В школах пройдут уроки «антисектантства»

Учителей тренируют распознавать детей, затянутых в экстремистскую организацию или секту

20 марта 2016 в 21:40, просмотров: 2564

Для учителей и директоров московских школ начали проводить цикл семинаров, на которых их обучат навыкам обнаружения и профилактики в молодежной среде религиозного экстремизма, национализма и конфликтов на межэтнической почве. С такими умениями педагоги смогут противостоять вовлечению своих учеников в деструктивные секты и радикальные движения.

В школах пройдут уроки «антисектантства»
фото: Наталья Мущинкина

Все учителя обществознания столицы пройдут цикл семинаров, а затем проведут у себя в классах уроки, на которых расскажут детям о тактике и стратегии миссионеров-экстремистов.

Все начинается с малого, считает завлаб воспитания и социализации детей Института изучения детства, семьи и воспитания РАО Игорь Метлик:

— Подросткам всегда хочется быть «не как все», отличаться, выделяться. И на этом фоне их очень легко привлечь принадлежностью к некому тайному закрытому сообществу.

Поскольку учителя постоянно находятся в детской среде, им нужно научиться замечать опасные признаки, свидетельствующие о том, что ребенок попал под чье-то влияние. Им нужно обращать внимание на характерные «группы риска» замкнутых, малообщительных детей, которых травят сверстники. Именно к ним опытные психологи, коими являются вербовщики экстремистов и сектантов, легко подбирают ключики.

Дети, которых обрабатывают псевдорелигиозные вербовщики, высказывают в разговорах и в соцсетях весьма характерные вещи. Например, нетерпимое отношение к традиционным религиям, которое вбивается в первую очередь, поскольку традиционные вероисповедания являются главными конкурентами сектантов.

— Не все знают, что сектанты предпринимают попытки вполне официально проникнуть в систему образования, — рассказывает Игорь Метлик. — Конечно, сейчас уже не девяностые, но опасность тех смутных времен сегодня компенсировалась развитием Интернета…

Ну и, конечно же, важнейшим моментом просветительской работы является контрпропаганда. Нужно научить детей замечать абсурдность риторики «миссионеров», выявлять нелепости, которые они несут. Например, показать, что крайне нелепо смотрятся апокалиптические запугивания, которые обожают многие секты, — они назначают четкие даты конца света и иных знаковых событий, а когда объявленное не сбывается, с легкостью меняют «правила игры» и как ни в чем не бывало вносят поправки или назначают новый апокалипсис. Все это можно и нужно троллить и высмеивать, показывая подросткам, что минусов в присоединении к «тайному клану избранных» всегда больше, чем мнимых плюсов.

Специалисты не зря говорят, что классические религии являются главными соперниками деструктивных сект и экстремистских культов, поэтому ведущее орудие «миссионеров» — ложь, в которой они смешивают классическую религию и свои установки.

— Особенно страдает от этого вполне традиционный для России ислам, — говорит доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования Московского городского психолого-педагогического университета Ольга Павлова. — Главная причина, по которой запрещенную у нас в стране организацию «Исламское государство» начали называть исключительно ДАИШ, а не ИГ, в том, чтобы перестать дискредитировать нормальный ислам, к которому идеология ИГ не имеет ни малейшего отношения! ДАИШ и многочисленные его клоны выступают якобы от имени ислама, извратив его практически полностью. Однако их деятельность эффективна: их вербовщики бьют по самой незащищенной группе — подросткам и молодым людям 16–25 лет, из которых более 80% затягиваются в группировки и секты через Интернет. «Миссионеры» знают, что нужно подросткам, романтизируют и героизируют противоправные действия, правовой нигилизм, «отрицаловку», чем привлекают активных, но неспособных себя реализовать в чем-то позитивном молодых людей. Взрослые же не вполне понимают, что тех, кто запутался, нужно активно поддерживать. Вспомните историю Варвары Карауловой: у девушки была нездоровая атмосфера в семье, и на этом фоне она стала легкой добычей вербовщика. Но когда ее вернули из Турции, она снова попала в ту же атмосферу одиночества, невнимания и непонимания, а кроме этого, вдобавок еще и под травлю — и через некоторое время ее снова заметили за общением с вербовщиком.



Партнеры