Прощена!

Теленеделя с Александром Мельманом

14 ноября 2013 в 20:00, просмотров: 10378

Ксения Собчак опять возвращается на Первый. Тихой сапой, но не все же так сразу. Когда-то она одновременно вела программы чуть ли не на всех каналах страны, но после митинга на проспекте Сахарова ее закрыли, вычеркнули из телевизионной жизни. Собчак оказалась под проливным «Дождем». И только выиграла!

Прощена!
фото: Лилия Шарловская

Тот невидимый миру кукловод, лучший друг телевизионщиков, сначала был ее благодетелем, потом выдал ей черную метку. Но девочка исправилась, стала вести себя хорошо. Умно и правильно, как доктор прописал. И при этом не изменила себе, любимой.

Вот поэтому ее с милым мужем Максимом Виторганом пригласили в программу «Наедине со всеми», которую ведет Юлия Меньшова. А намедни Ксения, правда, за кадром, с Андреем Малаховым на том же Первом канале провела конкурс «Мисс Вселенная». И сделала это блестяще!

На «Евровидении» мы слышали разные дуэты русских ведущих, очень хороших, профессиональных. На Первом Юрий Аксюта и Яна Чурикова, на «России» Дмитрий Губерниев и Ольга Шелест (кстати, мои поздравления с первенцем!). Но Собчак с Малаховым и здесь дали всем прикурить.

Они понимали друг друга с полуслова, дополняя тут же, подхватывая на лету. А шуточки Собчак вообще были отвязны, как в лучших домах «Комеди клаба» или «Серебряной калоши». Казалось, она всегда немного недоговаривает, знает гораздо больше. В каждой «корке» от Ксении слышался второй смысл, чувствовалось двойное дно.

И как хотелось чего-то политического! Но нельзя, гламурные и цензурные рамки не позволяют, и Собчак отлично это понимала.

Того и гляди ее пригласят ведущей на Первый. У ее коллеги Владимира Познера тоже было такое. Но свободе на «Дожде» он предпочел славу на многомиллионном Первом. Мне почему-то кажется, что Собчак пойдет другим путем. Более точным, выверенным. Не соблазнится, а останется там, где ее когда-то пригрели.

Возможно, кукловод это тоже оценит. По-своему.

Не забыл и не простил

Познеры бывают разные. Даже если все они Владимиры Владимировичи. Есть Познер жесткий и очень профессиональный. Это когда, например, он, попеременно превращаясь то в доброго, то в злого следователя, раскрыл «человека в маске» — светлой памяти Андрея Черкизова со всеми его очень личными откровениями. Или когда сразу после известного конфликта на НТВ опять же одними только наводящими, но очень жесткими, точными вопросами оголил до безобразия обе противоборствующие стороны.

Есть Познер жалкий, виляющий. Ну, например, когда он в качестве президента телеакадемии голосовал почему-то исключительно за свой Первый. Или когда не заступился за Манану Асламазян, хотя мог бы. Или когда, склонив повинную голову, чуть не со слезами упрашивал Путина допустить до его эфира оппозицию.

Впрочем, зачастую грехи тех, кто Познера не любит и ругает на чем свет стоит, не меньше, а то и гораздо больше. Только наш ВВП последние почти уже 30 лет всегда под увеличительным стеклом, под микроскопом. Поэтому так хорошо виден со всех сторон.

Но бывает Познер свободный! Когда он в «Прожекторперисхилтон» пел блюз. Когда отбросил все свои заранее заготовленные бумажки и вступил в открытый бой с депутатом Яровой. Когда в Италии брал интервью у Моники Белуччи или Тонино Гуэрры, не оглядываясь ни на кого, не подмигивая, не спрашивая разрешения.

В проекте «Германская головоломка» Познер тоже свободен. Неполиткорректен, неудобен. Кого хочет — любит, кого хочет — ненавидит, презирает. Правда, некоторые особо подозрительные лица уже вовсю обвиняют его, будто он получил спецзадание свыше. Дураки, не мерьте Познера по себе.

«Германская головоломка» — это не о Германии на самом деле, о Познере. О его детстве, когда мальчик с семьей вынужден был бежать из вот-вот уже оккупированной Франции в Штаты. О том, как юношей он приехал на завоеванную советскими войсками территорию, названную ГДР, не зная ни слова по-русски, и учился в русской школе. Со всеми вытекающими. О его «немецкой» фамилии и исторической, генетической памяти.

Вот он с Иваном Ургантом на «Октоберфесте», пивном шоу в Баварии. Другой бы умилялся, ведь люди радуются от души, пьют, едят. А Познеру почему-то противно. И мне очень даже понятно почему.

Вот он в Дахау, в концлагере. Здесь не надо ничего говорить, посмотрите только Познеру в глаза. И все.

При этом у Познера в Германии живут дочка, внуки. Есть даже квартира, которой он нередко пользуется. Но он, толерантный, современный, человек мира, не любит немцев. Не забудет и не простит, несмотря на всю свою политкорректность. Поэтому он свободен. И я его люблю.

Розовый мобильник

Аркадий Мамонтов любит раздражать демократическую общественность. Он для нее настоящая большая красная тряпка. Сделает очередную передачу про кощунниц, либерастов, геев, и всё — он в топе. И в шоколаде, потому что демократическая общественность только и ждет подобных сладких тем. А потом выливает всю свою желчь на Аркадия через любимый Твиттер. Мамонтову только этого и надо, рейтинг его передач растет.

Все-таки геи, либерасты и пусси не могут позволить себе каждую неделю являться информационным поводом. Поэтому иногда Мамонтову нужно говорить о социалке, лекарствах, инвалидах, образовании.

Но когда он говорит об образовании, зрители от него уходят, им становится скучно. Аркадий толкует им об очень важных вещах, а народ все равно требует геев. Он уже на них подсел, будто на наркоту. У народа ломка.

В результате Аркадий попал в ловушку, началась настоящая охота на этого мамонта. Инвалидам и лекарствам — нет, нет, нет; геям, педерастам — да, да, да! Теперь у Мамонтова просто нет выхода, передачи на спокойные темы он уже делать не имеет права. Основной его зритель — демократическая общественность — ему этого просто не простит.

А тут еще Иван Ургант показал у себя в программе, как коллега Аркадия, Дмитрий Киселев, во время прямого эфира вдруг достает из широких штанин бешено звонящий розовый мобильный телефон. «Не пугайтесь, — успокоил Ваня. — Этот телефон Дмитрий одолжил у Аркадия Мамонтова».

Друг Аркадий, по вам уже звонит розовый мобильник. Имейте в виду.



Партнеры