Можно ли «черных копателей» сделать «белыми»?

В Москве впервые прошла конференция, на которой встретились профессиональные археологи и любители металлодетекторного поиска

10 декабря 2013 в 21:05, просмотров: 5530

Объекты археологического наследия – старинные предметы и их фрагменты, скрывающиеся в образовавшемся за прошлые века культурном слое, могут обнаружиться буквально в любом месте. Для кого-то выявление таких артефактов – профессия, научная работа. Для кого-то – увлечение на досуге, охотничья страсть. На протяжении уже многих лет археологи-профи и любители не могут найти общего языка. Но, наконец, лед все-таки тронулся! Представители двух сторон встретились в рамках только что завершившейся в Институте археологии РАН конференции «Противодействие незаконной деятельности в области археологии».

Можно ли «черных копателей» сделать «белыми»?
фото: Кирилл Искольдский

Наша история – у нас под ногами. Сплошь и рядом мы по ней ходим, мы на ней овес-картошку-клубнику выращиваем, сквозь нее траншеи да ямы под фундаменты закладываем... Чуть не так, не там копнул – и может случиться непоправимая беда!

Понятно: археологическое наследие нуждается в надежной охране и защите. Но как ее обеспечить? Активное обсуждение возможных путей решения проблемы прошло во время итогового Круглого стола «Взаимодействие государства и общества в выработке механизмов сохранения и использования археологического наследия».

Вот уже скоро полгода, как все россияне живут в условиях новых ужесточенных «археологических правил». – А вы и не знали? – В конце лета вступил в силу Федеральный закон №245 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии». Среди прочих строгостей в нем содержится и пункт о запрете без официально полученного разрешения применять специальные технические средства поиска для обнаружения археологических предметов и объектов археологического наследия. Проще говоря – теперь запрещено любителям-«копателям» использовать металлоискатели. Прогулка с таким прибором по территории, являющейся признанным археологическим объектом, и попытка там что-нибудь «старинное» извлечь из земли отныне отнесена к категории тяжких преступлений, и пойманному с поличным металлодетектористу грозит срок до 6 лет.

Однако, часть самодеятельных «копателей» таких строгостей вовсе не испугалась. Об этом говорят, в том числе, и наблюдения энтузиастов-краеведов, проведенные в Костромской области. По их сообщению на прошедшем заседании только за последние месяцы они обнаружили 14 случаев варварских раскопок на месте заброшенных старых деревень: «Сохранившиеся еще деревянные постройки сжигаются, верхний слой грунта снимается бульдозером...»

Справедливости ради нужно сразу подчеркнуть – и это отметили выступавшие на Конференции, – что среди металлодетектористов существуют три разных «категории». Кто-то несет свои находки в музеи, в школьные краеведческие уголки. Другие собирают у себя дома коллекции из обнаруженных по полям-оврагам «потеряшек». Наконец третьи превратили поиск скрывающихся в земле древностей в очень серьезный (и криминальный!) бизнес: раскапываются могилы, курганы, городища, оттуда выгребаются старинные предметы и идут на продажу – благо спрос на такие древности очень высокий. Вот именно таких «предпринимателей» и называют издавна «бугровщиками», «черными копателями».

Как бороться с теми, кто целенаправленно покушается на археологические памятники? – Предложения на Круглом столе звучали разные, порой весьма «эксклюзивные». Например: весной, в начале поискового сезона расклеить на всех автобусных остановках в деревнях и поселках листовки с фотографией человека с металлоискателем и подписью, призывающей граждан, увидевших такого, обязательно сообщить местному участковому.

Еще одна идея – проводить регулярный космический мониторинг зарегистрированных памятников археологии, отслеживая по фотографиям, сделанным из космоса, нет ли в этих запретных местах, каких-то подозрительных землеройных работ. Вот только дорого это, а кроме того многие из собравшихся на Круглом столе высказали претензии к нынешнему реестру памятников археологии: мол он далеко не полный и часть объектов не имеет четкой привязки к местности.

Одобрение собравшихся вызвали предложения, связанные с проведением активной агит-работы против «черных копателей». Один из выступивших даже – в шутку или всерьез? – высказал мысль, что, может быть, стоит создать новую компьютерную игру «Охота на «черного копателя». Зато другая информация на такую тему оказалась очень «деструктивной». Оказывается, по сведениям краснодарских археологов, после того, как несколько лет назад по центральному телеканалу прошел фильм-расследование, посвященный тому огромному вреду, который наносят «бугровщики» памятникам археологии на территории Краснодарского края, количество этих самых «бугровщиков» в этом регионе выросло в несколько раз!

Естественно было бы рассчитывать на помощь полиции, но судя по высказываниям участников обсуждений, практика здесь печальная. Официальные обращения (даже многократные!) в местные органы правопорядка по поводу замеченных посягательств на памятники археологии остаются без внимания. У местных полицейских просто нет времени на оперативное расследование подобных случаев: ведь в первую очередь надо разбираться с убийствами, кражами, хулиганством.

Конечно, больной вопрос это взаимодействие профессионального археологического сообщества с «адекватными» любителями металлодетекторного поиска. На состоявшейся в Институте археологии Конференции впервые за все время выступили представители этой «противоположной стороны» – одной из общественных организаций, объединяющих таких энтузиастов (МОО «Объединение любителей истории и металлодетекторного поиска»). Мнение ими высказано однозначное: только строгостями, только полным запретом «ходить по полям с металлоискателем» проблему не решить и армию металлодетектористов (а их по некоторым подсчетам в России – более миллиона человек) не остановить. Нужно искать компромиссы, пути взаимодействия.

Прозвучали конкретные примеры «использования в мирных целях» любителей приборного поиска. В прошлые годы несколько таких асов были привлечены к работе Тарутинской археологической экспедиции, организованной Государственным историческим музеем в связи с 200-летием войны 1812 года. Руководитель экспедиции не скрывал своих положительных эмоций: «Копают они божественно! Чутье на археологические предметы в земле порой лучше, чем у профессионала! Они и после окончания полевых работ помогали нам работать с находками, описывать их... Одного из парней в этом году даже зачислили в штат музея.» Правда, были на каком-то этапе взаимодействия и проблемы: «Пришлось каждому из этих ребят давать в пару нашего сотрудника, чтобы не было соблазна сунуть в карман что-нибудь из обнаруженных артефактов поценнее.»

Подобный вариант использовали и новгородские ученые. Тамошняя археологическая экспедиция регулярно приглашает на свои раскопки в городе и его окрестностях волонтеров. Желающих довольно много. Кто-то приходит на две недели, на неделю, кто-то выкраивает буквально пару часов на досуге... «Увидев, как работают профессиональные археологи, как они скрупулезно фиксируют и описывают все находки в слоях культурного слоя, эти люди понимают, что просто вытащить из земли какой-нибудь черепок или «железку» – значит сделать этот археологический предмет «мертвым», оборвав его связи с другими, соседними следами прошлого, скрывающимися в земле.

А в Туле, в самом центре города, где ученые исследуют сохранившиеся следы древней гончарной слободы, устроили «открытый раскоп». Любой желающий может, прочитав объявление в Интернете, записаться на экскурсию и пройти по средневековым» горизонтам, понаблюдать за работой археологов. «Конечно, это создает некоторые неудобства нашим сотрудникам, но мы на это согласны ради популяризации нашего дела...»

По итогам проведенного Круглого стола понятно: у нового Федерального закона есть «острые углы», о которые многие могут «удариться». Прозвучали в выступлениях и вопиющие по своей «иррациональности» факты. Например, в Калининградской области один из хозяев участка в дачном поселке наткнулся на следы средневекового захоронения и, в строгом соответствии с законом, сообщил об этом в местные «инстанции». В результате законопослушного гражданина обязали провести на его приусадебном участке археологическую экспертизу за собственный счет. – Так «игра по правилам» обошлась калининградцу в 300000 рублей! Спрашивается, много ли найдется у нас в стране таких патриотов старины?

Наверное, нужно подумать о неких разумных корректировках ФЗ-245. Подобное мнение, к слову сказать, автор этих строк слышал в разговорах и от некоторых представителей стороны, «оппонирующей» сообществу металлодетектористов.

Но это, видимо, вопрос будущего. А пока... Пока в качестве меры «противодействия незаконной деятельности в области археологии», которую участниками Круглого стола чаще других предлагалось включить в резолюцию Конференции, было усиление агитационной и разъяснительной работы.

Впрочем, представители металлодетекторного сообщества довольны уже самим фактом состоявшихся обсуждений: «Мы надеемся на продолжение диалога с профессиональными археологами.»



Партнеры