Ушел космический Кулибин — космонавт Александр Серебров

Он испытал на орбите мотоцикл и душ

13 ноября 2013 в 15:54, просмотров: 10831

Ушел из жизни выдающийся советский космонавт Александр Серебров. Не дожил всего трех месяцев до 70-летнего юбилея, - скоропостижно, в своем доме на Хованской улице. Своими воспоминаниями о коллеге и большом друге с «МК» поделился космонавт Александр Викторенко.

Ушел космический Кулибин — космонавт Александр Серебров
фото: РИА Новости
Член экипажа космического корабля «Союз Т-8», летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Александр Серебров (слева) с сыном (справа).

Александр Александрович Серебров пришел в космическую отрасль из большой науки. Окончив аспирантуру в самом престижном техническом вузе страны - МФТИ и защитив кандидатскую на тему «Проблемы тепловой защиты пилотируемого космического корабля, входящего в атмосферу Земли после облета Марса», он начинал работать в НПО «Энергия» испытателем космических аппаратов. Потом в 1978-м вступил в отряд космонавтов. Серебров совершил четыре полета на земную орбиту, пробыв там в общей сложности 372 суток и 22 часа, совершил 10 выходов в открытый космос. Во время одного из таких выходов в 1990-м году Александр Серебров первым в мире испытал так называемый «космический мотоцикл» производства НПО «Звезда», в создании которого он также принимал участие.

- Сан Саныч с самого начала вел эту тему, отслеживал разработку отечественной установки для свободного перемещения космонавтов в открытом космосе, - вспоминает Александр Викторенко. - А когда пришло время выводить «мотоцикл» в космос, - это было в сентябре 89-го, - попросился в полет вместо другого бортинженера, который был уже утвержден в качестве члена экипажа. Это был непростой полет. Сначала у нас возникли сложности со стыковкой модуля дооснащения, а ведь именно в нем был наш мотоцикл! Хотели было от него уже отказаться, но мы с Серебровым попросили разрешения пристыковать модуль вручную, - не хотелось терять дорогое оборудование, новую установку. С большим трудом, но нам удалось произвести стыковку. И вот накануне нового, 1990 года, когда уже приближалось время испытаний, с Земли приходит трагическая весть о том, что у меня умерла мама... Экстренно спуститься с небес, чтобы похоронить ее, возможности не было. Серебров разделил со мной мое горе.

Выход в открытый космос с «мотоциклом» был назначен уже на 1 февраля. Это было что-то вроде мини-ракеты, на котрой сидел космонавт в скафандре. Реактивные двигатели работали на сжатом воздухе. Скорость наш «мотоцикл» развивал до 35 метров в секунду (у американцев, когда они сделали похожее устройство, - только 25 м/сек).

- Серебров был первым, не страшно ему было летать на таком устройстве?

- Волнение в такие минуты — дело естественное, а когда занимаешься разработкой новых устройств годами, то о страхе при их испытаниях уже говорить нечего. Тем более, что полеты мы осуществляли со страховкой — тросс у нас был 50-метровый. Сан Саныч попробовал летать, но до конца всех вопросов не выяснил, надо было повторить выход с «мотоциклом».Опять же пришлось нам выпрашивать у «Земли» разрешение. Вторую «поездку» доверили мне. Развернув тросс на полную длину, я облетел на «мотоцикле» всю станцию.

- А после полета ваш подвиг как-то отметили?

- Вы помните какие это были годы? До нас никому, по большому счету, дела не было. Дали по ордену Октябрьской реболюции и - до свидания. К сожалению, испытанное нами новшество впоследствии было забыто, хотя в нем как никогда очень нуждаются наши последователи, - станция-то разрослась, чтобы облететь ее вокруг, надо затрачивать много времени. Наш «мотоцикл» мог бы оказаться очень полезен.

- Что еще вы можете вспомнить из того полета?

- Мы, пожалуй были единственные, кто помылся в космосе в настоящем душе. Нам не очень понравилась эта процедура, - вода не льется, как обычно, а разлетается, оседая на стенках кабинки. Уборки потом больше, чем удовольствия. Мы с Серебровым душевую потом стали использовать только в качестве парилки. А на очередном грузовике по просьбе Сан Саныча нам привезли березовые веники...



Партнеры