Шаман Коля даст москвичам в бубен

Кризис прогнал ненецкого колдуна из чума в столицу

5 ноября 2009 в 18:23, просмотров: 12531
В Нарьян-Маре шаман Коля — парень видный и знаменитый. Это к нему со всей округи бегут хворые за здоровьем, а депутаты за советом. Одарят рублем малограмотного ненца, а тот, глядишь, совершит чудо.  

И вот в смутное время взялся шаман излечить мир от свирепствующего свиного гриппа. Ну и от других хворей заодно…


За благородной миссией отправился в столицу. Поселился в элитном поселке Немчиновка. Во дворе шикарного особняка поставил чум. Отсюда до Рублевки рукой подать. Там и подзаработать можно. Но шаман Коля — бессребреник. Денег за услуги почти не берет.  

Молва о шамане быстро разнеслась по округе.  

Народ наш, падкий на чудеса, валом повалил на прием к Коле. И не простой люд в очередь к шаману выстраивается. Здесь тебе и губернаторы, и политики, и актеры.

И день и ночь пахал Коля в столице. Не покладая чудодейственного бубна.  

Вот на днях поставил на ноги жительницу Немчиновки, к тому же актрису Нелли Пянтковскую-Витепаш.  

— По натуре я скептик, никогда не верила целителям, гадалкам, шаманам, — улыбается Нелли Николаевна. — Но здесь случилось чудо, которому я не нахожу объяснений. У меня — неизлечимая форма ревматоидного артрита. Два года я передвигалась на коляске. Врачи были бессильны исправить положение. Коля поставил меня на ноги за несколько дней. Вот вчера прибежал ко мне в 3 часа ночи. Ему там что-то открылось. Как стал прыгать по спине. Я от боли орала как резаная. А утром встала на ноги.  

Именно из-за этой женщины — Нелли Пянтковской-Витепаш — Коля и прилетел в Москву. Ее подруга, писательница Нина Еперина, приютила у себя на время шамана.  

— Теперь к нам со всей Немчиновки люди идут, — рассказывает хозяйка особняка Нина Николаевна. — Недавно приходила соседка — у нее шишки на ногах сильно выпирали. Коля убрал их за каких-то полчаса. “Теперь мне всю обувь придется менять”, — радовалась приятельница. А другой жительнице поселка Коля растворил камни в почках. Мы все здравомыслящие люди и никогда бы не поверили в эти чудеса, если бы чуда не свершилось на наших глазах.  

К разговору присоединяется сам шаман Коля. Ростом парень невелик. Да и здоровьем особым, кажется, не пышет.  

— Беседовать будем в чуме, — строго предупреждает шаман и направляется в глубь участка…

“За сорок лет первый раз попробовал дыню”

На дворе — морозно.  

В чуме же стоит жара — градусов двадцать пять, не меньше.  

Посередине шатра — печь топится дровами. Рядом стол. Шаман подает миску с жирной похлебкой и тарелку с олениной.  

С нами в чуме еще двое ряженых — женщина и мужчина в шаманских костюмах. Приглядываюсь к ним. В одном узнаю заслуженного артиста России Александра Пяткова. Позже выяснится, что он давно увлекается историей шаманства.  

На первый взгляд весь антураж кажется театральным действием.  

Но шаман Коля не собирается демонстрировать свои ритуалы. Молча хлебает супчик. Закуривает дешевую сигаретку. Вроде и не шаман вовсе.  

— Готового оленя мы с собой привезли из тундры, не знали, чем нас здесь потчевать станут, — поясняет гостеприимный хозяин. — Я же из тундры впервые выбрался в большой город. Угостили меня здесь фруктами невиданными. Я ведь дыню впервые попробовал. Еще киви угостили, апельсинами. Но больше всего мне полюбился шоколад. Необычный он у вас. Теперь поедаю его килограммами, не могу остановиться.  

— Как становятся шаманами?  

— Шаманами не становятся, ими рождаются, — берется рассуждать малограмотный житель ненецкого края. — Это женщины могут шаманками стать, раскрыть возможности, которые у них проявляются со временем. Мужчины устроены иначе.  

— Чудо-дар перешел к вам по наследству от родителей?  

— Я не помню своих родителей. Отца видел один раз. Мать в сознательном возрасте — ни разу. Знаю, что родился на санях, на летнем пастбище. Слабенький был, меня долго в больнице держали, потом в садик при клинике определили, а затем — в интернат. У нас была многодетная семья — четверо братьев и пять сестер, родители не могли прокормить такую ораву. Вот всех и определили на попечение государству.  

— Так родители все-таки были шаманами?  

— Родители — нет. У меня дед был шаманом.  

— А вы когда начали шаманить?  

— К людям я вышел в 22 года. Сейчас мне 41. Каждому человеку отмерена своя функция — кому-то воспроизводить детей, кому-то помогать людям. Вот я и помогаю. Делаю из невозможного возможное. Подключаю внутренний резерв человека, с помощью которого он исцеляется.  

— Как это “вышел к людям”? Построили чум, и народ сам пришел?

— Нет. Обошлось без чума. Я тогда жил в городе. За мной приезжали люди, забирали меня и отвозили к больному.  

— Ну ведь надо было как-то распиариться?  

— Я не старался, чтобы обо мне все узнали. Сработало “сарафанное” радио.  

— Как вы почувствовали, что у вас есть дар?  

— Я с детства это чувствовал. Каждый свой день видел наперед.  

— Книги по медицине читали?  

— Нет. Какие в тундре книги? Природа — это книга.  

— Но ведь чтобы лечить людей, надо знать, где какие органы расположены.  

— Я вижу людей насквозь. Для меня одежды не существует. Связки, мышцы, сухожилия, кости, нервы — это мое.  

— Вы себя тоже лечите?

— В прошлом году я упал со второго этажа, сосчитал все ступеньки. Получил перелом руки в трех местах. Врачи сказали, что шевелить рукой смогу через два года. Как видите, рука уже нормально работает.  

— Вы как-то заговорили руку?  

— Зачем заговорил? Внутреннюю энергию подключил.  

— Выходит, медицину вы не признаете?  

— Я обычный человек, могу сломать руку, ногу, шею, сердце может барахлить, кишечник болеть, легкие — я сам это не вылечу. Только могу послать в больную точку энергию, чтобы быстрее исправить положение. Но если потребуется операция, внутренняя энергия не поможет.

“У меня нет конкурентов”

— В тундре шаман — обычное явление. Конкуренцию чувствуете?  

— Конкурентов у меня нет. В Нарьян-Маре я такой один. Больше полувека назад на шаманов начались гонения, всех сослали на Чукотку строить железные дороги, бараки. Но и там наши шаманы спасали людей, давали им внутреннюю силу, помогали выжить. Многие из наших шаманов там умерли. В Нарьян-Мар вернулся один мой дед. Я его застал при жизни. Сейчас он всегда рядом со мной. Я его вижу в среднем мире.  

— В Нарьян-Маре вы многих людей излечили?  

— Я не излечиваю, я помогаю. Весь город прошел через меня. Приезжали ко мне из Архангельска, Норвегии, Финляндии, Питера, Америки.  

— Так раз всех земляков излечили, пора перебираться в столицу?  

— Перебраться можно всегда. Но мне все равно надо будет возвращаться в тундру. Родной дом всегда останется родным.  

— На родине вы подпитываетесь шаманской энергией?  

— Это тоже есть. Энергия земли там намного чище, чем в больших городах. Москва — город, в котором все идет через временные рамки. Здесь люди видят вокруг себя только технику и деньги.  

— Вам предлагают переехать в Москву?  

— Мне много чего предлагают. Подумать надо.  

— Кстати, сколько стоят ваши услуги?

— Мне нельзя назначать цену. Во всяком случае, люди, если сами хотят дать денег, то дают. Понятно?  

— Ну и какая максимальная плата была за ваш труд?

— 5 тысяч.  

— Долларов?  

— Нет, рублей. Доллары дают редко. Но, бывало, по 10 долларов кладут в банку, когда по 20.  

— Так вы можете хорошие деньги зарабатывать?  

— Не в деньгах счастье.  

— Вы обеспеченный человек в Нарьян-Маре?  

— Нет.  

— У вас есть машина, дача?  

— Ничего у меня нет. Мои ноги — моя машина.  

— Но вы ведь не пойдете пешком в тундру за 200 км?  

— Надо будет — дойду.  

— Или на собаках доберетесь…

— Это на Чукотке собаки, а у нас — оленьи упряжки. Шаманы ездят на белых оленях. У меня тоже есть такой.  

— То есть вы можете сесть на оленя и доехать до пациента?  

— Могу.  

— А в Нарьян-Маре вы в чуме живете?

— У меня квартира. Но мне лучше в чуме. Два чума у меня за городом стоят — один гостевой, другой рабочий.  

— Мы сейчас находимся в гостевом. А в рабочем, наверное, стоят кушетки…  

— Нет. Вместо кроватей шкуры. Также в чуме есть место для уединения. Опускаешь занавеску, и получается “балаган” — туда никто не может заходить. Здесь спокойно можно делать детей — никто не увидит.  

— Так вы, наверное, женаты?  

— Пока нет.  

— Неужели шаманам нельзя жениться?  

— Можно. Только у каждого шамана свой срок. Сначала работай для людей, а потом для семьи. Сначала народу все отдай, а потом себе бери.  

— Вы уже и так 20 лет народу отдали.  

— И буду отдавать до тех пор, пока жив.  

— Так и жениться не успеете?  

— Не спеши, дорогая! У меня на следующий год намечена свадьба.  

— И кто же ваша избранница?  

— Есть одна на примете, моя землячка, ей 18 лет. Если она успеет выучиться до нужной даты, то будет моей. Не успеет, значит, не судьба. Это мне духи сказали.  

— Чему она должна научиться? Шаманить?  

— Она ПТУ должна закончить.  

— А если не закончит в срок?  

— Значит, судьба такая. Я отнесусь к этому спокойно.

“Пить и курить нам не запрещается”

— Вы часто выезжаете в рабочие командировки?  

— Первый раз за 40 лет выбрался. В августе 10 дней работал в Питере. Сейчас вот в Москве.  

— Здесь можно неплохо поживиться?  

— Запомни одно — не деньги главное, а внутренний мир человека. Раскрыть душу человека не каждый может.  

— Знаю, что сотрудники администрации Нарьян-Мара относятся к вам скептически.  

— Скептиков много везде. Но люди все равно ко мне идут. Конечно, я не господь бог. Но знания верхнего и нижнего мира идут ко мне днем и ночью.  

— Раз вы такой популярный в своем городе, наверняка возникали проблемы с криминалом?  

— Все было. Завидовали мне многие. Приходилось обращаться за подмогой в милицию. Помогли мне наши органы. А потом я им помог.  

— Много народу вы “обслужили” в Питере и Москве?  

— В Питере шел нескончаемый поток людей. В Москве тоже очередь выстраивается. Вот вы видели женщину, которую я поднял на ноги. Два года она не вставала с кровати. Пока я здесь, постараюсь сделать так, что она будет ходить без палочки.  

— Сколько часов вы лечили эту женщину?  

— Мы работали несколько дней. Когда занимались по нескольку часов, когда хватало 30 минут. Духи говорили мне, когда и как нужно действовать.  

— Выходит, духи могут разбудить вас среди ночи и отправить к клиенту?  

— Да, именно так и происходит. Минувшей ночью мне поступил знак, что необходимо прийти к этой больной в 3 часа ночи. Я пришел к ней. На следующее утро она встала.  

— Вы не устаете от круглосуточной работы?  

— Тело отдыхает, дух работает. Бывает, конечно, устаю. Но когда передо мной стоит цель и я точно знаю, что недуг можно исправить, — нельзя сидеть сложа руки. Если я откажусь помогать, могут пострадать мои родные, близкие, друзья.  

— Какие еще есть запреты? Шаману можно пить, курить?  

— Какие же это запреты! Шаман курит всегда — это проводник его в мир духов. Также шаман может выпивать. А запрещается шаману — ставить цену своему дару. Если обозначил цену, его наказывают на определенный срок. Закрывается третий глаз. Со мной однажды случилось подобное. Но это с каждым шаманом происходит.  

— Выходит, вы не удержались, назвали цену?  

— У меня был помощник, который назвал цену. Я в это время работал, а он собирал деньги.  

— Много собрал?  

— Не знаю. Не считал. Я потом полгода не мог принимать народ. Ушел от людей, стал обычным человеком.  

— И что вы делали эти полгода?  

— Трудился плотником, каменщиком, рыбообработчиком. Жизнь заставляет работать. Надо платить за квартиру, свет, газ.  

— У вас сейчас есть помощники?

— Есть. Вот со мной приехал человек. Он сейчас с людьми работает.  

— Тоже шаманит?  

— Он не шаманит. Шаманит только шаман. Помощник помогает, сопровождает в дороге, договаривается о встречах. Вот и все.  

— Вам всегда удается помочь людям?  

— Если невозможно помочь, я предупреждаю: “Извините, пожалуйста, не могу. Это не в моей власти. Не по адресу обратились”.  

— А от пьянства можете вылечить?  

— Я могу научить выпивать правильно.  

— Дряхлых стариков поднимали на ноги?  

— Я часто езжу в дома престарелых. Стараюсь отдать старикам часть своей энергии, чтобы они продолжали жить.

“В Москве меня принимают за вьетнамца с рынка”

— А почему вас зовут Коля? По-моему в Нарьян-Маре в ходу совсем другие имена.  

— Николаем меня назвали родители. У меня есть второе имя, но его сложно выговорить. А Николай попроще и поспокойнее. Кстати, в переводе мое второе имя означает “белый”. Белый шаман.  

— Есть еще и черные шаманы.  

— Белый старается помочь людям. Черный пытается не только помогать, но и наказывать. А еще бывают зеленые шаманы — они берегут лес.  

— Вы всегда ходите в шаманском костюме?

— В обычной жизни я ношу гражданскую одежду. Хотя по Москве лучше передвигаться в костюме, а то меня в трениках за вьетнамца с рынка принимают. Милиция постоянно останавливает.  

— Где вы купили шаманский наряд?  

— Костюм не продается. Шаман сам шьет себе наряд.  

— На вашем костюме висит колокольчик с надписью “Псков кремль”. При чем здесь Псков?  

— Это подарок.  

— А какие еще подарки делают вам?  

— Самый дорогой был — рация. Необходимая вещь в тундре. Телефоны мобильные дарили. Вроде все. Остальные подарки делал себе сам. Например, оленя сам купил.  

— Чудодейственный бубен тоже купили?  

— Да, у нас в Нарьян-Маре делают хорошие бубны. На нем изображен нижний мир, верхний и средний — это наш. Я общаюсь с душами верхнего и нижнего мира. При помощи бубна лечу нервные заболевания.  

— Важно стучать в какую-то часть бубна?  

— В бубен не стучат, а бьют. Когда шаман начинает бить, он выходит на разговор с душами тех, кто находится в параллельном верхнем или нижнем мире. Понятно? Ко мне ведь часто высокопоставленные чиновники обращаются с просьбой, как поступить в той или иной ситуации. И вот тогда я советуюсь с душами умерших.  

— И много у вас этих душ?  

— Моя армия — 19 875 душ. Я каждый день с ними общаюсь, и они отвечают мне за то, что сделали.  

— Ваши прогнозы сбываются?  

— Часто. Я в каждом человеке вижу картинку. Знаю наперед, чем ему лучше заниматься.  

— Наверное, не очень приятное занятие общаться с душами умерших.  

— Там же находятся такие же люди, как и мы. Они так же ходят, едят, разговаривают. Только время там течет медленнее. Если у нас прошел месяц, то там минула неделя.  

— Вы можете предсказывать глобальные вещи?  

— Могу. Я вижу будущее. Вижу, что с кем произойдет в тот или иной период времени.  

— Расскажите тогда, что ждет Путина и Медведева?  

— За них можете не беспокоиться. Я не имею права говорить об этом. Если только им лично.  

— А вы можете определить, чем болеют президент и премьер?  

— Здоровых людей на земле нет. Во всяком случае, я таких не встречал. Конечно, я вижу их болезни. Действующий президент работает по 18 часов в сутки, спит не больше 4 часов, родные беспокоятся за него. Медведева может разбить инфаркт, также ему присущи нервные расстройства.  

— А вы верите гадалкам, экстрасенсам?  

— Почему нет, каждому свое. Я часто смотрю программы про экстрасенсов. Меня поражает, что люди делают себе имя на чужом горе.  

— Они врут?  

— Когда как. Некоторые из них действительно входят в параллельные миры.  

— Помимо общения с душами умерших вы ведете обыкновенный образ жизни? Смотрите телевизор, ходите в кино?  

— Я в кино никогда не ходил. Все некогда. У меня кино в голове. Каждый человек своего рода кино…
Неожиданно шаман Коля прервал разговор.  

— Мне сейчас надо в Бутово поехать, там квартира очень плохая, “грязная”, надо ее почистить…  

За несколько минут сменил наряд на спортивный костюм, натянул шапочку, раскланялся…
А тем временем у чума толпились молодые девушки.  

— Прием начну часа через два, — бросил им шаман Коля.


Партнеры