Российская наука больна имПАТЕНТцией

Откаты за НИОКРы доходят до 50%

5 февраля 2014 в 16:56, просмотров: 3804

8 февраля — не только день открытия Олимпиады в Сочи, но и День российской науки. Размышлениями о том, почему по кадровому потенциалу наша страна является мировым лидером, а реализует свой интеллектуальный потенциал лишь на 3%, тратя 90% средств на закупки импортных технологий, поделился накануне этой даты гендиректор корпорации интеллектуальной собственности Российского научно-исследовательского института интеллектуальной собственности, председатель национального технического комитета по стандартизации «Интеллектуальная собственность» Владимир Лопатин.

Российская наука больна имПАТЕНТцией
фото: PhotoXPress

По последним данным, наша страна является мировым лидером по кадровому потенциалу, а по объему финансирования занимает 8-е место в мире. Однако на выходе отдача от науки такова: на долю США приходится 21% наукоемкого рынка, а на долю России — менее 1%. Наша страна реализует свой научный потенциал на 18%, а интеллектуальный — всего на 3. Почему же со своим отличным заделом в мировой науки по фундаментальным исследованиям мы получаем так мало, а 90% средств, направляемых на модернизацию экономики, тратим на зарубежные технологии?

— Из-за недооценки роли рынка интеллектуальной собственности, — не сомневается Лопатин. — В области одних лишь авторских прав США продает интеллектуальной собственности более, чем на 130 миллиардов долларов в год. А в России, в отличие от других стран, до сих пор нет ни национальной стратегии интеллектуальной собственности, ни единой системы управления этой собственностью. У нас за этот вопрос отвечают более 20 организаций. И это создает непроходимые бюрократические барьеры.

Отсутствует у нашей стране и эффективная система правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности. В России действуют более 20 федеральных законов, регулирующих отношения в этой сфере. А это не может не мешать правоприменению, в том числе и пресловутого «антипиратского закона» и делает провальной правоприменительную практику по защите интеллектуальной собственности в целом: с 2008 года по начало 2014 года количество дел в этой области, рассмотренных судами, сократилось на треть, — констатировал Лопатин.

Не разработана, по его словам, и система залога под интеллектуальную собственность, что мешает включить науку в экономические процессы и добиться коммерциализации продуктов интеллектуальной собственности. Практически отсутствуют и рыночные механизмы интеллектуальной собственности: «Система Роспатента выпускает лишь 200 человек в год, готовя посредником между наукой и экономикой. А потребность в них нашей страны — 50 тысяч человек в год», — подчеркнул Лопатин. Бедственное положение очевидно всем. Однако бороться с ним, по словам Лопатина, не дают коррупционеры:

— НИОКРы (научто-исследовательксие и опытно-конструкторские разработки) стали главной из наиболее популярных схем «освоения» денег через откаты, достигающие сегодня 50%. Это — наиболее коррумпированная сфера, наряду со строительством. Только в НИОКРах результаты «пощупать» нельзя: здесь всё кончается отчетом и публикациями, а не выпусками инновационной продукции.

Государство, по словам Лопатина, тратит на НИОКРы до 600 миллиардов рублей в год. А пользу от этого сплошь и рядом получают мошенники:

— Так, в 2013 году конкурс на контракт в Минобрнауки на 6 миллионов рублей выиграла реально виртуальная структура: когда пошли по адресу, где она была зарегистрирована, выяснилось, что там находится общественный туалет. Последующая проверка Генпрокуратуры выявила, что за 6 последних лет эта компания участвовала в 18 конкурсах и выиграла 8, «освоив» миллионы рублей. Не лучше и ситуация в других ведомствах — например, в Минсельхозе или в Минэнергетике, где за год на науку было «освоено» 107 миллиардов рублей, а технику закупили за рубежом.

Плохо дело и с патентованием:

— В 2013 году в России были зарегистрированы 270 тысяч патентов, но в коммерческом обороте находилось меньше 2%. Между тем, за каждый из них патентообладателю приходится платить пошлину, а потому через год-два большинство прекратили действие своих патентов. Но поскольку за рубежом данные патенты были не зарегистрированы, вся научная информация ушла за пределы России бесплатно.

Кто от этого выигрывает? Не государство и не изобретатель, а только Роспатент. Его оборот, по расчетам Лопатина, «составляет около 5 миллиардов рублей в год, и половина идет на зарплату сотрудникам. А за коммерциализацию ведомство не отвечает».

Настало время назвать виновников происходящего поименно и поставить вопрос об их персональной ответственности, подчеркнул Лопатин. Это, по его словам, произойдет уже 2 апреля на 6-м международном форуме по интеллектуальной собственности в Москве. «МК» будет внимательно следить за развитием событий.



Партнеры