Обвиняемый по делу Политковской: я стер следы покушения, потому что дознаватель ими не интересовался

Джабраил Махмудов рассказал, как его пытались убить

02.09.2013 в 15:17, просмотров: 3798

Мосгорсуд в понедельник продолжил рассматривать дело об убийстве Анны Политковской Перерыв произошел из-за нападения на одного из подсудимых Джабраила Махмудова, который был госпитализирован с огнестрельным ранением и травмой головы. Махмудов прошел основное лечение и явился в суд на костылях. Перед началом заседания он рассказал «МК» подробности произошедшего.

Обвиняемый по делу Политковской: я стер следы покушения, потому что дознаватель ими не интересовался
фото: Михаил Ковалев

Джабраил Махмудов появился в коридоре суда за полчаса до начала заседания. Опираясь на два костыля и приволакивая левую ногу, он проковылял в зал, отметился там, а потом вышел в коридор. В этот момент «МК» и задал ему несколько вопросов по поводу нападения.

— Ты видел, кто в тебя стрелял?

— Нет, не видел. Я вообще не могу сказать: был сначала выстрел или сначала меня ударили по голове, мне наложили несколько швов. Помню, что должен был встретиться с другом, мы с ним договорились о встрече на Мантулинской улице. Я приехал туда на машине, вышел и мы с ним несколько раз созванивались, потому что потерялись. Я там кружился некоторое время, а потом меня вырубило.

— Этот друг не может быть как-то причастен к тому, что произошло?

— Нет, конечно.

— Кто знал о том, что ты именно туда едешь на встречу?

— Он и я.

— Откуда ты поехал на встречу?

— Из дома. За мной могли проследить только от моего дома.

— Сейчас много говорят о том, что это нападение могло быть инсценировано. Покажи, куда тебе попала пуля?

— Вошла вот здесь (показывает верхнюю часть бедра слева) и вышла здесь (показывает внутреннюю часть бедра над коленом).

фото: Лина Панченко

— Навылет, кость не задета?

— Нет, но я вообще не чувствую теперь ступни. Врачи говорят, что у меня задет нерв. Может, поэтому я сразу потерял сознание от болевого шока.

— А что с одеждой, в которой ты был во время нападения? Говорят, что ты ее сразу передал родственникам? Но на ней ведь могли остаться важные для следствия следы.

— Да, я одежду отдал родственникам и они ее постирали. А откуда я знал, что не надо? Она была в крови, я сказал «Ну, постирайте». А дознаватели, если бы хотели, могли бы предупредить, чтоб не стирали и забрать ее. Но ко мне за две недели вообще не приходил никто ни разу. Дознаватель пришел ко мне поговорить только на днях.

— Ты говоришь, что ничего не помнишь про нападение. А по делу всё помнишь, в суде сможешь участвовать?

— У меня было сотрясение и в голове всё до сих пор мутно. Но, наверное, смогу.

Когда началось заседание, прокурор Мария Семененко заявила, что братья Махмудовы нарушили режим, выбранный для них судом, — подписку о невыезде. Она представила документы, согласно которым Ибрагим Махмудов выезжал с 8 по 15 июля в Северную Осетию и Чечню. По ее данным, и Джабраил Махмудов покидал пределы Москвы. Прокуроры потребовали заключить обоих братьев под стражу.

— Я ездил домой в Чечню, следователь мне давал подписку с возможностью выезда в Чеченскую Республику, — возмутился Джабраил Махмудов.

— За четыре года мы ни разу ничего не пропустили, не сорвали ни одного заседания и следственного действия, — заявил в ответ прокурору Ибрагим.

Адвокаты подсудимых назвали происходящее необоснованным вмешательством в личную жизнь и указали судье на «непонятность запросов государственного обвинения о выездах подсудимых за пределы Москвы». По их мнению, все происходящее незаконно.

— Вопрос стоит о том, что подсудимые нарушили меру пресечения, выезжали за пределы Московского региона, они сами это не отрицают, и у нас есть основания полагать, что они могут скрыться, — заявил прокурор Борис Локтионов.

В итоге суд поверил гособвинению и постановил арестовать братьев.



Партнеры