Борьба за здравый смысл

Коллекционер жизни

14 февраля 2014 в 17:31, просмотров: 2786

Напрасны надежды и упования, что очевидный здравый смысл когда-нибудь возьмет верх над абсурдом и восторжествует сам собою, естественным образом, без приложенных к этому усилий и попыток его отстоять. Нет, за разумность приходится еще как сражаться, обороняя ее от всякого рода государственного и бытового уровня теоретиков и практиков, от многочисленных доморощенных философов, политиков, стратегов…

Борьба за здравый смысл
фото: Алексей Меринов

Не одно, так другое

Вроде добились наконец возвращения стрелок часов к нормальному, а не с потолка взятому исчислению времени, и можно вздохнуть с облегчением. Налицо послабление, а не утяжеление быта, здравая позиция отвоевана, все в дружном согласии причалили к разумному началу. Но нет, не бывает полного и абсолютного спокойствия, безмятежной благости и безоблачного горизонта. Нос вытянули, хвост увяз — и наоборот. Теперь грянули осложнения в валютном коридоре, где подстерегли очередные, впрочем, давно ожидавшиеся и «запланированные» трудности. Разве могло быть иначе? Ведь регламентируют наше бытие все те же маниловски настроенные руководители, которым кажется: переведи стрелки часов — и очутимся в Европе, переименуй милицию в полицию — и преступность резко пойдет на спад. Если валютная ситуация выправится (что сомнительно), жди новых подсуропленных нашими впередсмотрящими умностей.

Ум

Ум — широко мыслящий, вбирающий опыт истории и умело сочетающий его с окружающей реальностью, и практическая сметка, позволяющая быстро приспособиться к ситуации, сообразить, выжить в трудных условиях, которую тоже часто называют умом, — все же разные категории и даже отдаленно не походят друг на друга. Первый названный мною ум не только не адаптирует личность к обстоятельствам, но чаще ссорит с ними и ведет к неприятностям, а то и к гибели, второй вариант мозговых потуг помогает принимать верные практические решения, но узость не даст его носителю получить высокое наслаждение надбытовым парением.

Личность и общество

Как ни посмотришь в глубь истории, видишь: слепая махина государства всегда не права, а права выступающая против бездушных установлений отдельная личность, проповедующая не расшатывание устоев, как это видится многим (и прокламируется многими), а пытающаяся заставить неповоротливую громадину-механизм пошевелиться, начать хоть что-то предпринимать ради человека, а не вопреки ему. Масштаб таких бунтарей вроде бы несопоставим и смешон рядом с подавляющей глыбой бездушия: муравей и слоновья туша, Руслан и дремлющая в поле гигантская голова, одинокий странник и одноглазый Циклоп. А поди ж ты: и укус муравьишки может заставить вздрогнуть, почесаться, укол копья может заставить пробудиться. И происходит удивительное: крошечный раздражитель в единоборстве с госсистемой или инквизицией вырастает до ее размеров. Декабристы, Герцен, Солженицын, Галилей — вот лишь некоторые примеры. Мы потому и запомнили их, выделив из миллионов безликих поддакивателей и пресмыкаев, что они — в своей одинокости, единичности, в своем отщепенничестве и неуступчивости — стали равны пытавшейся расплющить их, пройтись по ним асфальтовым катком имперской рати.

Рекорды

Вся страна замерла в ожидании окончания Олимпиады… Но нет, не рекорды и не медали победителей волнуют народные массы. Население задает себе вопрос: что будет потом, после состязаний? Какие рекорды покажут цены на еду и жилье, какие высоты возьмут доллар и евро, какие лавры стяжают те, кто найдет всему происходящему оправдание и в угоду правящим чемпионам логически обоснует творимую ими безрассудицу, нелепицу, несуразицу…

Работа лидера

В чем заключается работа лидера государства? Надо с умным (иногда озабоченным) видом произносить успокоительные слова. Вот и все.

Матросы и солдаты

Совершенно правильную линию взяли на искоренение армии и флота. Уж не произошло ли это в связи с обращением к историческому опыту? Если сегодня вспыхнет революция, то не окажется солдат и матросов (солдатни и матросни), готовых устремиться штурмовать Зимний или явиться в Думу и сообщить: «Караул устал». Совершенно ясно: все, что делается, — глубоко разумно, тщательно продумано и взвешено.

Тщета диктаторов

Жизнь не подчиняется даже самым суровым диктаторам и открыто смеется над ними. Уж какой был деспот Сталин! А не смог приказать жизни, чтоб стала послушной и уберегла жену невредимой (нет, застрелилась), соорудила по заказу удачных детей (нет, Василий выпивал, дочь Светлана непатриотично смотрела на Запад). В этой неподвластности жизни человеку — залог ее возможной направленности (вопреки его усилиям) к лучшему.

Свадьба

Что такое свадьба? Громкое оповещение широких слоев о предстоящем половом акте. Сбор гостей по случаю этого предстоящего соития и устроение публичных проводов жениха и невесты в постель. То, что должно случиться тихо, целомудренно, скрытно, обретает дикарский языческий размах и не вполне адекватную происходящему громкость. Широковещательность — необъяснимую с точки зрения морали. Животные проявления надо скрывать, мы отворачиваемся, когда наблюдаем отвязное поведение обезьян перед посетителями зоопарка. А сами выставляем те же самые интимные и грубые мгновения напоказ, да еще предваряем и сопровождаем их славословиями и песнопениями.

Реклама

Все чаще на ТВ в рекламе медицинских препаратов появляется надпись «Не является лекарственным средством». Или: «Имеются противопоказания. Проконсультируйтесь у специалиста». Что же нам навязывают в качестве спасательных мер? Что представляет собой реклама?

Подарки

Хрущев подарил Украине Крым. Путин — газ. Надо в ножки поклониться Богдану Хмельницкому — дальновидному политику, прозорливо понявшему, что от союза с Россией на Украину посыплются неисчислимые блага.

Кому доступна роскошь?

Автомобильные колоссы «Роллс-Ройс» и «Бентли» не только не разорились в период европейского кризиса, но наращивают количество продаж. Казалось бы, кому эти дорогостоящие лимузины по карману? Но рынок сбыта нашелся: Россия и, главным образом, Китай. Пока одни приучаются экономить и затягивают пояса, другие продолжают дремуче жить прежними первобытными, папуасскими представлениями о престиже — как необходимой составляющей жизненного успеха.

Медицина

После реформы в медицинской сфере медсестры стали получать премиальные куда большие, чем врачи. Говорят, это сделано для того, чтобы наступила стабильность в среднем звене. А я думаю: чтоб врачи знали, в каком направлении стремиться, и имели перед собой ориентир — не нужно высшего образования и особых знаний, нужно усредненное умение оказать первую помощь.

Чудо

Почему для того, чтобы уверовать, непременно нужно чудо? Чудеса, сотворенные святыми, смахивают на заигрывание с, выражаясь нынешним языком, электоратом. Желающий быть избранным демонстрирует толпе всевозможные фокусы — чаще ограничивается словесами, но порой одаривает подлинными благодеяниями — и люди счастливы! Они «ведутся» на самые дешевые приемы.

Разве недостаточно «бесчудесных» поводов и причин поверить в Высшее Начало? Да и правильней было бы поверить — вот именно беспричинно, опираясь на доводы, от рождения присутствующие, наличествующие в душе каждого. Но одни их ищут и укрепляют, разгребая наносную шелуху необязательного, а другие, наоборот, погребают под этой шелухой.

Освобождение

Освобождение Ходорковского (да еще в канун Нового года) должно было вызвать радость и оптимизм, а навевает досаду и тревогу. То, как это помилование произошло (по мановению одного человека), то, как был осуществлен выход из колонии (почти секретно, наивные репортеры ждали, что узник выйдет к ним и изольет душу), освещение обстоятельств помилования в СМИ (в связи с болезнью матери, которая лечится в Германии, а жена пребывает — это со скрытым ядовитым подтекстом — в Швейцарии) и с нейтральным видом сообщенное известие о том, что Лебедев подать аналогичное прошение отказался…

Вспоминаются слова Павла I, сказанные одному из приближенных на придворном балу (цитирую по памяти): «В России только тот значит хоть что-нибудь, с кем я говорю. И в тот момент, когда я с ним говорю». Что изменилось в нашей стране с тех пор?

Тут бы порассуждать и вот о чем: 10 лет энергичный человек в расцвете сил провел за решеткой, кроя лоскутки. Правильно, поделом — не будет нарушать закон! Чтоб другим неповадно было! Но неужели нельзя было придумать для него более адекватное его натуре и полезное для общества дело? Он-то, надо думать, за свои деяния получил сполна и во всем объеме осознал свои ошибки и прегрешения. А что осознали мы? Что с властью спорить себе дороже? Что для одних закон — карающий меч, а для других он не писан? (Впрочем, это известно издревле.) А еще, пытаясь проследить, воссоздать ход мыслей пошедшего на попятную заключенного, приходишь к запрограммированному выводу: ну ее, эту политику, к лешему! Можно, конечно, быть принципиальным до упора, но жизнь, которая дается один раз, и прожить ее надо так… она тем временем проходит: теряем близких, теряем собственные силы, теряем элементарные радости ежедневного бытия. Пес с вами, правьте как хотите!

Вопрос, таким образом (если исключить моральные категории, а мы их в последнее время совершенно изгнали из обихода), не в том, заслужил ли Ходорковский наказание, а Березовский преследование, а в том, можно ли было использовать их энергию и интеллектуальный потенциал с большей пользой для страны? Вопрос в том, как мы с государственной точки зрения используем людей. Задача государства, если оно заботится о своем благе, вплести, впрячь разноустремленные векторы человеческих нацеленностей в полезное для общего блага русло. В этом заключается мудрость управления страной. А не в том, чтобы — в качестве примера окружающим — казнить или миловать.



Партнеры