России поставлен диагноз: пьет, хулиганит и рано умирает

«МК» проанализировал последние статистические данные Всемирной организации здравоохранения

12 марта 2014 в 16:12, просмотров: 12938

Нас давно пугают: россияне скоро вымрут, как когда-то вымерли динозавры. Мы плохо питаемся, пьем всякую гадость, дышим отравленным воздухом, давим друг друга, наконец, крайне неохотно размножаемся. Но без цифр все это — пустое сотрясание воздуха. Насколько реальна угроза исчезновения россиян? Что говорит статистика?

Всемирная организация здравоохранения выпустила уникальную сводку статистических данных, объединяющую данные по заболеваемости, методам лечения и смертности за 20 лет в 196 странах мира. «МК» изучил эти данные и пришел к следующим выводам:

— опаснее, чем в России, жить разве что в Мьянме;
— здоровье одного россиянина оценили в 1277 долларов в год;
— в Багдаде шансов на долгую жизнь не меньше, чем в Москве.

России поставлен диагноз: пьет, хулиганит и рано умирает
фото: Геннадий Черкасов

СПРАВКА «МК»

Еще в 2000 году ООН разработала Цели развития тысячелетия (ЦРТ). С тех пор Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) регулярно собирает данные, связанные со здоровьем в 196 государствах — членах организации, и предлагает всем оценить скорость, с которой страны приближаются к намеченному идеалу по множеству показателей. Как сказано в предисловии к обзору, несмотря на всеобщий рост качества здравоохранения, благодаря которому 27 самых развитых стран уже достигли ЦРТ (Россия, увы, не в их числе), в отдельных частях земного шара встречаются и малярия, и дифтерия, и такие уже довольно редкие инфекционные и вирусные заболевания, как проказа и желтая лихорадка. Велик также еще процент девочек-подростков (в основном в развивающихся странах), рожающих в незрелом возрасте — от 15 до 19 лет. По 16 миллионов таких маленьких мам ежегодно воспроизводят на свет 11 процентов всех новорожденных в мире, чья смертность в первые часы после рождения гораздо выше, чем у отпрысков более зрелых мам — от 20 до 29 лет.

 

Россияне живут как в лихие 90-е

Сразу оговоримся: все представленные ВОЗ данные относятся к 2011 году. Что ж, эксперты работают на совесть, не торопясь. А возможно, более свежие цифры к ним еще просто не поступили. Тем не менее едва ли за два года картина существенно изменилась.

Сравнивая данные за 1990 и 2011 годы, можно увидеть, что по всему земному шару средняя продолжительность жизни уверенно идет вверх. Даже страны третьего мира увеличили эту цифру как минимум на 1 год.

СПРАВКА «МК». Среднемировая продолжительность жизни выросла за 20 лет с 64 до 70 лет. Средняя продолжительность жизни в Европе выросла с 72 до 76 лет.

Рекордсменом же по количеству прибавленных лет жизни являются финны. По сравнению с 90-ми они стали жить на 6 лет дольше (средняя продолжительность жизни — 81 год) и почти сравнялись со странами с наибольшей продолжительностью жизни: Японией и Швейцарией (83 года), Грецией, Израилем, Исландией, Францией и Германией (82 года). Но средняя продолжительность жизни в России, увы, не изменилась: как было 69 лет в 1990 году, так и осталось. Сравнить нас по этому показателю можно с КНДР, Гватемалой, Индонезией, Ираком, Микронезией и Филиппинами... Да-да, в Северной Корее, где, как утверждает пропаганда, народ голодает, и в Ираке, потрепанном войной, живут столько же, сколько в РФ.

Но, разбив средние российские 69 лет на мужчин и женщин, можно еще больше впасть в уныние. Сильный пол в нашей стране, как выяснилось, едва-едва дотягивает до 63 лет, как у представителей Мьянмы, Восточного Тимора, Йемена... В Намибии и Монголии мужчины и то в среднем живут на год дольше, чем наши.

Выходит, что ситуация с продолжительностью жизни в нашей стране выравнивается только благодаря слабому полу. У прекрасной половины России с 1990 по 2011 годы этот показатель вырос с 74 до 75 лет. По нему наших представительниц можно сравнить с албанками, армянками, иранками, жительницами Иордании и Тринидада и Тобаго.

Хорошо еще, что смертность новорожденных за последнее двадцатилетие у нас сократилась в два раза — с 13 случаев на 1000 выживших до 6. В 2011 году такое же соотношение смертей новорожденных к выжившим отмечалось в таких странах, как Коста-Рика, Сальвадор, Мальдивы и Македония.

СПРАВКА «МК» Самая высокая смертность новорожденных в 2011 году была зафиксирована в Сомали — 50 на 1000 выживших младенцев. Самая низкая — 1 на 1000 — в Исландии, Японии, Люксембурге, Сан-Марино, Сингапуре и Швеции. Среднемировые значения смертности новорожденных снизились за 20 лет с 32 до 22 на 1000 выживших младенцев.

Но вот где у нас дела со смертностью обстоят хуже, чем можно было даже предположить, так это среди взрослого, трудоспособного населения от 15 до 60 лет. Если в 1990 году на каждую тысячу мужчин в России умерло в среднем по 318 человек, а на каждую тысячу женщин — 117, то спустя десятилетие эти показатели увеличились до 351 и 131 соответственно.

Нас можно «поздравить» — мужчины сравнялись с этим показателем с сильным полом Кот-д'Ивуара, Руанды и Того. Женщины — с филиппинками и узбечками.

Справка «МК»: Наиболее высокий коэффициент смертности мужчин трудоспособного возраста был зафиксирован в государстве Лесото (583 смерти на 1000 человек). Самый низкий в 2011 году (61 на 1000) — в Кувейте. Эта маленькая страна обогнала по выживаемости взрослого населения даже США, где мужчин умирало по 131 человеку на тысячу. Среднемировые значения уровня смертности среди людей трудоспособного возраста уменьшились с 240 до 190 на 1000 человек.

фото: Иван Скрипалев

У нас травмоопасно, как в Мозамбике

От чего же мы чаще всего умираем? Тут россияне не оригинальны — от того же, от чего и все остальные: сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) и диабет по-прежнему являются основными причинами смертности в мире.

Но и тут есть свои нюансы. Здоровее всех, по версии ВОЗ, оказалась Швейцария, достигнув поистине потрясающих результатов — здесь от ССЗ и диабета погибает всего 59 человек на 100 тысяч. Следом за ней идут Австралия, Франция, Исландия — 65 человек на 100 тысяч населения. Еще около 20 стран имеют показатель смертности от ССЗ и диабета, не превышающий 100 смертей на 100 тысяч человек. В основном это страны Евросоюза.

Среди стран с наихудшими показателями выделились Маршалловы острова — 1427 человек на 100 тысяч населения, Науру — 867, Туркменистан — 808. Россия тоже в этом списке: у нас от «болезней века» умирает по 517 человек на 100 тысяч населения. По мнению профессора МГУ им. М.В.Ломоносова, главы АНО «Национальный исследовательский центр «Здоровое питание» Олега МЕДВЕДЕВА, возникновение и развитие «болезней века» во многом зависит от наших привычек. Прежде всего это любовь к спиртному, курение и вредная еда, а также отсутствие профилактики и слабая физическая активность. Чтобы к 2015 году улучшить этот показатель ВОЗ, нам, по словам Медведева, надо разумно подходить к питанию, придерживаясь средиземноморской диеты — есть много растительной пищи, прежде всего растительные жиры вместо животных. Важно также сохранять энергетический баланс — много двигаться, чтобы тратить лишние калории. В то же время необходимо обеспечивать лечение кардиологических больных на современном уровне в массовой медицинской практике, развивая те методы и службы, которые показали свою эффективность в странах, достигших низких уровней смертности.

Что касается онкологии, ее, конечно, одной средиземноморской диетой не изведешь. И тут, по мнению главного научного сотрудника Национального института общественного здоровья им. Семашко Тамары МАКСИМОВОЙ, многое зависит от своевременности выявления и применяемых методов лечения онкологических заболеваний. К примеру, рак становится причиной смерти в России в 180 случаях на 100 тысяч населения (аналогичные показатели зафиксированы в Бангладеш, Китае, Эстонии и Непале). А вот максимальный показатель онкосмертей почему-то оказался в Монголии (284 случая на 100 тысяч человек). Вы спросите, где же раком болеют меньше всего? На Мальдивах. Там на 100 тысяч жителей всего 59 случаев заболевания. Но не исключено, что этот показатель стал таковым только потому, что онкологию на Мальдивах никто толком не диагностирует. В США, Германии и Франции этот показатель расположился следующим образом: 143, 150 и 169 случаев соответственно.

Не откроем Америки, если скажем: россияне относятся к категории людей, которые вообще не ценят свою жизнь. Мы крайне неосторожно ведем себя на дорогах, выбегая на красный свет, мы миримся с плохим качеством трасс, мы пренебрегаем мерами безопасности везде, где только это возможно. А потому и по травмам, приводящим к гибели, среди передовых стран мира Россия оказалась на первом месте. Если в США, Германии, Франции и Японии в среднем лишь 40 случаев травм приводят к смерти на каждые 100 тысяч населения, то у нас — все 159 (привет Мозамбику, Ботсване и Намибии). Хуже, чем у нас с Мозамбиком, только в супертравмоопасной Мьянме, где от травм погибает 347 человек на каждую сотню тысяч.

— Высокий уровень смертности от травм держит не только российская молодежь, но и люди пожилого возраста, — добавляет Тамара Максимова. — При этом смертность от падений наших пожилых практически вровень с европейскими показателями. А вот смертность от воздействия дыма и пламени, при пожарах значительно выше. Вспомните, сколько было пожаров в домах престарелых за последнее время! И потом, при получении травмы необходима своевременная и качественная медицинская помощь независимо от места жительства пострадавшего, в том числе и в удаленных районах.

А теперь маленькое исключение. Если взять процент смертей среди детей до 5 лет, то в неприглядном свете по сравнению с российскими будут выставлены американские родители, которые, по всей видимости, более безалаберно относятся к своим отпрыскам. У них уровень детских смертей от травм вырос за последние годы с 10 до 22 процентов, в то время как у нас этот показатель снизился с 10 до 7%.

А вот что касается детской смертности от ВИЧ, то ее процент увеличился с 1 до 9%. Это еще один пример лучшей по сравнению с прошлыми годами выявляемости заболевания в России, считают медики, ведь в общем мы фиксируем снижение смертности российских дошколят. 9 наших процентов, конечно, не Южная Африка с ее 28%, но и до среднеевропейского 1 процента нам далековато.

Зато процент смертей от пневмонии среди детского населения в России снизился вдвое — с 16 до 8%, и это при среднеевропейском 12%-ном показателе. А вот число летальных случаев среди недоношенных возросло с 19 до 21%. По этому показателю Россию неожиданно обогнала Германия, также шагнув в сторону увеличения с 25 до 26%. Вот тебе и немецкая медицина!

фото: Иван Скрипалев

Чем больна Россия?

Можно сказать, что Россия победила холеру, проказу, малярию, менингит F, чуму, столбняк новорожденных, желтую лихорадку и птичий грипп (H5N1). Из болезней прошлых веков еще нет-нет, да проявляет себя дифтерия. Ну а что касается эпидемического паротита, в народе называемого свинкой, то им в 2011 году болело 406 человек, коклюшем — 4733 человека, краснухой — 349, туберкулез регистрировался 112 910 раз.

Справка «МК». Печальным чемпионом по холере, к примеру, в 2011 году стала Гаити (340 311 случаев заболевания), птичьим гриппом переболело 11 греков, и это уже рекорд. Больше всего случаев заболевания лепрой (или проказой) было зафиксировано в Индии (127 295 случаев). По малярии лидирует Конго (4 561 891 случай), там же больше всего больных корью (133 802 случая) и менингитом F (10141). По чуме «лидирует» Мадагаскар (256).

В отдельной таблице статотчета ВОЗ приводятся так называемые факторы, которые связаны с повышенной смертностью и заболеваемостью в разных странах. В список входят: небезопасная вода и антисанитария, использование твердых видов топлива (к примеру, угля) в домашних хозяйствах, плохое и недостаточное кормление детей грудного возраста, ожирение, злоупотребление алкоголем и табаком и даже небезопасный секс.

Если в Германии, Франции, Японии и братской Белоруссии в последние 20 лет все поголовно пьют исключительно качественную воду и пользуются хорошей канализацией, то в России качественная вода доступна 97% населения, а улучшенные санитарные условия — только 70% населения, как в Марокко (показатель снизился на 4 процента по сравнению с 1990 годом).

Но все-таки россиянам еще грех жаловаться. Ведь в Сомали такое счастье, как чистая вода, доступно только 30%, а в Южном Судане по-человечески ходят в туалет только 9%, и наш уровень самооценки безусловно возрастает.

Что касается преждевременных родов, их в России насчитывалось к 2011 году 7%. Такие же результаты зафиксированы во Франции, Италии, Швейцарии и других странах. Самые низкие показатели в Белоруссии, они составляют 4%. Самый высокий показатель в Малави, он составляет 18%. Не очень далеко от Малави ушли США с 12% недоношенных детей.

Ожирением в России страдают примерно 18,4% мужчин и 29,8% женщин, то есть почти так же, как в Греции, Швеции и Швейцарии. Традиционно из этого списка выделяются Штаты — 30,2% мужчин и 33,2% женщин там страдают от большого веса.

Но вот где мы среди чемпионов, так это в употреблении алкоголя. Правда, тут ВОЗ за неимением свежих данных приводит цифры 5-летней давности. Итак, согласно им, в пересчете на чистый спирт каждый россиянин старше 15 лет в год употреблял в 2008 году 16,2 литра алкоголя. Примерно столько же выпивали тогда в Чехии, Венгрии, Литве, Румынии и... Уганде.

Однако абсолютное лидерство досталось все-таки не нам, а Молдавии, где лица старше 15 лет принимали на грудь 23 литра чистого спирта в год. За Молдавией расположились Белоруссия (18,9 литра), Украина (17,5), Эстония (17,2). Такие страны, как Германия, Франция и Италия, отстали от нас существенно (12,1, 12,5 и 9,7 литра соответственно).

Курят в России, по последним данным, 59% мужчин и 24% женщин старше 15 лет. Похожие результаты среди мужчин зафиксированы в: Папуа — Новой Гвинее, Самоа, Тунисе, а среди женщин — в Румынии, Польше и Новой Зеландии. Больше всего курящих мужчин (71%) проживает в Кирибати. Больше всего курящих женщин (50%) — в Науру.

— Между тем, несмотря на активную антитабачную кампанию, в Западной Европе до сих пор от вредной привычки страдает очень много граждан, — поясняет Максимова. — В 2010 году более высокая распространенность курения была отмечена в Австрии, Ирландии. К примеру, в Финляндии, по нашим данным, курят 25% женщин, особенно много «курилок» в крупных городах. Однако уровень смертности в указанных европейских странах с этой вредной привычкой не коррелирует.

Комментарий директора Института демографии НИУ ВШЭ Анатолия ВИШНЕВСКОГО:

— Кому-то может показаться, что нарисованная экспертами ВОЗ картина необъективна, ведь в последнее время нам часто приходится слышать об успехах российского здравоохранения. Но необъективности здесь нет, ВОЗ, как правило, пользуется официальными данными национальных статистик, в том числе и российской. Просто позитивных тенденций, которые и в самом деле наблюдаются в последние годы в России, пока совершенно недостаточно, чтобы вытащить российское здравоохранение, да и здоровье россиян из того провала, в котором они оказались еще в советский период.

Казалось бы, большой успех: с 2003 по 2012 год ожидаемая продолжительность жизни для обоих полов выросла на 5,4 года и превысила 70 лет (в докладе ВОЗ — чуть меньше, но там данные за 2011 год). Все дело, однако, в том, что этот рост последовал за глубоким падением, так что пока нам удалось лишь возвратиться на позиции, которые мы уже занимали, и даже дважды — в середине 1960-х и в конце 1980-х годов. Согласитесь: то, что выглядело довольно прилично полвека назад, — ожидаемая продолжительность жизни для обоих полов 69,6 года в 1964–1965 годах — сегодня не может считаться большим достижением. Мир за это время ушел очень далеко, новорожденному младенцу в Японии или во Франции предстоит прожить в среднем не 70, как у нас, а 82–83 года. Или возьмем еще один важный показатель: мужчине, достигшему 60-летнего возраста, во Франции, Италии, Швеции или Японии предстоит прожить в среднем 23 года, а у нас всего 14. Вот и равняйся с ними по возрасту выхода на пенсию.

В докладе ВОЗ большое внимание уделено причинам смерти. Увы, и здесь мы не блещем. Я не уверен, что всегда убедительны сравнения с развивающимися странами, часто имеющими плохую статистику смертности по причинам смерти. Но сравнение с развитыми странами явно не в нашу пользу. Стандартизованный, то есть не зависящий от возрастного состава населения, коэффициент смертности от так называемых «внешних причин» (несчастных случаев, насилия и т.п.) у нас 159 на 100 000 жителей, при том что в США — 53, в Японии — 36, а в Англии и Германии — 25. Это один из главных наших провалов, особенно если учесть, что от внешних причин погибают люди во цвете лет, еще не успевшие пожить. А второй главный провал — это высокая смертность от неинфекционных заболеваний, прежде всего от сердечно-сосудистых болезней. И здесь тоже важен возраст — у нас, по сравнению с другими странами, очень высока смертность от этих болезней в средних возрастах. В докладе ВОЗ приводится коэффициент смертности от сердечно-сосудистых болезней и диабета для населения в возрасте от 30 до 70 лет. У нас он — 517 на 100 000 лиц этого возраста, в США — 137, во Франции или Японии — меньше 70.

Если бы нам удалось справиться с чрезмерной зависимостью смертности россиян от этих двух «провалов» — ранней смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и недопустимо высокой смертности от внешних причин, — положение России на общем фоне сразу резко изменилось бы к лучшему. Но пока не удается.

В чем причины нашего отставания?

Правда, что в России много пьют и курят, об этом, конечно, говорится в докладе ВОЗ, но об этом мы и так хорошо знаем — хотя бы от наших депутатов, которые картинно борются с этими пагубными привычками хорошо известным им способом — «ужесточением мер». Но к этому все-таки надо добавить, что мы и тратим на охрану нашего здоровья намного меньше, чем оно заслуживает, — во всяком случае, по меркам тех стран, которые сильно нас обогнали.

По данным ВОЗ, которые совпадают с нашими официальными данными, в 2010 году Россия расходовала на охрану здоровья 6,5% своего ВВП, Япония — 9,2, Англия — 9,6, Германия — 11,5, Франция — 11,7, а США — вообще 17,6% ВВП. А в пересчете на доллары по паритету покупательной способности это означает, что на одного россиянина приходилось 1277 таких долларов, на одного японца — 3120, француза — 3997, немца — 4332, англичанина — 3433, американца — 8233. Так что все на пьянство и курение не спишешь. За более низкими затратами на охрану здоровья стоит, конечно, и наша относительная бедность, но, думаю, не только. Важны понимание ценности здоровья и человеческой жизни и их место на шкале общественных приоритетов. По-моему, у нас с этим что-то не в порядке.



Партнеры