Почему наши подростки не хотят жить?

«МК» вместе со специалистами расследует череду самоубийств школьников

12 февраля 2012 в 16:56, просмотров: 22111

Россию захлестнула волна самоубийств среди подростков. За десять дней шесть школьников добровольно распрощались с жизнью.

Статистика ужасает: ежегодно в России происходит 4 тысячи попыток самоубийства среди подростков, из которых 1,5 тыс. оканчиваются смертью.

Дети бегут от несправедливости нашего мира, вешаясь на поясах от халатов, глотая горстями таблетки, шагая с крыш высоток в пустоту. Одна смерть тянет другую. События развиваются как по страшному сценарию или ритуалу.

Что толкает поколение «Айпадов» и «Твиттера» к роковому шагу? Почему, казалось бы, рядовое событие подстегивает их к самоубийству? Что делает их жизнь настолько невыносимой, что они набрасывают на шею петлю? Как сформировать у детей психологическую устойчивость и остановить этот конвейер смерти? Об этом рассуждают в беседе со спецкором «МК» руководитель отдела Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского, профессор Борис Положий и известный врач-психотерапевт Сергей Локтионов.

Почему наши подростки не хотят жить?
фото: Александр Корнющенко

«Вечно в нашем сердце и у неба на руках...»

Справка МК Справка "МК"

Симптомы суицидального поведения: разговоры о смерти и самоубийствах, стремление к одиночеству, рассуждения на тему: «Я никому не нужен», «Все равно никто не будет обо мне тосковать», завуалированные попытки «попрощаться» — подарить свои вещи близким друзьям, приведение дел в порядок. Бессонница. Если решение покончить с собой принято, а план составлен — внешняя удовлетворенность, прилив энергии.

Вечером 7 февраля в городе Лобне Московской области 14-летние Лиза Пецыля и Настя Королева, взявшись за руки, шагнули вместе с крыши 16-этажного жилого дома на улице Чайковского. Обе жили в одном подъезде, учились в одной школе и были лучшими подругами. Девочки решили уйти из жизни, так как боялись наказания за двухнедельный прогул занятий — об этом они написали в своих предсмертных записках.

— Взрослым кажется диким, что прогулы могут толкнуть к самоубийству, сыграть роль своеобразного топора.

Борис Положий: — Зачастую суицидальный процесс протекает очень быстро и приводит к импульсивному решению наложить на себя руки. Специалисты в этом случае говорят о псевдосуициде, который совершается в момент кратковременного кризисного состояния, в состоянии аффекта. Это не столько попытка лишить себя жизни, сколько «крик о помощи», попытка обратить на себя и свои проблемы внимание.

Сергей Локтионов: — Спонтанное решение покончить с собой связано с захлестнувшими эмоциями. Подросток ничего не может сделать обидчику, как только покончить с собой и заставить последнего мучиться. В противовес псевдосуициду истинный суицид — это, как правило, хорошо спланированное мероприятие, цель которого — любой ценой лишить себя жизни. При этом в расчет не берется ни мнение близких людей, ни реакция друзей. Жизнь для подростков становится настолько невыносимой, что они ищут любые средства уйти из этого мира, заходят на сайты, где культивируется тема смерти, где с единомышленниками договариваются о «последнем шаге».

А чтобы убрать страх смерти, подростки нередко меняют философию, подглядывают ее у другой, более сильной личности. Например, во времена существования Советского Союза был период, когда молодые люди, начитавшись Кастанеды, один за другим, а также группами стали сбрасываться с высоток и мостов. В моей практике был случай, когда мама привела ко мне сына, который под влиянием книг писателя-мистика стал говорить: «Жизнь — ничто», «Проживая жизнь гусеницы, мы не знаем, как прекрасно быть бабочкой». У подростка шла явно подмена понятий. Постепенно, совместными усилиями, мы «вытащили» подростка из этого состояния.

Лиза Пецыля.
Настя Королева.

В соцсети на страничке памяти Лизы Пецыли и Насти Королевой гости оставили записи: «...Прыгай вниз, прыгай вниз, не бойся... Тихо шепчет мне в душу дождь... Прыгай вниз и не беспокойся о том... куда ты попадешь...»

«Ваш образ будет нарисован в облаках... вечно в нашем сердце и у неба на руках...» «Они не умерли — они отправились покорять небеса...» «Не стоит бояться смерти. Смерть, как и жизнь, — длинный путь, который надо пройти с честью».

— Подростки часто романтизируют смерть, относятся к ней как к иному способу существования. Решаясь шагнуть с крыши высотки, они как будто уходят в другой мир.

Б.П.: — Это особенность подростковой психики. Они не могут всерьез понять, что это все — конец, что за этим уже ничего не будет. Не понимают необратимости смерти. В их сознании это действительно переход в некий другой мир.

— Как можно уйти из жизни «за компанию»?

Б.П.: — Вас не удивляет, как за компанию подростки прыгают по крышам гаражей, цепляются за вагоны метро. А там тоже можно сорваться, покалечиться.

Недаром существует молодежная мода. Подросткам свойственна стадность, они увереннее чувствуют себя в группе, когда могут сказать: «Мы команда!» Это работает и в плане суицида. Подростки часто подражают своим кумирам. Авторитетами для них становятся чаще всего рок- или поп-звезды. Так, после того, как один из «Иванушек», Игорь Сорин, «шагнул с балкона в предрассветное небо», последовала целая цепочка самоубийств среди подростков. Для подражателей стало важным «уйти с ним, уйти с кумиром, повторить его судьбу». В отличие от взрослых для подростков свойственны и групповые суициды: вместе «интересней» и «не так страшно».

С.Л.: — Существует понятие влияния. Человек своим депрессивным состоянием, мыслями о смерти способен заразить другого человека. Первый индуцирует, гонит волну, второй, более внушаемый, идет за лидером.

— Играет свою роль и возрастной кризис, который переживают подростки?

С.Л.: — В период от 13 до 16 лет у человека формируется на все своя точка зрения, своя воля, происходит психологическая ломка организма. Ребенок вступает во взрослую жизнь, начинает искать ответы на вечные вопросы: кто я и зачем на этой земле? Родителям важно в этот момент сохранить душевную связь с ребенком, не вступать в конфронтацию, не применять армейско-палочную систему, не говорить что-либо в приказном тоне, а проявлять гибкость и понимание.

«Этого запретить ты мне уже не сможешь»

8 февраля выпрыгнул из окна своей квартиры на 17-м этаже в доме на Варшавском шоссе 14-летний московский школьник Саша Филипьев. Только два месяца назад подросток с отцом, мачехой и сводным братом переехал в Москву из Ярославля. Мальчик оставил несколько предсмертных записок. Причиной суицида стала ссора с отцом, который обвинил сына в краже фотоаппарата у одноклассницы.

Саша Филипьев.

11 февраля поднялась на площадку между 23-м и 24-м этажами высотного дома на Новогиреевской улице и выбросилась из окна 15-летняя школьница Диана Сивакова. Девочку воспитывала мачеха Алена (мама умерла много лет назад), с которой, по словам подруг, у нее случались конфликты. Девочка иногда жаловалась, что та часто ее ругает. Диана, по словам знакомых ребят, часто думала о самоубийстве и даже однажды предприняла попытку, но ей не хватило смелости. Она очень уставала. Говорила, что делает все по дому, да еще и в школе она что-то недопонимала, ходила к репетитору по английскому языку... Недавно, по словам друзей, ее выпихнули из дома и она жила у бабушки. Но не так давно позвали обратно домой, чему она очень обрадовалась. А потом, рассказывают знакомые, настроение у нее резко испортилось. На днях родители даже собирались отвести дочь к психологу. Диана считалась одной из лучших учениц, накануне самоубийства она стала победительницей школьной викторины по химии и биологии. В классе ее очень любили: девочка была открытой и веселой, даже несмотря на проблемы в семье.

Диана Сивакова.

С.Л.: — Насколько я знаю, отец ввел для сына глупые, бессмысленные ограничения: лишил его мобильного телефона, подростку запрещалось подходить к телевизору и компьютеру. К тому же, по рассказам соседей, доходило дело и до рукоприкладства. Школьник, стремясь к определенной свободе, понял, что он свободен только в одном: распорядиться своей жизнью и смертью. Отцу он оставил записку: «Этого запретить ты мне уже не сможешь».

— Согласно статистике, 40% подростков, покончивших с собой, жили в неполных или асоциальных семьях и 96% — росли в семьях, где имел место тот или иной патологический тип воспитания.

Б.П.: — Суицидальное поведение — это процесс, который иногда длится годами. Но его механизм чаще всего закладывается в раннем детстве. У нас распространен такой тип патологического воспитания, как авторитарный. С ребенком в такой семье не считаются, подавляют в нем любую инициативу, унижают, бьют. В результате, став подростком, он не способен противостоять трудностям.

Немало в России семей, где ребенка просто не замечают, он растет как сорняк, этакий беспризорник при живых родителях. В сложном подростковом возрасте он чувствует себя ущемленным, никому не нужным, часто ему не с кем посоветоваться. На него оказывает влияние улица, где он пробует алкоголь и наркотики.

Третий вариант патологического воспитания — когда ребенок становится кумиром семьи. Родители не могут нарадоваться на отпрыска, буквально сдувают с него пылинки, потакают капризам. Все, что ни сделает чадо, — все великолепно. Никаких замечаний, ограничений! В результате формируется истерический тип характера. В садик такой ребенок, как правило, не ходит. Проблемы начинаются, когда такой баловень идет в 1-й класс и сходу напарывается на непонимание сверстников. Вдруг оказывается, что он не «самый-самый», как ему внушали в семье. Наступает разочарование, страдает достоинство ребенка, все это оборачивается психологической травмой и срывом.

Возрастает риск развития суицидального поведения и у тех подростков, кому с детства предъявляли повышенные требования: «Ты должен учиться лучше всех в классе! Выиграть олимпиаду, взять первое место на шахматном турнире». Любую неудачу в дальнейшем подросток может воспринимать как трагедию. Как тут не вспомнить прошлогодний случай суицида 13-летнего школьника из Тюмени, который покончил с собой из-за неудовлетворительной оценки по иностранному языку.

«Мама, люблю тебя, но ухожу»

В Якутске в своей спальне на поясе от махрового халата повесился 13-летний Айсхан Слепцов. Мама мальчика недавно развелась с мужем. Из родного Верхоянска она вместе с сыном переехала в Якутск. В новую школу Айсхан ходил всего неделю, но успел рассказать одноклассникам, что очень скучает по отцу. А накануне он потерял дорогой планшетник Apple — подарок отца. Решив свести счеты с жизнью, семиклассник позвонил маме и сказал, что любит ее.

Диана Сивакова накануне самоубийства смотрела телерепортаж о суициде двух школьниц в Лобне и сказала отцу, что никогда так не поступит.

— Такая цепная реакция не случайна?

Б.П.: — Информация о детях-самоубийцах смакуется во всех СМИ. Это вызывает у подростков с суицидальной готовностью — легкоранимых, впечатлительных, обидчивых детей с повышенной тревожностью, склонных застревать на негативных эмоциях, — ответную реакцию. Они рассуждают: «Кто-то смог это осуществить, и я смогу, и я решусь, я не хуже, тоже уйду».

— Исследователи высказывают гипотезу, что самоубийство совершают во многом те, у кого есть генетическая предрасположенность к этому, чьи родственники страдали тяжелыми депрессиями.

Б.П.: — Дети и подростки, у которых дяди, тети, дедушки предпринимали в свое время попытки суицида, требуют особого внимания. Но в то же время чтобы эта предрасположенность «включилась» и привела к самоубийству, должны сработать многие другие суицидоопасные факторы.

Диана Сивакова увлекалась техникой японского рисунка анимэ. Сама делала успехи в этом направлении. Но некоторые картинки на ее странице в соцсетях пугают своей садистско-суицидальной направленностью. Встречались там и такие записи: «В марте 2008 года в главный офис YouTube в Cан-Бруно пришло сообщение о человеке, совершившем самоубийство весьма жутким способом — кухонным ножом, вырезав себе предварительно оба глаза» или «Джастин Бибер собирается покончить с собой, спрыгнув с небоскреба. 95% девушек будут плакать и умолять его спуститься. Если вы от 5% людей, которые сядут неподалеку с попкорном, крича „Сделай заднее сальто!“, скопируйте это к себе на стену».

— Но факт остается фактом: у многих подростков, кто предпринимает попытку суицида, медики выявляют те или иные нарушения психического здоровья.

Б.П.: — Да, и зачастую уже длительно протекающие. Но только после попытки суицида такие подростки впервые попадают в поле действия психиатра. Но в то же время нельзя ставить знак равенства между самоубийцей и психически больным человеком. Есть ряд нарушений, такие как личностное расстройство, деформация характера, стрессовые расстройства. Взрослые в силу предубеждений, психологических барьеров не хотят вести детей к психиатрам. При диспансеризации ребенок обходит педиатра, хирурга, невропатолога, но только не психиатра. А кто будет следить за психическим развитием? Первые признаки психического заболевания можно увидеть уже у 5—6-летних. А потом еще часть больных формируется патологическим воспитанием. По статистике, на одно завершенное самоубийство среди подростков приходится 100 суицидальных попыток.

«Лидеры: Тува, Якутия, Бурятия»

В селе Тамбовка Амурской области под навесом гаража повесился на буксировочном автомобильном тросе 14-летний подросток. Его опекуном был дедушка 1942 года рождения, так как мама ребенка умерла в 2004 году. За успеваемостью семиклассника следили два старших брата. Из-за плохих отметок родственники запретили семикласснику заходить в социальные сети. Прежде чем свести счеты с жизнью, подросток зашел к другу и оставил ему свою флэшку.

— Почему наши подростки не хотят жить?

Б.П.: — Сказав «наши», вы затронули самую суть проблемы. Ежегодно в России кончают с собой более 200 детей и 1,5 тысячи подростков. В последние годы частота суицидов среди тех, кому 10–14 лет, колеблется в пределах от 3 до 4 случаев на 100 тысяч, а среди подростков 15–18 лет — 19–20 случаев. И эти показатели не снижаются.

— Подростки в России сводят счеты с жизнью в три раза чаще сверстников из других стран?

Б.П.: — Если быть точным, в 2,7 раза. Половина всех суицидов — это следствие взаимоотношений с родителями. Причины остальных самоубийств: конфликты со сверстниками, несчастная любовь, сексуальные неудачи, беременностью, венерические заболевания, страх одиночества.

— Именно в мегаполисах и больших городах чаще, чем в селах, подростки решаются на самоубийство?

Б.П.: — Все с точностью до наоборот. Например, Москва входит в десятку самых благополучных регионов в этом плане. Лет 30 назад во всем мире только один Китай отличался тем, что частота самоубийств среди сельского населения у китайцев была выше, чем среди городского. А в 90-х годах рядом с Китаем в этом плане встала Россия.

Достаточно спокойная ситуация отмечается в Подмосковье, Санкт-Петербурге, ряде регионов Центрального и Южного федеральных округов. Кривая самоубийств начинает существенно расти на Урале, а зашкаливает в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах.

Согласно статистике, лидеры по частоте суицидов среди детей — Тува, Якутия и Бурятия. На 100 тысяч ребят в возрасте от 10 до 14 лет там приходится соответственно 15,6, 13,4 и 12,6 случая самоубийств. В этих же регионах отмечается и самая неблагополучная ситуация среди подростков 15–19 лет: в Туве — 120,6 на 100 тысяч, Бурятии — 86,6 и Якутии — 74,2.

Это связано с экстремальными условиями жизни. Тяжелый климат не может не сказываться на психологическом состоянии человека. Большое значение имеет социально-экономическое положение региона, царящая там безработица. Стоит учитывать также традиции и верования проживающих там народов. Так, например, у коренных народов Севера до сих пор сильны языческие корни. А те же буддисты верят в жизнь после смерти, только в ином качестве. Это снижает страх перед суицидом. Самоубийство в Бурятии и Туве верующими людьми часто воспринимается не как грех, а как поступок, достойный уважения.

«Понять, простить, принять...»

В Красноярске на ремне прямо в коридоре своей квартиры повесился 12-летний чемпион Красноярского края по рукопашному бою Рафаэль Ахундов. Тело подростка обнаружила рано утром его родная сестра, собираясь на занятия в школу. Мальчик воспитывался в большой и дружной семье выходцев из Азербайджана. Полгода назад родители перевели юного спортсмена в новую школу. Накануне самоубийства Рафаэль рассказывал матери о ссоре с одноклассниками и просил перевести его в другую школу.

— Как сформировать у детей психологическую устойчивость, которая помогла бы им справиться с любыми обстоятельствами и искушениями?

Б.П.: — Прежде всего любить своего ребенка, с пеленок общаться с ним. Недаром с грудничками агукают, улюлюкают, подмигивают и улыбаются малышам. Все это способствует развитию устойчивой психики ребенка. Тем бизнесвумен, что сбывают ребенка няням, хочу сказать, что их чадо — уже лишенец, он еще не говорит, но уже чувствует, что его бросили. Какая бы няня ни была хорошая — она чужой человек. Всем занятым родителям надо знать, что становой хребет личности формируется в первые 5–6 лет. Стоит ли потом удивляться, что ребенок чувствует свою заброшенность, что он не нужен, не достоин любви. А это может дать толчок к развитию суицидального поведения.

Ребенка надо воспитывать своим примером. Дети остро чувствуют фальшь. Если папа говорит о вреде алкоголя, а когда приходят гости, засыпает носом в винегрете, никакие разговоры уже не помогут. Больше общайтесь с ребенком, с детского возраста прививайте ему понятия ценности жизни, ее единственности, необходимости ее беречь. Учите ребенка самому конструктивно решать проблемы, при этом стройте с чадом партнерские отношения, будьте ему другом.

С.Л.: — Ребенку важно иметь телесный контакт с родителями. Несмотря на подростковый возраст, нужно устраивать детям «обнимашечки», гладить их по голове. Ребенок при этом осознает ценность физического тела. Отсутствие телесного контакта с родителями формирует у подростка мысли о бессмысленности физической оболочки, которую и потерять не жалко.

Психиатры напоминают, что в советские времена, в 70-х годах, притом, что суициды засекречивались, о них не писали в прессе, удалось создать систему суицидологической помощи, которая неплохо работала. В 90-х, перестроечных годах, эта служба была разрушена.

Сейчас, по мнению специалистов, пора властям проявить политическую волю и принять государственную программу по предупреждению суицидов. Три ее звена должны включать: доступные телефоны доверия, амбулаторные кабинеты и кризисные стационары. И желательно, чтобы эти центры находились вне стен психиатрических учреждений.

Подобная национальная программа была принята 10–15 лет назад в Швеции, Финляндии и Германии, где были достаточно высоки показатели самоубийств, и в результате эти страны вскоре «ушли» по страшным показателям из первой десятки.

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Народный артист Юрий ВАСИЛЬЕВ: «Конец света для России давно уже наступил»

...Когда Юрий Васильев некоторое время назад выпускал со своим театром премьеру по роману Коэльо «Вероника решает умереть», он думать не думал, что суициды среди подростков примут такой размах.

— Не могу быть равнодушным, неделю уже живу с чувством, что надо срочно что-то делать! Но тут нужны правильные акценты. Как сказал Павел Астахов — «это не эпидемия, но государственная трагедия».

— Которая не вчера началась...

— Да разумеется! Больное, глухое до чужой беды общество — вот наша реальность! И что меня убивает? Все заняты выборами, не осознавая, что скоро будет уже неважно — кто там президент, потому что страны не будет.

— Не так сложно понять, что толкает подростков 13–16 лет «легко сойти с последнего обрыва в долину кроткую»...

— Эх! По-родительски, по-отцовски сейчас взвешиваю: что у них в голове делается... Почему? Во-первых, к таким мыслям их приводит школа. Там агрессивная среда и нет никакой отдушины. Детям там неинтересно. А этот чертов ЕГЭ вообще отбивает желание жить и учиться. Они ходят только на те предметы, которые им надо сдавать. Целей нет. Мотиваций нет. Ну и что? Кто-то начинает пробовать травку, кто-то колется. Ни идеологии, ни светлых помыслов. Одни мысли — надеть шарфик и пойти на футбол драться.

— С другой стороны — родители...

— Увы, да: если в переходный период родители не становятся им друзьями, дети попадают в омут тотального равнодушия. Они никому не нужны. Ни школе, ни семье, ни... стране. Сначала уходят в соцсети, в ирреальный выдуманный мир, в «общение по интересам». Но и в этом суррогате любви не видят. А ведь нужна всего лишь маленькая частица любви!

— От кого? От учителей-взяточников?

— Нынче все подменено деньгами. А деньги, как и говорится в спектакле, — это говно. Если нет любви, если нет ценностей, деньги не имеют значения. Я с этой «Вероникой» едва-едва в ноль вышел — разве деньги для меня главное? Главное, что девочка мне написала: «Полгода жила с мыслью о самоубийстве, а послушав Веронику со сцены, поняла, что значит жить по-настоящему». Поняла, что ТАМ ничего не будет, что утром не услышит запаха кофе, не съест булочку, не поцелует маму, не увидит, как искрится снег, как расцветет подснежник. Ты думаешь, что, когда ты упадешь, сцепившись за руки с другом, о тебе все сразу заговорят? Но ты-то никогда уже этого не услышишь! А еще все пищат: «конец света...» — да оглянитесь: он давно наступил, мы в нем живем!

— Увы, это за один день не излечить. Вы говорите: комитет надо создать. Да их уже тысячи — и при Госдуме, и всякие Росмолодежи, — что в итоге?..

— Да, за день это не излечить. Нужна программа. Астахов предлагает вводить в школы психологов — это хорошо, но это как больному температуру снять: диагноз-то останется. Поэтому я хочу, чтобы все люди культуры объединились вокруг этих чудовищных событий и предложили свои идеи — как сделать культуру приоритетом. Ведь все, что происходит, в конечном счете от бескультурья. Нас привели к капитализму, забыв, что мы в корне отличаемся от других наций: у нас сначала все идет от сердца, а потом только — от головы. Я взываю к сердцу.

 




Партнеры