На работу на велосипеде: как я катался по Москве зимой

Байки на фоне сугроба

12 февраля 2016 в 19:36, просмотров: 4027

«Эй, господа гриппофобы, боящиеся подцепить эпидемическую заразу в людской толчее! Вот вам отличное средство для профилактики этой болезни: вместо того чтобы толпиться в переполненных вагонах метро, в автобусах, садитесь-ка на велосипед! Никто на вас чихать не будет, а вдобавок еще и организм укрепите полезными физическими упражнениями!»

На работу на велосипеде: как я катался по Москве зимой
фото: Кирилл Искольдский

Лишним поводом для подобных призывов стала проходившая в пятницу, 12 февраля, глобальная акция — Международный день «Зимой на велосипеде на работу». Вдохновившись соблазнительными перспективами, корреспондент «МК» решил влиться в ряды участников и, отложив в сторону все проездные билеты, отправился из дома в родную редакцию на своем велике.

Агитация за участие в таком зимнем «двухколесном» заезде началась в социальных сетях еще задолго до дня Х. «Это дружественное соревнование городов призвано мотивировать людей по всему миру использовать велотранспорт круглый год, невзирая на климат. Холодные и снежные зимы — подходящие для велосипеда условия. Все дело в одежде, содержании улиц, наличии велотранспортной инфраструктуры и шипованных покрышках. Это почти так же просто, как быть пешеходом», — убеждали организаторы этого мероприятия.

Согласно предварительному подсчету официально поданных электронных заявок в разных городах стран Европы, Америки, Азии, по количеству предполагаемых участников велоакции в рейтинге побеждают представители нескольких североамериканских городов, а в Европе лидирует небольшой финский Оулу (там подано свыше 270 заявок на участие). Что касается России, то у нас первенствуют Петербург, Воронеж. Не отстает и столица: судя по информации, озвученной накануне кураторами московской акции, в нашем городе зарегистрировалось более 180 «циклистов» (это текущее 8-е место в мировом рейтинге городов — участников акции).

Эх! Разве можно оставаться чужим на этом празднике жизни?! Решено: в пятницу, 12-го, еду на работу верхом на двухколесном «железном коне»!

Справедливости ради должен отметить, что зимнее катание на байке, в том числе и по московским улицам, для меня не внове, упражняюсь в таком варианте активного отдыха давно и регулярно. Однако все это на досуге, в выходные, а вот на работу «педальным ходом» добираться еще не приходилось.

Нынешний эксперимент оказался более чем удачным.

Хотя погода, конечно, малость подгадила. На улицах буянят порывы сильного ветра, а главное — как раз в начале «велосипедного дня» в Москву заглянул очередной снегопад (к счастью, слабенький, так что никаких труднопроезжаемых на байке заносов образоваться пока не успело). Грязные лужи и брызги снежной каши, летящие из-под колес автомобилей, не пощадили ни велосипед, ни одежду. Впрочем, я предусмотрительно облачился в непромокаемые и непродуваемые «доспехи», так что такой климатический дискомфорт проблем в пути не доставил.

Добираясь до родимой редакции из своих преображенских краев, я намотал по Москве почти 15 километров, потратив на это около 50 минут (а обычное ежедневное мое путешествие туда в общественном транспорте занимает лишь минут на 10 меньше). При этом размялся, продышался (хотя что для велосипедиста, что для пешехода воздух московский одинаково далек от идеала).

Конечно, пришлось проявить тактическую смекалку, выбирая для езды улицы, где не так много машин. А при пересечении магистралей возле Рижского и Савеловского вокзалов вынужден был спешиваться и преодолевать эти перекрестки «велопешком», ныряя в пешеходные тоннели, иначе «поверху» пришлось бы закладывать большие объездные петли или нарушать ПДД, воспользовавшись эстакадой, автомобильным тоннелем.

Не скрою, хотелось бы, добираясь до места работы, насладиться ездой по столь разрекламированным в последнее время столичным велодорожкам, но, увы, на моем маршруте таковых не оказалось. Зато возникла «проблема Третьего транспортного кольца». Именно по этой магистрали мне было бы удобнее всего преодолеть участок из района Рижской эстакады до Бутырского Вала, однако движение на велосипеде по этой городской «артерии» уже несколько лет как запрещено. Пришлось выруливать на тротуар и ехать по нему, лавируя между редкими (к счастью, это был все-таки не час пик) прохожими. Зато все автомобильные пробки (ну или точнее — все-таки пробочки) миновал без задержек.

фото: Кирилл Искольдский

К слову сказать, во время своего рейда в очередной раз убедился, что велосипед в городских условиях вполне способен составить конкуренцию некоторым видам наземного общественного транспорта. Еще в самом начале своего пути по Стромынке состоялось мое рандеву с рейсовым троллейбусом, номер которого запомнился: №2774. После этого еще пару раз то он меня обходил на перегоне, то я его — на остановке, но в конце концов «рогатая» машина все-таки окончательно осталась позади.

Подводя итог своему 15-километровому велопутешествию на работу, хочу привести здесь некоторую статистику социального, так сказать, свойства.

Реакция автомобилистов на велосипедиста:

— проявили вежливость (пропустили при повороте на перекрестке, притормозили, давая проехать) — четверо;

— проявили хамство (прижали к обочине, резко вырулили на полосу прямо перед моим байком) — двое.

Реакция пешеходов на велосипедиста:

— испугались (при обгоне на тротуаре) — двое;

— при этом послали (далеко и отнюдь не в сторону работы) — один;

— похвалили (то ли за преодоление суровых зимних реалий, то ли вообще за приверженность езде на вело и здоровому образу жизни) — двое;

— рассмеялись, увидев такого чудака, — двое.

Среди моих знакомых есть несколько человек, которые на протяжении многих лет предпочитали добираться до места работы именно на велосипеде. Например, Андрей Финоченко, рабочий трубного завода, когда жил в районе Матвеевское, каждый будний день наматывал туда и обратно около полусотни километров — и в дождь, и в снег, и по слякоти... А другой фанат велосипедизма — научный сотрудник Курчатовского института Евгений Новосельцев, приноровившийся регулярно ездить на бицикле из спального района Бескудниково до «флагмана советской науки», расположенного в районе Октябрьского Поля, даже вынужден был получать специальное разрешение от службы охраны на то, чтобы беспрепятственно провозить свой байк на территорию этого режимного предприятия.

Отмечу и еще одного велоуникума, хотя на сей раз речь идет о езде на работу отнюдь не в зимнее время. Ксения Дружинина, жительница поселка Биокомбинат, расположенного в Щелковском районе Подмосковья, увлекшись ездой на велосипеде, решила попробовать добираться на нем до места своей работы — в Москве, неподалеку от МГУ на Воробьевых горах. Путь туда и назад в общей сложности превышал 100 километров! Энтузиастка выдержала столь внушительную нагрузку лишь в течение полутора недель, а потом все-таки отказалась от таких ежедневных марафонов.

ОПЫТ ПРЕДКОВ: ВЕЛОСИПЕДЫ ПРЯТАЛИ ОТ ИСПУГАННОЙ ЛОШАДИ

В дореволюционной Москве езда на велосипедах была далеко не простым и доступным занятием. Не говоря уже о запредельной по тем временам стоимости таких двухколесных машин (в 1890-е цена этого чуда техники достигала 250 рублей — то есть полугодового заработка квалифицированного рабочего), проблема была еще и в том, что передвижение по многим улицам города «в седле» было для велосипедистов табу: на сей счет отцы города издавали специальные распоряжения.

В мае 1890 года появился приказ, подписанный генерал-губернатором, «О недопущении езды на велосипедах по улицам Москвы». В этом документе катание на бициклях по наиболее оживленным центральным улицам признавалось крайне опасным, а потому «сверху» указали, чтобы велосипедная езда допускалась лишь «в загородных и отдаленных от центра местах». На городской территории таких мест было названо совсем мало, а кроме того, даже здесь «педалирующая публика» могла появляться лишь в определенные часы. С 5 до 11 утра разрешалось проехаться по дорожкам в Петровском парке, в Сокольниках, в Петровско-Разумовском... С 6 до 8 утра к услугам господ циклистов были городские бульвары (вот только желающих совершать там прогулки находилось немного: ведь именно в эти часы бульвары подметались — и над их аллеями стояли столбы пыли!)...

Особым пунктом были прописаны «правила хорошего тона» при встрече велосипедиста с гужевым транспортом: «В случае беспокойства лошади от появления человека, едущего на велосипеде, последний обязан остановиться, сойти с велосипеда и по возможности спрятать его от испуганной лошади».

Два года спустя список «велодоступных» улиц был несколько расширен, но зато Дума издала обязательное постановление, согласно которому «езда по городу допускается... для лиц, получивших на то разрешение из городской управы. Разрешение это должно выдаваться ежегодно управою лишь лицам, свободно умеющим управлять велосипедом».

В 1897 году Комиссия по обязательным постановлениям Московской городской думы подтвердила существовавший запрет на езду с 7 утра до 9 вечера на велосипедах по Китай-городу, Тверской, Солянке, Маросейке, Мясницкой, Покровке, Большой Лубянке, Сретенке, Петровке, Кузнецкому Мосту и еще десятку улиц и переулков.

Беднягам-велосипедистам, жившим в центре города, для того чтобы прокатиться, приходилось нанимать извозчика и везти в его коляске свой велик до одной из городских застав, чтобы уже оттуда без «юридических» помех начать свой велорейд (возвращение домой происходило аналогичным образом).

Запреты на езду по городу на велосипедах оставались в силе вплоть до октября 1904 года.

Смотрите видео по теме "На работу на велосипеде в феврале - раз плюнуть! "



Партнеры