Уникальные автомобили времен Великой Отечественной войны могут выкинуть на улицу

Разве для этого их дарили музею ветераны-фронтовики?

25.07.2013 в 20:01, просмотров: 7784

Среди десятков малых московских музеев есть по-настоящему «эксклюзивные», тематика и экспозиция которых уникальна. Именно таким является музей «Союзники и ленд-лиз», расположенный в здании школы на Житной улице: «Ничего подобного в наших странах не существует!» – удивляются англичане, американцы, канадцы, частенько посещающие небольшой выставочный зал, плотно заставленный реликвиями Второй Мировой войны. Музей существует уже почти 10 лет, однако сейчас над ним нависла реальная угроза потерять многие из уникальных экспонатов. Виною тому – нехватка мест для автомобильных стоянок в городе.

Уникальные автомобили времен Великой Отечественной войны могут выкинуть на улицу
фото: Александр Добровольский

Кредит – «lend», аренда – «lease». Соединенные вместе два эти английских слова образуют термин, хорошо знакомый нашим отцам и дедам, пережившим Великую Отечественную. По ленд-лизу СССР получал из США, Канады, Англии самолеты, танки, автомобили, орудия, портативные рации, обмундирование, легированную сталь, горючее, продукты... Была и совершенно неожиданная «номенклатура». Например, обычные металлические пуговицы для советской военной формы – со звездой, серпом и молотом на лицевой части и с надписью на английском, оттиснутой на обратной стороне: «Сделано в Чикаго». А для наших разведчиков и десантников из Америки присылали особо калорийные рационы: брикеты «индейка в шоколаде» и даже «сало в шоколаде»!

фото: Александр Добровольский

Образцы многих из ленд-лизовских «сокровищ» удалось отыскать группе энтузиастов-поисковиков, увлекшихся этой темой еще в 1980-е г.г. Собранные в единую коллекцию, они стали основой музея «Союзники и ленд-лиз», открытого летом 2004 г. в помещении, выделенном благодаря помощи директора школы №1262.

Среди экспонатов есть и крупногабаритные. В центре зала стоит, например, полноприводной армейский «Виллис», – да не простой, а мемориальный: на этом джипе ездил по фронтовым дорогам маршал Рокоссовский. Все послевоенное время машина хранилась в семье полководца, а несколько лет назад внук маршала передал ее музею.

Еще несколько армейских машин, полученных когда-то по ленд-лизу и участвовавших в войне, из-за нехватки места в основной музейной экспозиции, находятся в «запасниках», роль которых выполняют семь быстровозводимых ангаров-укрытий, установленных в соседнем дворе. Именно эти металлические «коробки» стали сейчас «очагом раздора». О возникших «организационных» проблемах, грозящих гибелью значительной части уникальной коллекции, корреспонденту «МК» рассказал директор и основатель музея ленд-лиза Николай Бородин.

– Еще в середине мая нынешнего года мне позвонили из городских «инстанций» и поставили перед фактом: ангары-укрытия, выполняющие роль наших запасников, должны быть демонтированы, чтобы уступить место автостоянке. Приехавшая вслед за тем бригада рабочих даже успела «раскурочить» один из ангаров, так что мне пришлось несколько дней и ночей дежурить рядом – следить, чтобы никто не покусился на уникальную машину-амфибию, хранящуюся внутри.

К счастью, у музея нашелся защитник – глава управы «Якиманка» Эдуард Джиоев. В свое время, вскоре после назначения на этот пост, он посетил музей и пообещал помощь в сохранении столь уникальной коллекции. Благодаря распоряжению из управы, все ангары-хранилища музея, перекочевавшие в дальний угол двора, остались на своих местах. Однако затишье оказалось временным. Сейчас ангары-укрытия вновь хотят снести.

– Наверное, можно понять чиновников «городского уровня»: им надлежит обеспечить неукоснительное выполнение распоряжения, подписанного в свое время мэром, о тотальной ликвидации «ракушек». В этой ситуации наш глава управы оказался между двух огней, – объясняет ситуацию Николай Бородин. – С одной стороны, Джиоеву известно, что в нашем случае дело касается не обычных «ракушек» для хранения автомобилей частников, а помещений, где находятся «движимые памятники истории» – музейные экспонаты. Но с другой стороны в Москве развернулась масштабная акция по оборудованию во дворах площадок для стоянки автомобилей на месте мобильных гаражей-тентов, и ее проведению районной управе следует всячески способствовать... В конце прошлой недели зам. главы управы передал мне через одного из своих подчиненных: готовьтесь, со дня на день начнем сносить ваши ангары.

Ситуацию могло бы спасти вмешательство самого и. о. мэра. Письмо Собянину о проблеме с размещением и хранением экспонатов музея мы отправили еще в октябре 2012-го, но за прошедшие с тех пор несколько месяцев никакого ответа не получили.

– Ну, а куда нам деваться в этой ситуации? Вытаскивать экспонаты и оставлять их просто на улице – на погибель и разграбление? Но посмотрите, какая уникальная техника времен войны здесь хранится, – с этими словами Бородин стал одну за другой открывать створки ангаров.

– Это «Форд» GPA выпуска 1942-го – одна из ранних моделей «фордовских» амфибий, участвовавших во Второй Мировой. При преодолении водных преград GPA мог доставить на другой берег 10 солдат – четверо помещались в кабине и еще шестеро – на палубном настиле. Такие машины использовались частями Красной Армии во время боевых действий в озерных местах Прибалтики, в Карелии... GPA выпускались заводом лишь короткое время – в 1942 и в 1943 гг., их уцелело совсем немного. Данный раритет отыскался в Калужской области. Там машина хранилась много лет у одного старичка, который в годы войны был водителем именно такой амфибии. Узнав о существовании нашего музея, ветеран передал ему авто в дар..

В соседнем с амфибией ангаре стоит «Виллис», который долгие годы принадлежал доктору права Сергею Натрускину.

– Во время войны Сергей Владимирович был фронтовым шофером, ездил как раз на «Виллисе» и так «прикипел сердцем» к этому джипу, что потом, уже став заслуженным ученым, купил себе одну из уцелевших с военных лет машин. Несколько лет назад, накануне своего 80-летия, Натрускин передал этот автомобиль музею. Машина на ходу и уже не раз принимала участие в различных ретро-парадах и мемориальных праздниках. Имеется в нашей коллекции и еще один такой джип – мемориальный. Машиной в военные годы пользовался знаменитый директор московского автозавода Лихачев.

02:27

Среди «движимых» экспонатов, хранящихся в ангарах, есть и английский «двойник» американского «Виллиса» – командирский автомобиль-внедорожник «Форд» 1943 г. выпуска. Его Бородин вывез из Саратовской области, где ретро-«мотор» хранился в семье ветерана, крутившего баранку такой же машины в годы войны. Совершенно уникальный колесный экспонат – американский плавающий прицеп – единственный сохранившийся в России экземпляр. Такие прицепы предназначались для буксировки «Виллисами» или амфибиями. На них можно было перевозить (в том числе и по воде) четырех человек или около полутонны груза.

– Все эти машины, запчасти к ним, оборудование, присланные много лет назад по ленд-лизу, были переданы в музей ветеранами-фронтовиками, – подчеркивает Бородин. – Разве можно их даже сравнивать с обычными современными четырехколесными «японками», «француженками», «немками», хранящимися в московских «ракушках»?!

Ситуация с музеем «Союзники и ленд-лиз» складывается вопиющая. А ведь подобных тематических коллекций нет ни в США,ни в Англии. Частые гости музея – иностранцы (в том числе и ветераны Второй Мировой), представители посольств Америки, Великобритании и других государств бывшей антигитлеровской коалиции. Один из них – американский военный атташе, бригадный генерал Питер Зваак, побывавший в музее накануне Дня Победы, искренно поблагодарил энтузиастов, собравших уникальную коллекцию: «Вы делаете очень нужное дело для наших стран, для наших детей!»

Неужели власти Москвы не смогут найти возможность помочь сохранению этого «нужного дела»?

 Экспонаты музея оказались на улице

 

02:27



Партнеры