Исповедь матери

«Сказать, что при воспитании приемного ребенка с фетальным алкогольным синдромом наша с мужем нервная система не пострадала, — значит ничего не сказать»

21 октября 2013 в 20:18, просмотров: 3358

Москвичка Елена Молчанова — смелая женщина: она удочерила девочку с фетальным алкогольным синдромом. Очень сложную. Но сделала это абсолютно сознательно.

Исповедь матери
фото: Александра Зиновьева

Сначала просто часто захаживала в детский дом (благо живет рядом), собирала вокруг себя самых жалких детей и просто разговаривала с ними. Решение взять кого-то из них к себе в семью созрело само собой, хотя у них с мужем уже была девочка. И чтобы быть во всеоружии, начали заранее с мужем готовиться: вместе ходили в школу приемных родителей, сама она поступила в институт на дефектологический факультет. И только потом (год назад) в их семье появилось очень сложное создание по имени Ева. «В течение этого года нам самим не раз требовалась психологическая помощь», — поведала Елена Владимировна.

— Девочка была физически слабо развита: в 2 года и 2 месяца ее рост составлял всего 77 см, весила 8,7 кг, — рассказала приемная мама Елена МОЛЧАНОВА. — Ева неплохо ходила, но часто падала, причем вперед лбом и не выставляя ручек. А ведь дети так не падают, чтобы вперед и не выставляя ручек. Постоянно нужна была гиперопека. У нее вообще было приглушено чувство опасности: она не боялась острых углов, поэтому за ней надо было постоянно присматривать. Что в этой ситуации делать? Я советовалась со специалистами, в том числе и за рубежом. За границей в подобных случаях ребенку надевают шлем. У нас шлема не было. Но, так как девочку дома постоянно кто-то опекал, потихоньку проблема стала уходить.

Через 11 месяцев в плане моторном мы хорошо развились. Сегодня наша девочка активно бегает, прыгает, лазает по шведской стенке. Она чувствует опасность: может залезть на стенку, а чтобы слезть, зовет маму (мама для нее опора и надежда). Но она уже научилась ждать, поэтому я могу не лететь сломя голову, чтобы ей помочь. Она плавает в нарукавниках, активно двигается в воде. И на детской площадке ведет себя активно — так что в плане моторном она развита хорошо.

Но в плане развития психических функций... Мягко говоря, у нее не все так гладко. Осталась тяжелейшая психическая реакция: Ева кричит часто и много. И очень тяжело вызволять ее из этого состояния. Хотя мы с мужем изучаем возможности преодоления таких истерик. Но так как они случаются несколько раз в день, то очень тяжело все это преодолеть и самим психологически справляться с этим. Можно говорить также о наличии вредных привычек: например, во сне Ева продолжает сосать палец. Видимо, наложило отпечаток то, что девочка сирота. Это такая особенность психологическая, и пока с этим ничего не удается поделать.

фото: Геннадий Черкасов

Бытует такое мнение: маленький ребенок очень сильно изнашивает вещи, но больше всего он изнашивает своих родителей. И в случае с нашим приемным ребенком, у кого диагностирован синдром ФАСН, я подтверждаю: это действительно так. Сказать, что при воспитании такого больного ребенка наша с мужем нервная система не пострадала, — значит ничего не сказать. В течение этого года нам самим требовалась психологическая помощь — и нам ее оказывали специалисты, мы обращались в специальные организации.

Но семейные традиции в России таковы, что многие о своих психологических проблемах стараются умалчивать, удерживать их в себе. Порой сидишь у телефона, намереваясь позвонить психологу, но не всегда решаешься, думаешь: ничего, сейчас все перегорит, успокоюсь и пойду дальше.

Надо сказать, что и врачей, специализирующихся на таких проблемах, не так много, если не сказать, что нет вообще.

Нас радует то, что наша Ева к трем годам очень сильно изменилась в лучшую сторону. Развились не только ее умения и навыки ребенка, но и серьезно развилась психика. Она умеет разобрать и собрать матрешку, пирамидку — это подтверждает основные тесты развития психических функций. Начинала собирать картинку из двух частей, но делала это очень быстро и невнимательно. Если что-то не получалось сразу, она не видела результата, у нее очень быстро пропадал интерес.

Но в последние две недели горжусь и радуюсь тому, что у нее наконец-то развилось внимание. Мы берем с ней коробку с картинками, состоящими из двух частей, она уже может самостоятельно собрать и 10–15 картинок. У нее появилось уже более устойчивое внимание, чем это было несколько месяцев назад. Запомнила и называет 5–7 цветов.

Удивление вызвало и то, что у нее стала хорошо работать память: на магнитофоне я включаю диск со знакомыми песнями, а она говорит, какой будет следующая песня. Меня это поразило: мы две недели не включали этот диск, а она помнит записанные на нем песни. И если 11 месяцев назад, придя домой, она разбрасывала вещи (они валялись на полу), то сегодня постепенно приучается к порядку.



Партнеры