Адвокат Аксаны Пановой: запрет на журналистскую деятельность вынесен в России впервые

Тимофей Гриднев: «Не думаю, что ФСИН в состоянии запретить Аксане мыслить»

9 января 2014 в 16:42, просмотров: 3510

В приговоре Ленинского суда Екатеринбурга, который вынесен Аксане Пановой, содержится не только условный срок и штраф, но и запрет на занятие журналистикой в течение 2 лет. Что именно имели в виду судьи, тем более что сейчас г-жа Панова работает не журналистом, а руководителем информационного ресурса? Ей нужно оставить менеджерский пост или просто не писать заметок? И кто будет следить за тем, чтобы она не брала в руки перо и бумагу? Об этом мы беседуем с защитником Аксаны Тимофеем Гридневым.

Адвокат Аксаны Пановой: запрет на журналистскую деятельность вынесен в России впервые
фото: РИА Новости
Аксана Панова

- Кто будет проверять, занимается ли Панова журналистской деятельностью? Что будет считаться такой деятельностью?

- Такой приговор вынесен впервые за всю историю российской юриспруденции, поэтому вопросов больше, чем ответов. За исполнением приговора должна следить Федеральная служба исполнения наказаний. Не уверен, что там много специалистов в области журналистики, но заниматься этим вопросом будет именно ФСИН, и мне трудно вам сказать, как это все будет. Вряд ли кто — то будет ходить и следить за Аксаной Пановой, но если во ФСИН начнут приходить сигналы от общественности, от каких-то граждан и органов о том, что им известны факты занятия журналистской деятельностью — эти факты будут проверяться. Естественно, возникает вопрос с ее трудоустройством: должна ли она уволиться из своего СМИ? Я не знаю, она же там директор, а не журналист...

Журналистскую деятельность непонятно, как запретить. Одно дело — судебный запрет на занятие руководящих должностей в госорганах. Там все просто: если устроился на такую работу — значит нарушил приговор суда. А журналистская деятельность — одна из свобод, предусмотренных Конституцией. Можно ли запретить анализировать информацию и подбирать образы? Не думаю, что ФСИН в состоянии запретить Аксане Пановой мыслить.

- Чего точно не может делать Панова?

- Не может подписываться под своими статьями своей фамилией, не может давать интервью, как журналист. Но как не журналист, а предприниматель или обычный человек — может. Не может открыто заниматься журналистскими расследованиями.

- А если она ведет расследование не для немедленной публикации, а «в стол», чтобы опубликовать через 2 года?

- Не знаю, вы меня ставите в тупик. Эта часть приговора — она «ни о чем», это решение суда неосуществимо потому, что существуют права и свободы. Свобода совести, свобода вероисповедания, свобода слова и свобода прессы. Свободу совести нельзя запретить на 2 года. И мысль нельзя запретить. Я как раз и говорил судьям о том, что можно наложить табу на занятие определенной трудовой деятельностью, но запретить творчество, размышления, поиск невозможно.

- А публиковаться в блогах и соцсетях Панова сможет?

- Блог не является СМИ и его ведение формально не относится к журналистской деятельности. Блог — твой личный дневник, даже если его читают многие. Вести его она имеет право, по крайне мере — по действующему законодательству России. Я надеюсь, что областной суд обратит внимание на искусственность и туманность двухлетнего запрета на журналистскую деятельность, когда мы будем оспаривать приговор. Мы спросим у судей, что же они понимают под запретом на журналистскую деятельность. Думаю, такой приговор надо либо отменять, либо конкретизировать.



Партнеры