Кража со штампом

Москвичку, флиртующую в соцсетях, могут похитить и выдать замуж

20 января 2012 в 17:14, просмотров: 8197

Ранним зимним вечером 23-летняя красавица вышла на порог дома по зову знакомого... И тут ее схватили, скрутили и увезли в неизвестном направлении...

И в этом не было бы ничего из ряда вон выходящего, если бы дело происходило в горах Кавказа, если б девушку завернули в ковер, перекинули через седло резвого скакуна и умчали бы куда-нибудь в горный аул. Но бедняжку запихали в авто с московскими номерами и умчали в соседнюю «панель»: умыкание невесты разыгралось в столичном спальном районе Люблино.

Кража со штампом

Джигит в контакте

До правоохранительных органов и возбуждения уголовного дела о похищении человека в данном случае не дошло: пленница смирилась и согласилась выйти замуж за похитителя. Хотя всего за день до досадного происшествия девушка планировала работать и учиться, а вовсе не становиться покорной мусульманской женой. Но, как говорят мудрые старейшины, девица предполагает, а Аллах располагает...

Чтобы выяснить, каким образом дело дошло до похищения, чем руководствуются женихи-похитители и что чувствуют в такой пикантной ситуации их похищенные пассии, я познакомилась с героями люблинского матримониального триллера.

— Все будет харашо! — уверенно восклицает джигит-похититель с характерным кавказским акцентом.

Героя зовут Махач, ему 22. Этот невысокий худенький юноша, несмотря на хрупкое телосложение и молодость лет, прямо-таки излучает уверенность в себе и пылкий кавказский темперамент. Родом он из дагестанского Хасавюрта, по национальности аварец, по вероисповеданию — мусульманин. В Москве уже несколько лет, работает в общепите, живет с мамой, тетей и младшим братом. Он рассказывает, что вначале страсть обуяла его в виртуальном пространстве.

— Я наткнулся на страничку Мадины в соцсети, мне она сразу понравилась, — делится удалой жених, а ныне законный муж. — Я ей написал, она не ответила. Это мне еще больше понравилось. И чем дольше она молчала, тем крепче во мне было решение: эта дэвушка будет моя! Я писал ей по несколько раз в день.

— Махач, тебе не пришло в голову, что ты ей просто не понравился?

— Нэт! Что значит «не понравился»? Я всем дэвушкам нравлюсь!

Упорство дало результат: однажды Мадина все-таки ответила ему.

— Это было 11.11.11, — хвалится Махач. — Я тогда еще раз убедился — это судьба!

— И что же она тебе написала?

— Ну, так и написала: «И что?» Я предложил ей встретиться в реале и продолжал забрасывать ее сообщениями, пока она не согласилась. Не сразу, но согласилась же!

Махач рассказывает, что на первом же свидании влюбился в избранницу и в реале. Ему понравилось, что девушка отказалась от похода в кафе и вообще вела себя скромно.

— Я принес один цветок, — вспоминает жених, — подарил и сказал: хочэшь кино, хочэшь ресторан, все что хочэшь! Но она не стала ничего просить, мы просто погуляли. Мадина оказалась хорошей дэвушкой — честная, невинная, скромная, то, что надо! И я сразу решил: буду красть!

— А как ты, стесняюсь спросить, понял, что она невинная?

— Я знаю, как ведут себя нечестные девушки! Но тогда я лишь предположил — и не ошибся! У нас интим возможен лишь после свадьбы.

— Ты тоже до свадьбы был «честным»?

— Зачем честным? — удивляется джигит. — Мужчине это необязательно. Я до Мадины любил одну девушку... Хотел украсть, да не успел. Ее другой парень украл.

— А почему обязательно красть? Неужели по-человечески нельзя сделать предложение?

— Можно, но не всегда. Обычно у кавказских девушек уже есть жених, которого ей присмотрели родственники. Реже она сама кого-нибудь нашла и влюбилась без памяти. Такую не уговоришь замуж — ни ее саму, ни родню. Остается только красть. Вот и у Мадины мать присмотрела ей жениха в дагестанском селе. Она ни за что не дала бы разрешение на наш брак.

— А сама Мадина в курсе была, что ты намерен ее похитить?

— Нет, канэшна! А зачем? Я сам все организовал — с друзьями и младшим братом. Три машины, все прошло по высшему разряду! Мадину спрятали в квартире подруги моей матери. По нашим обычаям, похищенную невесту нельзя сразу в дом жениха везти, она должна несколько дней пробыть в надежном месте, пока имам не даст благословение на брак. Так что все было соблюдено.

— А до этого вы часто встречались с Мадиной?

— Да, часто! — горделиво отвечает новоиспеченный муж. — Три раза!

Махач со своей краденой невестой.

Вышла на минутку... и замуж

Джигит реализовал свой план в тот день, когда они с Мадиной поссорились.

— Причина была какая-то пустяковая, — вспоминает Махач, — но она бросила трубку и перестала отвечать на мои звонки. Тогда я перешел к действиям.

По словам Махача, он начал готовиться к похищению с полудня, когда произошла ссора, а к 10 вечера все уже было готово. В 22.15 жених подъехал к дому возлюбленной в Люблине и еще раз набрал ее номер. На сей раз Мадина ответила. Джигит попросил ее «выйти на минутку для разговора».

Ничего не подозревающая девушка спустилась вниз — и в считаные секунды была схвачена и засунута на заднее сиденье автомобиля. В качестве охранников невесты оказались младший брат похитителя и его друг.

— Всего у подъезда было три машины, — не без гордости рассказывает Махач. — Друзья помогли! А дома у своей подруги Мадину встречала моя мать.

— Твоя мама была в курсе? Она не пыталась отговорить тебя?

— Нет, она мечтала, чтобы я женился на хорошей аварской девушке. А Мадина как раз такая.

— А не рановато тебе жениться? Тебе же всего 22!

— Моя мама думает так же, как и я. Если встретил хорошую девушку, лучше сразу брать ее в жены. Чем потом сидеть и думать, на ком жениться и где найти подходящую невесту. А так, сейчас дети пойдут, семья у меня будет большая. Сначала у нас будет мальчик — сын.

— А на что ты будешь содержать большую семью? В Москве это не так-то просто...

— С этим нэт проблем! — гордо изрекает кавказец. И по его тону я понимаю, что интересоваться у горячего южного парня, есть ли у него деньги, просто неприлично. Джигит не может быть беден по определению.

— На достойное содержание своей жены и детей я всегда заработаю! — подтверждает мое предположение Махач. — Так всегда в жизни бывает. Когда просто живешь, все время на что-то не хватает. А как только появляется цель и смысл, сразу и возможность заработать, и деньги находятся. Так что главное — желание.

А дальше, по словам бравого аварца, началась подготовка к свадьбе. Да такая, в какой редкая москвичка захотела бы принять участие. А именно: Мадину на неделю заперли в доме незнакомой женщины, которая находилась при ней неотлучно. Выходить из квартиры не разрешалось, телефон отобрали. Девушку, конечно, поили и кормили, а еще вели беседы на тему, какой замечательный мужчина Махач.

Сам же «замечательный мужчина» тем временем отмечал в ресторане с друзьями удачное похищение. А потом отправился в мечеть за благословением на брак.

— Без невесты? — удивляюсь я.

— Канэшна! Достаточно одного из родственников невесты мужского пола.

Большинство родственников похищенной девушки живут в дагестанском селе, но Махач нашел в Москве двоюродного брата невесты и уговорил его пойти с ним в мечеть.

— Махач, ну вот ты цивилизованный человек. Разве это нормально? Украл девушку, запер, женишься на ней без спросу?

— Во-первых, я был уверен, что она меня полюбит и все у нас будет хорошо! — без тени сомнения отвечает Махач. — Ведь я ее люблю! А во-вторых, у нас так положено. Пока я извещаю своих друзей о скорой свадьбе и делаю никях (мусульманское благословение имама на брак. — Авт.), невеста сидит в надежном месте и размышляет, какой калым (выкуп за невесту. — Авт.) запросить. Все по обычаю.

— А если жених не сможет дать тот калым, который запросит невеста?

— Ну тогда свадьба отменяется, — сокрушенно вздыхает Махач.

— И что же запросила Мадина? — ехидно интересуюсь я. На ее месте, будучи запертой против воли, я бы запросила в качестве калыма как минимум Мальдивский остров.

— Я очень боялся, что она назовет квартиру в Москве, — признается Махач. — Конечно, такой калым мне не по силам, мы же на съемной квартире живем. Но, как я и предполагал, Мадина оказалась скромной девушкой. Она попросила всего лишь золотой комплект. А это нэ проблэма!

Мадину выпустили через неделю, далее по сценарию следовало вручение невесте означенного калыма, свадьба, переезд невесты в дом жениха и первая брачная ночь. Махач уверяет, что все прошло на высшем уровне.

Как объяснил мне Махач, в случае похищения пышную свадьбу с толпами гостей не устраивают. Делают обряд с участием старейшин, а потом вечеринку для родственников и друзей.

— Когда Мадина уже стала моей женой, ее родня в селе смирилась. Я так и думал. Ведь у наших семей нашлись общие знакомые. Мои родственники по линии отца живут в том же селе, что и семья Мадины. Мы планируем скоро поехать в Дагестан и сыграть свадьбу для тамошней родни — по всем мусульманским правилам. А пока мы сыграли маленькую свадьбу в Москве в ресторане и теперь живем как нормальная семья. У нас все хорошо, я счастлив.

— А Мадина?

— А она тем более! А что ей быть не счастливой? Я хороший муж, ничего ей не запрещаю. Хочешь работать — пожалуйста! Одеваться, конечно, нужно скромно, но на мусульманском платке я не настаиваю. Вон я сейчас на работе, а она дома, так я ее даже не запер, ключ от квартиры оставил! Захочет — пойдет погуляет.

Люблинская пленница

Мадине 23, она аварка, так же как и жених. В Москву приехала недавно, к старшей сестре. Устроилась продавцом в магазин, планировала учиться дальше.

— Поздравляю! Ты рада, что вышла замуж? Собиралась это сделать?

— Нет, — признается аварка. — Замуж я пока не хотела. Наоборот, приехала в Москву, чтобы работать. Мечтала дальше учиться. Но раз уж так получилось, значит, судьба. Я смирилась.

— А ты мужа своего любишь?

— Ну сейчас уже да... Мы хорошо живем.

— Мадина, а с самого начала ты не думала, что может так получиться? В краях, откуда вы оба родом, это принято.

— Да, у меня 3 года назад в селе подругу похитили. А сейчас у нее уже двое детей, она счастлива. Но что в Москве такое случится, я не думала. Когда Махач с друзьями усадил меня в машину, я сначала даже не испугалась. Думала, он шутит, прикалывается и мы просто едем куда-то кататься. Только когда я оказалась в доме подруги его матери, то поняла, что все серьезно.

— Но ведь ты могла отказаться выходить за него замуж, хоть он тебя и похитил?

— Ну могла, конечно... Но что люди бы сказали? Ведь он меня уже увез. Значит, в глазах других я уже опозорена. Больше никто замуж не возьмет. Да и зачем отказываться, раз он меня полюбил? А сейчас и я уже полюбила и мужа, и его семью. Даже моя мама успокоилась, перестала плакать. А сначала она в шоке была, она же мне на родине другого жениха нашла.

— То есть ты ни о чем не жалеешь?

— Ну если только немного... — мнется молодая жена. — О том, что у меня не было белого платья и пышной свадьбы на всю округу, как бывает, когда девушку не украли, а нормально сосватали. А если невесту похитили, тогда белого платья с фатой нет и большой свадьбы тоже, не принято. Ну ничего... Главное — любовь и взаимопонимание. И дети. Махач хочет сына, а я дочь.

И давай на ней жениться...

Большинство трудовых мигрантов, ныне осевших в России, родом из мест, где обычай похищения невесты по сей день не только в ходу, но и в большом почете. Чаще это делается не как дань традициям, а из сугубо практических соображений: во-первых, чтобы преодолеть сопротивление девушки, если она не хочет замуж, или ее родни, если ей присмотрели другого жениха. Во-вторых, чтобы сэкономить на свадьбе, поскольку похищение — это как бы форс-мажор, который позволяет не устраивать особо пышное торжество, ссылаясь на то, что времени на подготовку не было. В-третьих, в случае «официального» сватовства сторона невесты может потребовать с жениха солидный калым, который ему окажется не по силам. А если дочь уже украдена, то есть «опозорена» в глазах мусульманской общественности, то уже стороне невесты приходится договариваться с женихом по-хорошему.

По данным мусульманской общины Москвы, в последнее время всплеск похищений девушек отмечается в Казахстане. Мне рассказали историю, как на каникулы в родной казахский город приехала девушка, обучающаяся в английском Оксфорде. Пошла вечером прогуляться, а ее украл местный горячий парень. Увез в аул, запер в доме у своей бабушки. Но девушка, видно, уже успела надышаться свободным европейским воздухом. Она не только не согласилась выйти замуж, но и обратилась в полицию. Правда, потом, когда ее выпустили из плена, сторона невесты все-таки отозвала из правоохранительных органов свое заявление. Несостоявшаяся невеста не захотела портить горе-жениху жизнь.

Случаются и казусы. Например, 20-летний парень из казахского города написал письмо главе государства с просьбой посодействовать ему в получении кредита в размере 500 тысяч долларов США... на выплату калыма, запрошенного отцом его невесты!

Как рассказывают в общине, в Кызылординской области Казахстана, например, почти каждая вторая свадьба проходит после так называемого похищения невесты. Но до полиции и уж тем более до суда такие истории доходят редко: за последние пять лет не было ни одного обращения или заявления по такому поводу. Здесь предпочитают решать все мирным путем. Крадут невест в основном парни из небогатых семей — опять же по материальным причинам. В большинстве случаев «похищение» происходит по обоюдному сговору, но бывает, что и по одностороннему желанию жениха. В таких случаях украденная девушка чаще всего смиряется.

Директор Центра гендерных исследований Алма-Аты Светлана Шакирова считает, что кража невест практикуется не только в Казахстане:

— Это было и есть на Кавказе, во всех странах Средней Азии, раньше было в Татарстане и Башкирии. Больше всего меня возмущает, что девушку, как овцу, кидают в багажник и увозят в другое село, она сопротивляется, кричит, ее удерживают, уговаривают — до тех пор, пока она не сломается под прессингом тетушек, золовок и бабушек. Бывает, что близкие подруги выманивают жертву из дома к себе в гости и начинают расхваливать жениха, спрятавшегося где-то в другой комнате... А если еще его бабушка ляжет у порога, чтобы не выпустить девушку из дома (ведь пройти над лежащим человеком, а тем более старшего возраста — по мусульманским понятиям большой грех), то понятно, каким мужеством должна обладать украденная девушка, чтобы не смириться с этой участью. Кражу невест я не одобряю, не принимаю и не оправдываю ни при каких обстоятельствах.

— Кража и калым — эти понятия не соответствуют исламской этике, мусульманским традициям, — говорит Мурат Телибеков из Союза мусульман Казахстана. — Более того, ислам всячески порицает насильственные действия в отношении женщин. Обычай кражи невесты берет начало больше в народных традициях, нежели в религиозных идеях.

В месте, где похищение девушек практиковалось особенно широко, этот обычай вообще запретили законом. Вот уже больше года, согласно указу Рамзана Кадырова, в Чечне больше не регистрируют брак без согласия отца невесты. Причиной такого решения стало то, что в последнее время древний народный обряд похищения невест приобрел в Чечне массовый и кровавый характер. Последней каплей в чаше гнева главы ЧР послужило очередное «умыкание» девушки, произошедшее 28 декабря 2010 года в селе Гелдаген. Брат украденной девушки оказался сотрудником милиции, в результате чего родственная распря дошла до президента республики. Правда, как выяснилось позже, на самом деле «похищенная» невеста была влюблена в своего похитителя, согласна выйти за него замуж и сама вышла к нему тайком от своей семьи. Но вот ее родня оказалась непреклонна. Несмотря на то что украденная невеста стала законной женой похитителя, ее новоиспеченный муж был задержан властями. Духовенство Чечни полностью поддержало решение Кадырова.

— Такой пережиток прошлого, как похищение женщин, давно пора искоренить! — заявил первый заместитель руководителя местного муфтията Муса Дадаев. — Мы все осудили действия имама мечети села Гелдаген, который, зная, что невеста украдена, благословил брак. Мы сразу же провели совещание, на котором собрались все кадии (духовные судьи) районов. Все они получили строгое предупреждение: ни один брак без согласия отца девушки не регистрировать!

Кто начал первый?

По мнению специалистов, ошибочно полагать, что обычай красть суженую — родом из Азии. Если верить историкам, похищение невесты — древнейшая форма брака и у некоторых европейских народов, в частности у славян. В Древней Руси и на Украине, оказывается, тоже не гнушались накинуть на девицу рогожку и уволочь за угол, гордо назвав это дело свадьбой.

Кстати, с обрядом похищения невесты связано и происхождение понятия «медовый месяц». В странах Северной Европы, если жених крал невесту из соседнего села, молодым приходилось скрываться в надежном месте, пока родня невесты не успокоится. Чтобы не нервничать, в своем убежище молодые пили вино с медом — отсюда и медовый месяц.

Что же касается меня лично, мне больше симпатичен до сих пор существующий нигерийский обычай. Там юноша к своей избраннице должен пройти сквозь строй ее родственников, вооруженных палками. Таким образом проверяется его готовность ко всем грядущим испытаниям на этом нелегком посту.





Партнеры