Российское образование до сих пор базируется на стандартах 1939 года

Итоги недавнего исследования изумили самих ученых

3 ноября 2013 в 09:43, просмотров: 7982

В ближайшие годы большинство российских вузов будут иметь базовые кафедры на профильных предприятиях, не менее 20% их программ будут реализовываться в сетевом режиме, а в дипломах выпускников будут засчитываться дисциплины, прослушанные дистанционно. Такой будущий образовательный ландшафт страны нарисовал на VIII международном форуме «Гарантии качества профессионального образования» замглавы Минобрнауки Александр Климов. Но эксперты считают все эти новшества устаревшими.

Российское  образование до сих пор базируется на стандартах 1939 года
фото: Геннадий Черкасов

Сегодняшняя модель российского профессионального образования только прикидывается современной. На самом деле «российское образование выросло из красноармейской шинели», — констатировал научный руководитель Института развития образования Исаак Фрумин. — Мы только что провели исследование «Эволюция российского образования» и были изумлены, обнаружив, что ландшафт современного образования на 70% был создан в 1939 году. Масштабные перемены начала 90-х годов XX века и те не изменили материнского ядра системы! Просто, если раньше абитуриентов набирали на специальность «Паровозы», а потом — на «Тепловозы» и «Локомотивы», то сейчас — на «Сапсаны». Суть осталась прежней. Между тем, в мире произошли радикальные перемены.

Сегодня наука и производство оперируют принципиально новыми вещами: колоссальными объемами данных, гиперточными измерениями и тотальным цифровым моделированием. И в других странах это сказалось на всех уровнях образования. В США, например, университеты засчитывают старшеклассникам курсы, прослушанные теми дистанционно, и после поступления в вуз не требуют за них оплаты. В Великобритании уроки труда давно превратили в занятия промышленным дизайном, рассказал директор центра стратегических разработок Северо-Запада Владимир Княгинин. России же до этого далеко как до звезд.

Жизнь сегодня такова, что разумнее всего готовить узких специалистов, но при этом способных работать в междисциплинарных командах и готовых, когда потребуется, быстро переучиваться. Короче, система образования должна быть гибкой. У нас же учебное оборудование безнадежно отстало. Модели обучения – тоже. И выпускники, как следствие, в принципе не могут работать с новыми технологиями, не говоря о том, чтобы тут же переходить на новейшие. При таком раскладе амбициозный проект по вхождению пяти российских вузов в мировую топ-сотню - не более чем «последний пузырь нашей системы образования, пытающейся сохранить лицо хотя бы в ограниченном масштабе», констатировали участники форума.

Конечно, кое-что все-таки делается. Минобрнауки пытается адаптировать российское образование под международные тренды и точечно поддерживать на конкурентной основе вузы, которые готовы меняться. Наши студенты также начинают работать в реальном производстве на реальных рабочих местах. А вскоре в вузах «станет нормой большое количество базовых кафедр; не менее 20% образовательных программ будет реализоваться в сетевом режиме; а сертификаты о дистанционных курсах, прослушанных студентами в других вузах, будут признаваться при выдаче диплома»,- пообещал замминистра образования и науки Александр Климов.

Но вот беда:

— Государство не может в принципе обеспечить качество образования, а система образования — его улучшить, — подвел печальный итог директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков. — В итоге мы не просто отстали, а отстали даже от того, от чего в мире уже отказались. Например, от модели компетенции (то есть, того, с чем выпускники выходят из вузов). В мире эту модель давно поменяли на когнитивный путь развития. А мы идем путем неандертальской эволюции, тратя время на тупиковые пути развития.



Партнеры