Почему в России принято издеваться над покойниками уже после смерти

Вскрытие отравит

23 февраля 2016 в 17:47, просмотров: 74640

Коррупционные войны в мире живых затронули и мир мертвых. Взлетевшие цены на ритуальные услуги и сама борьба на этом рынке привели к неожиданным последствиям: люди перестали обращаться за помощью к профессионалам. В России теперь родственники зачастую сами не только моют, но и бальзамируют мертвецов. А потом они выкапывают могилы в чистом поле и везут туда на тележках своих близких. Не напоминает ли все это вам Средневековье? При таком раскладе мы можем вернуться во времена, когда бушевали эпидемии…

Меж тем в совершенно цивилизованном месте — Бюро судебно-медицинской экспертизы Москвы — недавно заразились туберкулезом от трупов больше десятка врачей и санитаров. Казалось бы, какая связь между этим ЧП и тенденциями? Виной всему и здесь — жадность.

Для кого труп — это карман, который нужно вывернуть и опустошить несмотря ни на какие санитарные правила? Какими «рецептами» пользуются люди, готовя тела покойников в домашних условиях? Как в России сегодня «сеют» могилы? — в расследовании обозревателя «МК».

Почему в России принято издеваться над покойниками уже после смерти
фото: Михаил Ковалев

«Некроз» совести «вскрыл» туберкулез

В декабре прошлого года стало известно, что 13 сотрудников Московского бюро СМЭ заразились туберкулезом. ЧП всячески пытались замять. Забегая вперед, скажу: до сих пор никто не понес никакого наказания за погубленное здоровье медиков.

— Через месяц мне удалят верхушку одного легкого, — начинает свой рассказ судмедэксперт Галина Донина (фамилия изменена — прим. Авт.). — А через два предстоит следующая операция: удалят верхушку второго легкого…

Галина Владимировна — врач первой категории, исследует тела покойников почти 8 лет. Работа не для слабонервных, но женщин в СМЭ большинство. Вот так выглядит обычный день Дониной: она идет в секционный зал, где на столе лежит подготовленный труп (без одежды, обмытый), вскрывает тело, осматривает органы, диктует лаборантам результаты наружного и внутренностного исследования, берет пробы ткани и крови для гистологического исследования, зашивает тело. И так — несколько раз в день.

— Наше учреждение рассчитано на 8 тысяч вскрытий в год, а по факту мы делаем около 15 тысяч, — продолжает Галина. — Иногда в день проходит по 60 и больше умерших, в том числе с туберкулезом, ВИЧ и прочими опасными инфекциями. Так называемая инфекционная секция у нас мало приспособлена для их вскрытия. Она находится в одном крыле с «чистым» залом. Воздух в ней — стоячий и несвежий. Я несколько раз просила показать планы вентиляционных шахт, но мне их, естественно, никто не продемонстрировал. Сток крови и биологических жидкостей в «инфекционке» также не изолирован. А ведь получается просто рассадник всевозможной заразы! Средства индивидуальной защиты для исследования трупов мне дали всего один (!) раз. В остальное время я исследовала трупы в обычной экипировке.

Бывало, мы случайно обнаруживали туберкулез в обычном, «чистом» зале у покойных с неизвестным диагнозом (иногда это можно сделать на стадии отделения грудины от ребер, то есть до вскрытия главного очага инфекции). Но после этого труп даже не перемещался в «инфекционку». Почему? Потому что для этого нужно разрешение руководителя, а получить его не представлялось возможным. Как нам объяснялось, на перемещение тела нужно 5 минут дополнительного времени, которых нет. При этом в обычном зале в общей сложности одновременно работают 6 врачей, 6 лаборантов и 3 санитара. И в такой ситуации все они подвергаются риску заражения. Когда были выявлены 10 заболевших туберкулезом сотрудников, я не сильно удивилась. Рано или поздно это должно было случиться, ведь чудес в таком деле не бывает. На сегодняшний день уже 13 человек с официально подтвержденным диагнозом, то есть уже можно говорить об эпидемии. Скажите, почему все об этом молчат? В СМИ это ЧП упоминалось лишь пару раз, и то вскользь.

Галина почти все время стационарно лечится в Центральном НИИ туберкулеза (на фоне приема сильнейших препаратов у нее развился токсический лекарственный гепатит). Она редко видит своего грудного ребенка. Она не знает, когда сможет выйти на работу. С Галиной Владимировной поступили как с отработанным материалом. За полгода ее болезни перед ней никто даже элементарно не извинился. Сама она это называет «некрозом совести».

После того как послала письма президенту, в правительство и Генпрокуратуру, начались проверки. Роспотребнадзор нашел массу нарушений по охране труда, в итоге руководство Бюро СМЭ оштрафовали на 60 тысяч. Вдумайтесь: 60 тысяч за 13 докторов! Как дешево оценило государство их здоровье… Донина вполне резонно вопрошает: почему никто не понес уголовную ответственность? Почему до сих пор нет никаких объяснений от чиновников?

Кажется, мы знаем ответ.

Как «распотрошить» труп

В европейских странах только 4–5% умерших направляются на вскрытие для выяснения причин смерти. В России — внимание! — до 70%.

Типичная история: умершей бабушке 75 лет, в голове топора нет, передела собственности нет, дети говорят — болела, врачи говорят — болела. Криминальная смерть? Вряд ли. В Германии, Франции, Англии тело бабушки при таких обстоятельствах будет просто захоронено. И только в России перед этим оно побывает в Бюро судэкспертизы. В отдельных российских регионах есть даже инструкция для полицейских: отправлять на судмедэкспертизу всех, кроме раковых больных.

— Судебно-медицинские эксперты не проводят отдельные расследования, — говорит автор ряда законопроектов о похоронном деле в России Алексей Соколов. — Врачи только определяют причины смерти, причем довольно поверхностно, на уровне «располосовал, посмотрел и зашил». Но зачем это нужно, если достаточно запросить медицинскую карту человека? Ведь государство платит за одно вскрытие около 20 тысяч рублей. В год это выходит больше 10 миллиардов! И не для того ли это, чтобы все тела в итоге проходили через одно «бутылочное горлышко»? В половине регионов России бюро судмедэкспертизы — один из основных игроков ритуального бизнеса. Сюда приходят родственники — и что они видят? Представителей ритуальной конторы. Похоронных фирм может быть и несколько, но только одна, «аффилированная» с БСМЭ, предложит получить все справки за три часа, а не за 2–3 дня. Случается, что некоторые морги и сами могут оказать ритуальные услуги. К тому же берется отдельная плата за хранение тела в холодильной камере, за его бальзамировку и т.д.

Эксперты утверждают: большой поток трупов привел к тому, что врачи в моргах работают как на конвейере. В отдельных регионах специалисты БСМЭ перестали запрашивать вообще историю болезни перед вскрытием. А вдруг у умершего было что-то поопаснее туберкулеза? Вентиляция не справляется, ионизировать воздух не успевают. Трупы идут один за одним… Помните, как говорила Галина Владимировна про отсутствие даже пяти свободных минут, чтобы переложить предположительно скончавшегося от заразной болезни в «инфекционку»?..

Из досье "МК"

В 2009 году были арестованы работники Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области. Против них возбудили дело по статье «Мошенничество». За стандартные процедуры (бальзамирование тела, помещение умершего в холодильную камеру) они брали с родных усопших в десятки раз сверх официального тарифа, установленного государством. Сами сотрудники морга утверждали, что уголовное дело против них — месть со стороны правоохранительных органов за отказ давать «правильные» заключения.

И кстати, зачем вообще вскрывать тех, у кого был ВИЧ или туберкулез? В Европе таких умерших исследуют только в крайних случаях (к примеру, если есть претензия родных к врачам по поводу некачественного лечения).

фото: Михаил Ковалев

— А мы обязаны вскрывать все неизвестные трупы, — говорят мне сотрудники печально прославившегося морга. — Хотя обычно эти умершие — бомжи, которые поступают к нам из больниц №№8 и 13 (где проходили лечение) с установленным диагнозом «туберкулез».

Вы только вдумайтесь: если уж в московском БСМЭ оказался рассадник опасной инфекции, то что творится в регионах?

— Вы упустили еще один, совершенно криминальный момент, — говорит сотрудник спецслужб Игорь В. — Сразу замечу, что в Москве, слава Богу, ничего подобного не было. Но в регионах, случается, врачи изымают биологические составляющие трупов и, конечно же, продают их за большие деньги. Помните, как в Казани стражи порядка на трассе остановили машину с биоматериалами из БСМЭ? Помимо крови там нашли отрезанные пятки и вырезанные мениски, которые предназначались для косметических салонов и стоматологических клиник.

Этот случай стал известен только потому, что «товар» обнаружили полицейские, и то случайно. Те операции, которые проводит ФСБ, засекречены. Если бы вы о них узнали, у вас бы волосы дыбом встали. Скажу, к примеру, что иногда патологоанатомы получают странные заказы — к примеру, на пораженную редкой болезнью ткань. А это может оказаться потенциальным биологическим оружием.

Справка "МК"

В 2013 году СК возбудил уголовное дело против сотрудников Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава Татарстана. Они подозреваются в превышении должностных полномочий. По версии следствия, они получали заказы на коллаген (используется для инъекций красоты и молодости) и костную ткань (используется в стоматологии для зубных имплантатов). Эти составляющие сотрудники морга добывали из мертвых тканей.

Участковый против «скорой»

— Когда умерла мама, я была одна дома, — рассказывает жительница Смоленска Надежда Полосухина. — Врачи ехали полтора часа. По лестнице они еле-еле поднимались, так что я едва сдержалась, чтобы не подтолкнуть их. Осмотрев тело, сказали: «Видимо, действительно умерла» — и направились к выходу. Их хладнокровие шокировало меня. Я перегородила дорогу со словами: «Как вы можете оставить меня одну с умершей? Что мне дальше делать?! Дайте мне хотя бы инструкцию какую-то». Ничего они не дали. Просто ушли. Только спустя несколько часов пришел участковый и объяснил, что надо вызвать труповозку…

Инструкции, которая бы сориентировала шокированных смертью близкого, нет. Хотя за границей первым делом родным вручают памятки, где подробно расписывается, что нужно делать и куда обращаться. Предполагается, что у нас вместо памяток — похоронные агенты.

Про торговлю информацией о смертях в последнее время забыли. Считается, что ее побороли. В отдельных регионах действительно так и есть. Там, кстати, проводили такие спецоперации службы безопасности: из частной квартиры звонили и сообщали о мнимой смерти в «скорую» и полицию и потом «принимали» тех агентов, которые первыми оказывались у порога.

— Все снова вернулось, — говорит Соколов. — Доходит до курьезов. Одновременно приезжают участковый и врач «скорой», у каждого свой агент, и эти агенты дерутся на лестничной площадке. Участковый видит, что тело сейчас уйдет конкуренту, и говорит: «Что-то тут нечисто с трупом. Хоть умершей и 95 лет, но вот слышу странный запах миндаля. Может, ее отравили? Направляю на судмедэкспертизу». А у бюро вообще своя ритуальная компания. Но тут по принципу «не доставайся ж ты никому»…

Фото: mskagency

На недавнем совещании в МВД мы подняли этот вопрос, но замминистра возмутился: «Да вы что?! Мы давно искоренили! Вот медики — те да, те могут торговать информацией, а мы — нет». А на совещании в Минздраве нам говорят то же самое про полицию.

А выход — один: законодательно запретить самовольный выезд агентов на дом. Вообще от оформления похоронных услуг на дому отказались во многих европейских странах, придя к выводу, что это порождает коррупцию и нездоровую конкуренцию. Пусть человек сам решит, куда ему идти, в какие ритуальные конторы, приценится и выберет.

Пока же зачастую напуганные ценами назойливых агентов люди принимают решение вообще не пользоваться их услугами. Если набрать в поисковой системе Яндекс слова «как похоронить», то первыми выйдут строчки «как похоронить бесплатно», «как похоронить, если нет денег»…

«Похороню я тебя во чистом поле-полюшке»

— Хоронили мы нашего местного пьяницу Федора сами, — рассказывает житель Брянской области. — Денег у него ни рубля, родных нет. Столяр сколотил гроб из досок. Федора наши бабки обмывать отказались, так что мы его сами во дворе окатили колодезной водой. Загрузили потом его в тележку, на которой дрова возят, и так отправили в последний путь…

Средний чек на услуги по захоронению в России — 25 тысяч рублей. Сумма вроде бы небольшая, но для кого-то даже она неподъемная. Законодатель установил социальную компенсацию в размере 5277 рублей на некий минимальный комплекс услуг, связанный с захоронением. Но о ней ритуальщики умалчивают. В лучшем случае они предлагают заказчику скидку на эту сумму. Эксперты настаивают: нужно законодательно обязать каждую похоронную контору в числе прочих предлагать услуги ровно на эту сумму. Пусть это будет самый скромный набор (гроб, косынка, тапочки и пр.), но он будет.

А пока этого не дают, не только в деревнях, но даже в небольших городах с населением до 500 тысяч человек появилась очень опасная тенденция. Люди перестали вообще обращаться к услугам профессионалов. Они сами на дому омывают тело, сами одевают, сами даже бальзамируют! В Интернете появились форумы, где обсуждается, чем лучше намазать или наколоть умершего, чтобы тело пролежало дома три дня. «Нужно примерно 5–7 литров формалина, разбавленного со спиртом в равных пропорциях, ввести в кровеносную систему покойника», — инструктируют на одном из форумов. В действительности сделать же это неспециалисту практически невозможно. Более того, представьте, чем могут грозить такие манипуляции в домашних условиях. Что, если покойник чем-то болел, и это распространится на весь подъезд?..

Эксперты выступают с предложением законодательно запретить подобное. Точнее, если родные решили совершить все обряды дома, то пожалуйста, но только после того, как у них, во-первых, будет на руках справка об отсутствии у покойника опасных заболеваний, во-вторых, они будут строго следовать правилам. Вот как раз сейчас и разрабатывают процедуру обработки тел на дому. В идеале это все равно должен делать специалист. Так почему бы не прописать, что полагается она либо бесплатно, либо в счет тех самых 5277 рублей?

Есть еще одна опасность.

— В нашей среде появился термин «сеять могилы», — говорит представитель одной из ритуальных контор в Ульяновске Максим Тимошенко. — Каждое кладбище имеет свои границы, но теперь люди стали хоронить и за их пределами. Так у нас происходит, к примеру, с погостом «Северный». Люди надеются, что муниципальным властям не останется ничего другого, кроме как узаконить эти могилы. Такая же ситуация — в Самаре. В некоторых регионах люди вообще «сеют» могилы в чистом поле, на сельскохозяйственных землях. Причина банальна: нет денег на выкуп участков или дешевые участки закончились.

Последние похоронные новости столицы как законодательницы мод даже в таком печальном деле немного пугают. С одной стороны, людям разрешат брать гробы напрокат (а в землю закапывают в картонной коробке), с другой, за каких-то 3 миллиона рублей можно будет приобрести родовое захоронение на Троекуровском кладбище. Блеск и нищета современного мира мертвых.



Партнеры