Капкан имени Савченко: есть ли у России шанс выбраться

Речь идет о «состязании воль»

9 марта 2016 в 17:02, просмотров: 41298
Капкан имени Савченко: есть ли у России шанс выбраться
фото: youtube.com

Могущественное государство и обвиняемый в тяжких преступлениях на финальной стадии своего судебного процесса - кто из них находится в ловушке, которая вот-вот захлопнется? Применительно к делу украинской летчицы Надежды Савченко правильный ответ, с моей точки зрения, звучит так: и сама обвиняемая, и то государство, что отдало ее под суд и готовится сейчас вынести ей приговор.

Речь идет о самом настоящем “состязании воль” - состязании, в которой может быть только один победитель. Речь идет о масштабной политической схватке, на кон в которой поставлена отнюдь не только жизнь и судьба одной отдельной взятой женщины. Скажу больше: из всех политических игроков, чья роль является центральной в этом деле, жизнь и судьба Надежды Савченко на самом деле особо не интересуют никого, включая даже саму Надежду Савченко. Эту когорту людей волнуют лишь политико-пропагандистские последствия дела Савченко – последствия, которые вполне могут оказаться очень серьезными и далеко идущими.

Я не знаю, виновна ли Надежда Савченко в преступлении, в котором ее обвиняют – в причастности к гибели российских тележурналистов в Донбассе в 2014 году. С точки зрения политической игры, которая вот уже почти два года ведется вокруг Савченко, вопрос о ее виновности или невиновности тоже является глубоко второстепенным и по сути никому не интересным.

Превратится ли Савченко в украинскую Жанну Д'Арк, в украинского Нельсона Манделу, станет ли она “ мученником за веру” украинского Майдана, мощным и выразительным символом конфликта между Украиной и Россией? Вот что, с моей точки зрения, сейчас стоит на кону. И вот почему сейчас так забегали и засуетились западные политики, включая таких “ грандов” как вице-президент США Джон Байден. Они чувствуют возможность “поживиться”, возможность нанести России очень болезненный пропагандисткий удар.

Если смотреть через призму законов биологии, то отсутствие инстинкта самосохранения – это очень плохая черта для человеческого индивидуума. Однако законы биологии совпадают с законами политики далеко не всегда. Полное пренебрежение к собственной судьбе сделало Надежду Савченко почти непобедимой в политическом плане. Что бы ни предприняло российское государство, у Савченко есть очень высокий шанс выиграть – выиграть или в смысле завоевания свободы или в смысле своего превращения в “ мученницу за правое дело”.

Приговор Надежде Савченко, зачитывание которого начнется 21 марта, с вероятностью в 99% будет обвинительным. К такому выводу подталкивает весь ход судебного процесса. Но что случится после вынесения обвинительного приговора – при условии, конечно, если поддерживающая сейчас сухую голодку украинская летчица не умрет еще до оглашения вердикта?

Опасность, как мне кажется, заключается вовсе не в том, что после этого Запад введет против нашей страны еще какие-нибудь санкции. В смысле санкций западники уже и так обрушили на Россию все, что только можно. Я вижу опасность в том, о чем я сказал выше – в вероятности превращения Савченко в “сакральную жертву”. А в такую жертву ее обязательно постараются превратить – слишком много разных сил в этом заинтересовано.

Педалирование темы Савченко – идеальный способ переключить внимание с того факта, что украинские власти и не хотят и не могут выполнить свои обязательства в рамках Минских соглашений. Раскручивание темы Савченко - еще один рычаг давления Запада на Россию, инструмент углубления взаимного непонимания между российскими и украинскими народами. При этом, чем трагичнее будут идти дела у самой Надежды Савченко, тем легче будет западным и киевским пропагандистам устраивать вокруг нее вселенскую шумиху.

Как российская власть может всему этому противостоять? Очевидный вариант: через какое-то время после вынесения приговора обменять Надежду Савченко на кого-то из российских граждан, которые сейчас находятся в тюрьме на территории Украины. Естественно, сама украинская летчица обязательно истолкует такой ход событий как свою моральную победу. И, в какой-то степени, так оно и будет.

Сенсационный процесс превратил Савченко в украинскую политическую звезду. Если летчица вернется на родину, она, скорее всего, будет многие годы заседать в “почетных президиумах” и выступать с фанатичных антироссийских позиций. Но вот реально важный вопрос, на который обязательно следует найти верный ответ: где и в каком качестве Надежда Савченко сможет нанести наибольший ущерб России? Я, как человек, которого в политике прежде всего интересует ее практическая сторона, отвечаю на этот вопрос так: в российской тюрьме. Особенно в случае своей смерти в российской тюрьме.

Я не собираюсь давать советы и рекомендации политическому руководству РФ о том, как следует поступить с Надеждой Савченко. Скажу о другом – или о том же самом иными словами. По моему глубокому убеждению, российская власть проворонила дело Магнитского – проворонила, не оценив вовремя ситуацию, не сумев предугадать и предотвратить ее последствия. В результате создалось совершенно нетерпимое положение: гражданин России, который мог бы еще жить и жить, умер в тюрьме. А скользкий и циничный иностранный бизнесмен сумел мастерски использовать его смерть для ведения многолетней – и, надо признать, вполне успешной – персональной вендетты против Российской Федерации.

Я, разумеется, никоим образом не сравниваю Сергея Магнитского и Надежду Савченко. Это очень разные люди, совершившие – или не совершившие – совершенно разные деяния. Но меня очень тревожит то обстоятельство, что пока дело Савченко развивается в рамках сценария дела Магнитского. Надеюсь, что Владимира Путина это тоже тревожит – и на то, что он сделает на основе этой тревоги верные политические выводы.

Участвуйте в онлайн-опросе «Должна ли РФ обменять Надежду Савченко на россиян, арестованных на Украине?»



Партнеры