тупик, созданный в Совете безопасности ООН, администрация Обамы заявляет постоянно, что она не нуждается в разрешении Совбеза нанести удар по Сирии. Для того, чтобы оправдать подобный шаг Белый дом сбрасывает со счетов и работу ООНовских инспекторов по химическому оружию.

Как заявил споуксмен генерального секретаря ООН Фаран Хаг: «Мы считаем весьма важным работу, проводимую инспекторами и мы сообщим о ее работе Совету безопасности». Хаг заявил также, что генсек вполне ясно и неоднократно заявлял, что «все участники конфликта должны дать миру шанс» (Ну прямо как Джон Леннон!).

Следует отметить, что Сирия не является участником договора от 1993 года, который называется Конвенция о химическом оружии. Этот договор запрещает развитие, производство, накопление и использование химоружия. За выполнением договора следит специальная Организация по запрещению химического оружия. Однако она не имеет права вмешиваться в дела Сирии, поскольку та не является участницей упомянутого договора.

Итак, президент США Барак Обама оказался в далеко неблестящей изоляции. Тем не менее он продолжает приготовление для проведения ограниченного военного удара по Сирии. Из источников близких к Белому дому сообщается, что ни голосование в английском парламенте, ни позиция генсека ООН не повлияют на решение Обамы нанести удар по Сирии. Из Пентагона сообщают, что военно-морские силы США выдвинули в регион еще один, пятый по счету, эсминец. Он уже вошел в Средиземное море. Каждый из этих 5 эсминцев имеет на борту до 20 ракет «Томагавк». Это крылатые ракеты, которые по всей вероятности станут главным оружием «наказания» президента Асада за применение химического оружия.

По всей вероятности, хотя сам президент Обама об этом не заявлял, военный удар будет нанесен после того, как эксперты ООН покинут Сирию. Ожидается, что они вылетят из Дамаска в субботу.

Для того, чтобы заручиться поддержкой законодателей, Белый дом дал брифинг для лидеров конгресса. Однако в тоже время было подчеркнуто, что Белый дом не пойдет по пути Даунинг-стрит 10, который поставил этот вопрос на голосование в парламенте. Брифинг лидеров конгресса происходил в режиме телефонных разговоров, в которых участвовали представители Госдепартамента, Пентагона и различных разведорганов США. В данных, предъявленных лидерам конгресса, подчеркивается, что нет никаких сомнений в том, что в Сирии было применено химическое оружие, хотя одновременно разведывательные данные не «привязывают» самого президента Асада непосредственно к этой атаке с применением химического оружия.

В телефонном междусобойчике приняли участие государственный секретарь Джон Керри, министр обороны Чак Хэйгел, директор национальной разведки Джеймс Клэппер и помощник президента по нацбезопасности Сюзан Райс. Следует подчеркнуть, что этот телефонный междусобойчик не был засекречен (а из этого можно сделать вывод, что конгрессменам были представлены лишь ограниченные детали разведывательных данных) и продолжался полтора часа. Как заявили некоторые его участники-конгрессмены, их не убедили доводы администрации Обамы. Среди них Говард Маккоеон, который является председателем комитета палаты представителей по вооруженным делам. Он заявил, что Обаме необходимо сделать более убедительное заявление, чтобы убедить в необходимости нанесения удара по Сирии не только конгрессменов, но и население США «уставшее от войны».

Разумеется, на конгрессменов произвели определенные впечатления и голосование в британском парламенте, и позиция, занятая генсеком ООН.

Все больше создается впечатление, что военный удар по Сирии необходим Обаме в основном для того, чтобы подчеркнуть его приверженность так называемой «красной линии». Речь идет о том обещании Обамы, что применение Сирией химического оружия будет причиной военного удара по Дамаску. Применение химоружия в июне не вызвало эффект «красной линии». Вторичное бездействие, связанное с принципом «красной линии», поставило бы под вопрос решимости президента Обамы подтверждать делами свои слова.

По мнению военных экспертов удар ракетами по Сирии в течении 1-2 дней ни в коем случае не смогут заставить Асада сесть за стол переговоров и тем более передать власть временному правительству. Как заявляет Ричард Фонтейн, президент Центра новой американской безопасности, «подобного рода атака администрации имела бы своей целью продемонстрировать Сирии и другим цену, которую США согласны заплатить за сохранение принципа «красной линии».

По сути дела приблизительно тоже самое, но несколько в иной форме сказал и сам Обама в своем интервью телеканалу PBS.

Следует подчеркнуть, что если удар по Сирии будет носить чисто символический характер, как бы подтверждающий принцип «красной линии», то это может вызвать опасные перестановки в повстанческих силах. Если они убедятся в том, что США не собираются серьезно втягиваться в гражданскую войну в Сирии, те повстанцы, которые придерживаются умеренных позиций, могут перейти на позиции экстремистов. В этом заключается еще одна контрпродуктивность локального военного удара.

И наконец последнее. Приближается дата начала работы Большой двадцатки в Санкт-Петербурге. Если открытие сессии G-20 откроется под аккомпанемент американских ракет «Томагавк», то вряд ли следует ожидать каких-либо конкретных и серьезных решений этого форума.

02:57

Война в Сирии. Хроника событий


Партнеры