Крапленая Россия

Коллекционер жизни

06.12.2013 в 17:19, просмотров: 3884
Крапленая Россия
Рисунок Алексея Меринова

Шулерская колода

Сколько колоду ни перетасовывай, получается одно и то же. Те же тузы, дамы и шестерки.

Пригласили варягов Рюрика, Синеуса и Трувора, а закончилось русским смертоубийством: Ярополк пошел на Олега и умертвил его, Ярополка убил Владимир, сыновья Владимира истребили друг друга — Святополк умертвил своих братьев Бориса и Глеба.

Сбросили (как его нынче называют) иго Золотой Орды, Иоанн III породнился с гречанкой Софьей Палеолог, но какие казни учинял он на подвластных ему землях... Нет, не европеизировался.

Перетасовали колоду, посадили на царство Романовых. А на эшафот потащили вешать трехлетнего младенца — сына Марины Мнишек.

Петр Великий прорубал окна в цивилизацию и женился на иностранке, но лично истязал своих врагов не менее сладострастно, чем Иван Грозный.

Затем усердно тасовали кровь русских монархов с немецкой кровью их жен. А результат? Александр I со товарищи удушил своего папу Павла I. По некоторым сведениям, и Александр III был причастен к убийству своего отца Александра-освободителя.

Почему так получалось?

Всё перемешали, выплыл Емельян Пугачев.

Всё перемешали, появился Степан Разин.

Перебаламутили жизнь, устроили бучу, какой свет не видывал: Октябрьскую революцию. А вылез уголовник Сталин и долго пускал кровь.

Сменили тоталитарный режим, всё перетасовали. И вот в итоге пертурбации — одно заказное убийство за другим.

Шулерская колода! Сплошь крапленые шестерки и тузы… То высоченные дылды, то маленькие уродцы. Крапленые короли и валеты.

День оппозиции

Цена поспешных решений…

Выбирали фигуру, подходящую в символы для праздника — Дня национального единства. Задача стояла двоякая: чтоб, с одной стороны, мало-мальски подходила на роль спасителя нации, а с другой — осуществляла свои славные деяния где-то неподалеку от прежних выходных, падавших на 7 ноября — годовщину недавно переставшей быть великой революции. Нашли, да не одного, а двух персонажей, очень к тому же удачно олицетворивших союз армии и торгового капитала, — Минин и Пожарский. Современное и актуальное сочетание! Но беда — запамятовали (или намеренно закрыли глаза?): эти двое претендовали на престол одновременно с первым Романовым — Михаилом и были оттеснены от выборной кампании подтасовками при голосовании, грязными технологиями, подкупом электората и проч., и проч. Нынешний День единства, таким образом, было бы правильнее поименовать Днем вечно проигрывающей и обреченной всегда проигрывать оппозиции.

Лед

Кошка пробует лапкой свежий ледок, затянувший гладь озера, — можно ли пройти по нему на другую сторону?

Происходит рокировка президента и премьера на руководящих постах.

Кошка ступила на ледок, готовая каждый момент отскочить назад, на твердый берег.

Принята поправка в Конституцию, продляющая срок президентских полномочий.

Кошка делает следующий шажок.

Президент возвращается после недолгого перерыва на трон, готовый править теперь уже шесть лет.

Кошка шажок за шажком переправляется на другую сторону.

Начинается удушение образования, крепнет платная медицина, растут цены на еду и тарифы ЖКХ.

Кошка вздыхает облегченно, пройдено полпути.

Оппозиция пытается протестовать на Болотной, ее хватают и судят, чтоб другим было неповадно.

Кошка почти дошла до цели.

Покорный народ, как всегда, безмолвствует. И ждет: что будет?

Ну а что может быть? На застывшей толще льда кошка уверенно и не торопясь ступает на твердую почву противоположности начатому в 90-е годы.

История — пшик

Какие титанические усилия народа и тектонические сдвиги исторических пластов — общественных формаций — и все для того, чтобы во главе страны встали очередные ничтожные, подобные Николаю Последнему фигуры. (Да и не фигуры, а так, фигуренки.)

Сенсация

Какие захватывающие репортажи передавали корреспонденты из затопленных городов (порой называли их для благозвучия и смягчения трагического эффекта «подтопленными») — каждый день взвинчивая напряжение, много раз на дню сообщая свежие факты.

И вот схлынуло. И вода. И общественный подъем. Сенсации закончились. Наступило унылое рутинное бытие: надо где-то зимовать оставшимся без крова, надо строить дома, добывать одежду и еду. Скучно об этом повествовать. Молчок…

Ясновидение

Я даже вижу, как это было.

Перепуганного, отчаявшегося Сердюкова вызвали и сказали:

— Не колотись, не паникуй. Улягутся страсти, угомонятся журналисты, позабудется любовная история — и все вернется на свои места. У нашего общества короткая память. Уголовное дело само собой развалится. Даже усилий прилагать не нужно. Но ты не поскупишься, я надеюсь…

Так мне видится. Так, наверное, и было.

Сомнение

Выдвигают лозунги, которые симпатичны. Я готов подписаться под каждым словом. Но сами эти, выдвигающие… Они мне глубоко противны. Как-то не верится, что исповедуют принципы, которые провозглашают. Но может ли быть такое? Что обманывают нарочно? Тогда зачем это делают? Зачем так поступают? Нагло врут в глаза? Не может быть! Врут в лицо — специально? Руководствуются принципом «чем хуже — тем (для нас) лучше»? Я такого не понимаю, потому что воспитан в других правилах.

Без зарплаты

Если бы наших госслужащих отправили — как Обама своих американских — в неоплачиваемый отпуск. Что началось бы! Светопреставление. Конец эпохи разлюли-малины, вседозволенности и благодушия. Остервенение по отношению к тем, кто зарабатывает сам, не рассчитывая на помощь государства. Гражданская, быть может, война.

Или прошло бы тихо? Поехали бы кто куда. Одни — отдыхать на Антильские острова или Майорку (как поступил после дефолта 90-х тогдашний премьер). А некоторые безболезненно перебрались бы в свои загородные имения. Практически в ссылку.

Но, к счастью, такое им пока не грозит. Пока еще можно погреть руки на государственном, доступном тем, кто толчется у кормила власти.

Шахидка

Бывая на станции метро «Парк культуры», неизменно думаю о взорвавшей здесь себя шахидке. Ужасным было ее внутреннее состояние. Вокруг — чужой город, незнакомая ей Москва, толпы народа. Ей надо умирать, готовиться к переселению в райские кущи, а тут еще дополнительные обременительные задачи: не просто умереть, а на определенной станции, да к тому же прихватить с собой на тот свет кучу людей. Вдруг эти, погибшие, ее опередят на пути в рай, и ей не удастся проникнуть туда первой!

В такой нервной обстановке немудрено было ошибиться, взлететь на воздух не на той остановке… Все они под землей похожи…

Успела ли она узнать (догадаться, увидеть с высоты полета взмывшей к небесам души), что не выполнила задание до конца, подорвалась не там? Успела ли ужаснуться, что за эту оплошность может быть лишена вожделенного райского блаженства? Если успела — тогда ее состояние, надо думать, еще сильнее ухудшилось. Вот в каком обременении тяжкими мыслями она покидала юдоль земных тягот.

Развлекательное ТВ

Почему говорят, что на телевидении не хватает развлекательных юмористических передач? А трансляции из Думы?

Куда голодному податься?

По ТВ самыми распространенными (после судебных словопрений, кажется, уже и не маскирующихся под реальные, заснятые на пленку заседания, а все очевиднее смахивающие на постановочные спектакли) стали передачи о качестве еды, которой полнятся прилавки. Выясняется: поглощать ее противопоказано, а разобраться в том, какой именно товар является качественным, не могут и сами эксперты. Спрашивается: куда голодному податься? Другой пищи ему ведь никто не предлагает.

Удивительно, что и некачественная, она все равно растет в цене!

Делаем вид, что даем образование

Укрупняем школы. Растет количество учеников в классах. До каждого подопечного изнуренному учителю просто не докричаться. Не достучаться. Для чего нужны подобные потуги гигантомании? Или задача в том, чтобы окончательно отделить чистых от нечистых? Те, у кого есть средства дать детям индивидуальные познания, уж как-нибудь сумеют обеспечить их педагогами. Остальным излишества ни к чему.

Верните!

Стало привычным требование к государству: верните материальные ценности, отобранные революцией и последующими социалистическими преобразованиями. Верните дом, фамильные брильянты, картины из частной коллекции, верните хутора, земельные наделы обесцененные реформами сбережения…

Но как быть с другими потерями — нематериального свойства?

Верните трудовую инициативу, придушенную административно-командными методами. Верните рачительное отношение к имеющимся в наличии ресурсам. Верните культуру, растворенную в крови. Верните попранное чувство собственного достоинства образованного человека.

Все это уже невозможно возродить. Ушло невозвратимо.



Партнеры