Хроника событий СМИ: отец Жанны Фриске пообещал убить Дмитрия Шепелева из-за внука Жанну Фриске на церемонии прощания провожали овациями Болезнь Жанны Фриске возможно научатся лечить через 50 лет Семья Жанны Фриске назвала место прощания и похорон Жанна Фриске идет на поправку

Эра милосердия

Теленеделя с Александром Мельманом

23 января 2014 в 19:15, просмотров: 5995

Телевидение, конечно, не могло не сказать о болезни Жанны Фриске. Оно и сказало. По-нашему, по-федеральному. Сначала в пятницу на «России» в программе «Прямой эфир». Затем в понедельник на Первом у Андрея Малахова. Пусть говорят? В этом и весь вопрос.

Эра милосердия
фото: Михаил Ковалев

Говорить можно и, наверное, нужно. Но как? Когда вышел «Прямой эфир», семья Жанны официально еще не признала ее болезнь. Но была фотография Life News в аэропорту. В «Прямом эфире» показывали ее много-много раз. Борис Корчевников делал скорбное лицо, очень сопереживал. Но все равно показывал и показывал. И еще предлагал догадаться: Жанна это или не Жанна на самом деле? Уже дальше передача вошла в нужное моральное состояние: приглашали людей, известных и не слишком, которые справились с этой болезнью.

Здесь один только вопрос: стоило ли давать фотографию? Стоило ли рассказывать о человеке, диагноз которого еще не был публично известен? В искусстве считается, что говорить и показывать можно все, важно только — каким образом. А в жизни? Вообще ТВ — это искусство или жизнь? На стыке?

Мы помним, как показывали любимых артистов, когда им было неимоверно тяжко. Артисты этого не хотели, конечно, у них просто не было сил сопротивляться. И близкие не хотели. Но журналисты были честны, они выполнили свой долг. Донесли до народа так необходимую ему информацию. Просветили, а заодно и немного развлекли.

Телевидение — это прежде всего картинка, и зритель реагирует именно на нее. Все эмоции, переживания (если такие еще остались) исходят именно от визуального ряда. Если не покажут, а хотя бы только расскажут, значит, нет этого события и в помине. Так устроен человеческий мозг в начале XXI века.

А такт, жалость, милосердие — этого в XXI веке больше нет? Конкуренцию в СМИ никто не отменял, а значит, «Россия» опередила Первый. И что, им теперь медальку на грудь? Медальки сейчас не котируются, рейтинг — вот это то что надо!

Через два дня вышел Андрей Малахов и сразу процитировал своего коллегу по Первому, гражданского мужа Жанны, Дмитрия Шепелева, который подтвердил все и попросил поддержать добрым словом, молитвой и пожеланием добра. Малахов выполнил эту просьбу досконально. Никаких фотографий в аэропорту, а только люди в студии. Реально сопереживающие, даже не сомневающиеся, что актриса победит. А еще внизу ТВ-экрана был написан номер эсэмэски с именем «Жанна». Собрали 50 миллионов рублей.

ТВ старается поступать благородно. Но народу же не угодишь. Есть те, кто посылал спасительные sms, но есть и другие. Об отморозках, завистливых недоумках не будем. Таких у нас очень много. Но еще больше нормальных людей. Они очень хотят помочь больному известному человеку и все-таки спрашивают: а тысячи и тысячи неизвестных — что с ними? Государство, как всегда, в стороне, занимается только собой, с него и спрашивать как-то неловко.

Малахову стоит сказать спасибо, но и серьезно попросить в его лице все наше разнообразное ТВ: ну не останавливайтесь, друзья, на считанных благородных акциях. Телевизору пока еще доверяют, пользуйтесь этим чаще и не в личных целях. Бог с ним, с рейтингом. Вам же зачтется!

Толстой как зеркало

Украина в огне. И вот с позиции силы наши телеканалы показывают события в Киеве. Учат жить и, конечно, помогают материально.

фото: Владимир Чистяков

Самая полная информация на «Дожде». Там работают в режиме нон-стоп, оперативно отменяют неактуальные передачи. Кадры с Майдана, с улицы Грушевского. В основном говорят оппозиционеры, но и Партии регионов порой кое-что перепадает.

Федеральные каналы еще не очухались после новогодних праздников. До Нового года они показали себя во всей красе, а такие звезды, как Дмитрий Киселев и Аркадий Мамонтов, просто блистали. Затем такой долгожданный зимний месячный отпуск, и бог бы с этой Украиной, забыть ее и не вспоминать вообще.

Только Украина опять началась со страшной силой. И вот программа «Политика». Первый канал. Петр Толстой представляет… Этот ведущий и раньше-то не скрывал своих великодержавных взглядов, а тут вроде бы сам «начальник начальников» велел. Ну, думаю, сейчас начнется: крик, гвалт, «Украина не государство», «фашисты» и т.д.

Включил Первый и ждал именно такого шоу. Но ведущий оказался на высоте. Возможно, это была лучшая его передача за последнее время. Толстой не кричал, был спокоен как танк. Внятен, реактивен. В своих вопросах мысль всегда доводил до конца, при этом давая договорить самым рьяным майдановцам.

В этой передаче Толстой стал миротворцем, пока в студии «Политики» дрались украинские паны. Таким образом, он персонифицировал в себе идеальную реакцию Москвы на события в Киеве. Был старшим братом, но в самом хорошем смысле.

Отсюда мораль: нельзя мыслить штампами. Ведь г-н Толстой наряду с теми же Мамонтовым, Киселевым, Леонтьевым, Соловьевым всегда считался главным ТВ-пропагандистом у демократической общественности. А это уже приговор. И что бы человек ни делал, как ни работал, мнение о себе изменить у данной публики он не в состоянии.

Рассуждайте по конкретному факту! Если даже кем-то не любимый Толстой сделал хорошую, профессиональную и, о ужас (!), неангажированную программу, постарайтесь это заметить. Ну вот как я например.

Как закалялась сталь

К 80-летию Василия Семеновича Ланового «Культура» показала худ. фильм «Павел Корчагин» 1956 года выпуска. Очень опасное кино на самом деле, давно у нас такого не демонстрировали.

Вроде про Корчагина, а тем более Николая Островского, все уже забыли. А когда-то для среднестатистического советского читателя это был культовый писатель, которого проходили в школе в обязательном порядке: «…чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

В конце 80-х всех подобных героев свергли с пьедестала. А потом вообще начали смеяться: «Ой, тратить свое здоровье на какую-то узкоколейку. Кому это надо?». И вот забыли как страшный сон.

Где фильмы о Ленине, которые так любили показывать, когда умирали наши генсеки? Нет их, уничтожили как класс. В перестройку из этого сделали один сплошной анекдот. Только после фарса опять начинается трагедия.

Ну посмеялись, и хватит. Такие фильмы напомнили бы, что когда-то существовала другая жизнь, сейчас вдруг ставшая необычайно актуальной. Те ценности, которые лишь ярче проявляются на фоне нынешней туфты типа сникерсов, чипсов и «порше-кайенов». И Ленин такой молодой, и Павка Корчагин с лицом Ланового…

Кому-то от этого становится страшно, аж жуть. Нет, лучше такое вообще не показывать. А то насмотрится народ и опять пойдет брать Зимний.

Жанна Фриске. Хроника событий


Партнеры