Московский бизнесмен пришел получать паспорт и узнал, что давно сидит в тюрьме

Более того, эта «ходка» оказалась не первой — сам того не ведая, предприниматель превратился в рецидивиста

8 февраля 2015 в 17:52, просмотров: 52088

Помните 90-летнего зицпредседателя Фунта из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, который всю жизнь сидел за других? «Такая моя профессия», — говорил он Остапу Бендеру. Времена поменялись, и сейчас сидят не «за» кого-то, а «под» именем кого-то. И если вы не оказались за решеткой в реальности, то это еще не значит, что вы там не числитесь по всем бумагам. Возможно, прямо сейчас какой-нибудь матерый уголовник мотает срок не под своим, а под вашим именем. Не верите?

Живет-поживает в Москве один человек. Каждый день он ходит на работу, каждый вечер возвращается к жене и маленьким детям. Решетки, камеры, тюремную робу видел только в кино. И тем не менее... по всем документам он отбывает срок в колонии строгого режима во Владимирской области!

О том, что он «на самом деле» не на воле, а среди опасных преступников, узнал случайно — когда пришел менять загранпаспорт. Паспортистка искренне изумилась: «Вам еще сидеть и сидеть!». Шокированный гражданин пытается доказать, что это ошибка. Тюремщики и судьи только плечами пожимают: это не первый случай, и сколько «двойников» в российских тюрьмах — никто не знает.

В этой невероятной истории попытался разобраться спецкор «МК».

Московский бизнесмен пришел получать паспорт и узнал, что давно сидит в тюрьме
фото: Ева Меркачева

Итак, знакомьтесь, 34-летний Давид Бадикян. В Москву он переехал из Армении еще в 90-е, получил российское гражданство, при этом прошел обязательную процедуру дактилоскопирования (важный нюанс в нашем деле!). У Давида высшее строительное образование, так что сразу пошел работать прорабом на стройку. Два года назад открыл собственную строительную фирму, где занимает пост гендиректора. Женился в 2011 году, и сейчас у него уже двое детей, 2,5 и 1 года от роду.

Летом прошлого года у Бадикяна закончился срок действия загранпаспорта. И тут обычная жизнь прораба закончилась. Началась форменная чертовщина.

— Я пошел менять документ в УФМС Балашихи Московской области. А до этого заранее забронировал путевки в Грецию на всю семью. И вот когда подошло время паспорт получать, мне заявляют: «Как вы вообще сюда посмели явиться? Вы отбываете наказание в колонии строгого режима. Кто вас выпустил?» И называют срок, который мне дал Преображенский суд Москвы, — 5 лет.

Из паспортного стола Давид выходил на ватных ногах. Сначала думал: сейчас приедут полицейские и задержат его за «побег». Никто не приехал. Наш герой выдохнул. Но ненадолго. Давид стал разбираться и выяснил, что он, оказывается, рецидивист, и это уже не первая «его» судимость!

Передо мной два приговора. Первый — Останкинского суда Москвы от 19 августа 2009 года. Черным по белому написано, что 23 июня 2009 года Бадикян (указаны все данные, включая место рождения, образование и т.д.) вместе со своим товарищем ночью железным ломом взломал терминал, стоящий в подземном переходе. Забрали оттуда чуть больше 11 тысяч рублей, были арестованы на месте. Вердикт — 6 месяцев колонии.

— А что вы делали в период с июня по декабрь 2009-го? — пытаю я его. — Чем докажете, что были на свободе?

Волнуясь, Бадикян дает контакты друзей, знакомых, соседей. Показывает трудовую книжку, где написано, что он в августе 2009-го устроился на работу.

— Я его не просто помню, хотя он уволился в 2013 году, — говорит гендиректор фирмы Дарья Елашина. — До сих пор с ним общаюсь: он некоторые подряды у нас берет. Я вам точно скажу: он никуда из моего поля зрения не исчезал ни на полгода, ни на месяц. Так что в колонии он быть не мог. Есть бухгалтерские документы, подтверждающие, что он получал у нас зарплату. В среднем это было от 50 тысяч рублей. А, вспомнила важный момент: он брал в конце 2009 года кредит на машину для работы. Выплатил его. Как бы он мог это сделать за решеткой?

Вот документы на кредит. Все подтверждается.

С другой стороны, вот новый приговор, на этот раз Преображенского суда от 2 июля 2012 года. Из него следует, что в конце января 2012 года Бадикян вместе со своим товарищем напали в подъезде на мужчину, который шел с авоськой из магазина. Избили его, вычистили карманы, забрали мобильник, бутылку мартини и пакет с продуктами.

— Что же, вы даже еду отобрали у человека? — шучу я. Но Бадикяну явно не до шуток:

— Неужели я похож на того, кто за бутылку и закуску убить может?

Про «убить» — это он не ради красного словца. Пострадавший мужчина едва выжил. Потому и приговор был достаточно суров — 5 лет колонии строгого режима. Судя по документам, освободиться Бадикян должен в августе 2017 года.

— Так что я одновременно и за решеткой сейчас, и сижу перед вами. Это, по-вашему, нормально?! — нервничает Давид.

Многочисленные армянские родственники, друзья, коллеги — я задавала всем один и тот же вопрос: пропадал ли Бадикян хотя бы на месяц?

— О чем вы? Спросите у наших детей, хотя они, конечно, плохо еще говорят, — отвечает Шагане. — А как бы мы «сделали» нашего второго ребенка, если бы Давид был в тюрьме с 2012 года? Малышу сейчас ровно годик. Кстати, 2 января 2012-го мы летали всей семьей в Египет на отдых. (Показывает загранпаспорта со штампами.) И получается, он, вернувшись из-за границы, через пару дней пошел грабить человека в подъезде? Вы в такое верите?

— Да вы зайдите на его странички в соцсети, — говорит друг Алексей Колбасов. — Он там каждый месяц свои фотки выкладывал. Думаете, он это из зоны делал?

Бадикян в обоих судах, которые приговорили его, потребовал для ознакомления материалы дела. Забавно, но в Преображенском ему их представили, даже не поинтересовавшись, почему это он на свободе.

фото: Ева Меркачева

Мы вместе с ним изучаем документы. И все становится более-менее ясно. Преступник оба раза предъявлял полицейским и судьям ксерокопию паспорта, а не оригинал. И те, видимо, не удосужились уточнить — тот ли это человек, что на бумажке, или совсем другой. Так и судили его — под чужими данными. Он вышел на свободу, совершил новое преступление и снова показал ту же ксерокопию, и снова его судили по той же филькиной грамоте! Обнаружился и важный нюанс — в той ксерокопии, что во втором деле, нет штампа о новой прописке Бадикяна в 2010 году. То есть она была сделана раньше. Когда представившегося Бадикяном преступника задержали, взяли у него отпечатки пальцев. Обязательная процедура. И вот в материалах дела есть справка, что якобы их сравнили с теми, что были в системе ГИС. Идентичны! То ли они не сравнивали вообще, то ли потеряли первоначальные «пальчики» Давида.

Комментарий пресс-секретаря Мосгорсуда Ульяны Солоповой:

— Во время рассмотрения уголовного дела суд устанавливает данные о личности на основании представленных следствием материалов. Так было и в этом случае. Судьи уточнили данные о личности у самого обвиняемого, присутствующего в зале. Он подтвердил. К сожалению, случаи вынесения приговоров в отношении лица, представившегося другим именем, бывают, этот не первый.

Мне становиться страшно... Что же это получается? Если кто-то сейчас сделает ксерокопию моего паспорта и совершит преступление, то осудят МЕНЯ? Черное пятно на биографии на всю жизнь? И хорошо еще, если удастся найти этого преступника... Бадикян приступил к поискам своего «двойника».

 — Я пришел на прием в УФСИН по Москве, — рассказывает он. — Беседовал с оперативниками. Они тоже были в шоке, когда я забросал их вопросами: кто сидит под моим именем? кого вы отправили в колонию?

Стали разбираться.

— Человек, которого к нам доставили под фамилией Бадикян, сидел в «Матросской Тишине», — говорит представитель УФСИН Сергей Цыганков. — Из СИЗО он убыл в распоряжение УФСИН Владимирской области.

— Это мы знаем, и даже номер колонии нам известен — восьмая, — перебиваю Сергея Григорьевича. — Кто этот человек на самом деле? Сохранились его фото?

— Заключенного обязательно фотографируют в СИЗО по прибытии и иногда еще раз по убытии, — объясняет Цыганков. — Мы найдем снимки. Но вообще установление личности — это не ко ФСИН. Этим занимается следствие.

Все снова кивают на следствие. Но главное — нашли «камерную» карточку этапированного «Бадикяна». На фото, сделанном в изоляторе, совершенно другой человек. На Бадикяна не похож ну ни капельки.

фото: Ева Меркачева
Преступник под именем Бадикяна.

— Я узнал его! — вскрикивает Давид. — Он работал у нас на стройке разнорабочим. Я его вместе с другими иногда подвозил на машине к объектам. И он у меня, выходит, из «бардачка» украл ксерокопию паспорта, которая там всегда была на случай, если придется какие-то договоры заключать по подрядам.

Поскольку в строительной фирме сохранились его данные, узнаем, что это некий Артем Ашотович Бадалян (как похожи-то фамилии!), тоже уроженец Армении, прописанный в городе Арташате, на ул. Мхчяна.

Наше расследование подошло к концу. Но что дальше? Бадикян надеется, что его честное имя восстановят. Но эксперты предупреждают, что дело это нудное и долгое. Так что загранпаспорт получить он сможет лет через пять. Его «близнец» раньше освободится... А что будет с тем заключенным, что выдал себя за Давида?

— По идее, следствие должно возбудить уголовное дело, и ему грозит новый срок за фальсификацию документов, — объясняют в московской адвокатской палате. — Но этим должен кто-то заниматься. А кроме Бадикяна, это никому не нужно... Зачем следствию ворошить дело, которое оно быстро и эффективно расследовало? То, что следователи особенно не заморачивались с установлением личности, понятно: подозреваемый во всем признался, чего еще надо?

Мне рассказывают, что в прошлом году было 8 подобных обращений в городскую прокуратуру от граждан. Та в свою очередь отсылала их в Мосгорсуд, а он уже передавал дело на новое рассмотрение. Но главное, если подобную практику не остановить, все больше и больше преступлений станут совершать под чужим именем. Особенно это касается гастарбайтеров, которым за нарушение закона грозит не только срок, но и депортация. А так они по чужим бумагам сидят на нарах, а по своим документам — абсолютно законопослушны.

— Если ничего не получится, дождусь «своего» освобождения — 17 августа 2017 года, — рассуждает Давид. — Приеду встречать того, кто похитил мою личность, во владимирскую колонию. Как только ворота за его спиной закроются, возьму его под белы рученьки, и пойдем мы с ним по всем инстанциям... Я буду ждать этого дня как не ждал ни одного в своей жизни.

 

P.S. Прошу считать публикацию обращением в Генпрокуратуру и МВД.

Официальный ответ ФСИН России:

Ваше обращение по фактам отбывания наказания в исправительных учреждениях ФСИН России лиц под чужими установочными данными рассмотрено. Установление личности граждан, проходящих по уголовным делам, осуществляется на стадии предварительного следствия, а также при рассмотрении уголовного дела в суде. В компетенцию ФСИН России это не входит. Однако случаи выявления граждан, содержащихся в учреждениях ФСИН России под чужими персональными данными, имеют место. С целью соблюдения законности и прав граждан сотрудниками ФСИН России проводятся необходимые мероприятия по установлению личности осужденных и лиц, заключенных под стражу, по завершении которых материалы направляются в заинтересованные органы для принятия соответствующего решения. Таким образом, в отношении осужденного, представившегося данными Бадикяна Д.Д., будут проведены все необходимые мероприятия по установлению его личности. В свою очередь гр-ну Бадикяну Д.Д. необходимо обратиться с соответствующим заявлением в органы прокуратуры, осуществляющие надзор за органами следствия и дознания.

КАК У НИХ

Американский фотограф Джессамин Ловелл выяснила, что под ее данными живет преступница, похожая на нее внешне и выкравшая ее документы. Ловелл в течение двух лет выслеживала эту женщину. Все это время она фотографировала «воровку своей личности», совершившую под ее именем ряд преступлений. Наблюдение вылилось в настоящий фотопроект.

«Моя личность была украдена, — написала Ловелл в своем блоге. — Фотопроект создан мной как реакция на преступления, совершенные ею под моим именем. В попытке охватить криминальную деятельность этой женщины я фотографировала места, в которых все происходило, разговаривала со свидетелями, наняла частного детектива и даже сняла, как она выходила на свободу из тюрьмы. С помощью фотографии, видео и других способов документации я попыталась понять эту женщину и ее мотив, а также объяснить, какая цепь событий привела нас с ней друг к другу».



Партнеры