На измене

Европа оскорбляет академика Сахарова

03.10.2013 в 18:22, просмотров: 22261
На измене
Эдвард Сноуден

Уже на предстоящей неделе, 10 октября, технический ассистент (так его специальность официально определена всезнающей интернет-энциклопедией «Википедия») Эдвард Сноуден может стать лауреатом премии имени А.Д.Сахарова «За свободу мысли!». Об этом сообщили нам не какие-то мелкие жулики со стороны, а представители самого учредителя премии — Европарламента. Причем изначально в списке ключевых претендентов на премию 2013 года присутствовал, например, Михаил Ходорковский. Но на фоне сверкающего величия технического ассистента его фигура как-то померкла и была из круга соискателей скоропостижно исключена. Действительно, какой тут Ходорковский, вскоре (25 октября 2013 года) отмечающий десять лет пребывания в российской тюрьме, условия содержания в которой приравнены институциями все того же Евросоюза к пролонгированной пытке, когда у нас нарисовался целый Сноуден, проведший месяц в номере капсульного отеля московского аэропорта «Шереметьево»!

Ответ на вопрос, кто такой Сноуден, очевиден для любого непредвзятого сознания: он — профессиональный предатель. И больше никто и ничто. В неполные 30 лет он успел поработать в разных компьютерных фирмах — подрядчиках крупнейших спецслужб мира: ЦРУ и АНБ (Агентство национальной безопасности). Потом он подумал, что жизнь проходит зря, и решил заработать всемирную славу одним из самых доступных путей. Посредством продажи (за деньги и без) секретных и полусекретных документов, попавших в его руки по долгу службы. Если считать такое поведение образцом свободы мысли, то технический ассистент действительно заслуживает престижной правозащитной премии. Носящей к тому же имя одного из крупнейших ученых и общественных деятелей XX века — Андрея Дмитриевича Сахарова. Который, возможно, поперхнулся коктейлем из райских плодов, узнав о номинации Сноудена из сообщения Агентства неземных новостей (АНН).

Молодежь часто склонна полагать, что Сноуден совершил некое подобие подвига, огласив сам факт слежки спецслужб США за всем миром, включая президентов разных стран на всех континентах, и даже штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке. Популярно утверждение, что Сноуден, дескать, предал не конкретных людей, а лишенную человеческого лица государственную машину сверхдержавы.

Молодежь в данном исключительном случае неправа.

Сноуден, конечно, предал и подставил вполне конкретных людей, физических лиц из плоти и крови, которые брали его на работу, хлопотали за него и отвечали за ассистентскую порядочность перед той самой сверхдержавой. Для которой Ирак расфигачить из новейших оружейных систем — раз плюнуть и растереть. Что уж говорить о наказании, коему подвергнутся — формально или неформально — гаранты Сноудена!

Я долго вглядывался в разосланное по всему миру фотографическое лицо человека, сначала бежавшего от своих работодателей в Гонконг, а потом нашедшего приют в шереметьевском спальном ящике. И вот что я в нем увидел.

Свое предательство г-н Сноуден совершил, конечно, не из каких-то идеологических или гуманитарных соображений. А из обычного человеческого тщеславия. Жажды славы, иначе говоря. И он приобрел славу. Главным рекламным агентом этого джентльмена стало, конечно, правительство США. Которое ровно в день его 30-летия, 21 июня 2013 года, предъявило своему косвенному экс-сотруднику страшные обвинения в госизмене, о чем сообщили сотни мировых СМИ. А потом пошли чудеса похлеще. Франция, Италия, Испания и Португалия закрыли воздушное пространство для летевшего из Москвы самолета президента Боливии Эво Моралеса, ибо на борту лайнера мог оказаться сам Сноуден! После чего истребители ВВС США (!!!), поднявшиеся с легендарной авиабазы Рамштайн в Германии, посадили боливийский борт в Вене, чтобы на глазах у обалдевшего Моралеса безуспешно поискать технического ассистента в самолетном салоне.

Вот это слава так слава!

А мы не все и не всегда понимаем, что слава — наркотик покруче героина. И нас не должно удивлять, что ради очередной порции славы подсевший на нее потребитель, как наркоман в погоне за новой дозой, готов буквально на все: обмануть, ограбить и даже убить кого угодно и как угодно.

В этом плане я сочувствую Сноудену. В дежурном режиме человечество забыло бы его через год. Когда совсем закончились бы документики, похищенные у подрядчиков ЦРУ/НБ. Надо заметить, что и сами секретные материалы оказались какими-то хилыми. Можно подумать, ответственные люди по всему миру никогда не знали, что США прослушивают всех и вся, включая президентов, императоров и римских пап! Знали прекрасно. Только говорить вслух об этом было не принято. Самое интересное из раздобытого перебежчиком — некие сведения о взломе АНБ системы бронирования российского авиаперевозчика (интересно, что важного американские спецслужбы могли бы в ней найти? информацию о запредельных ценах на авиабилеты по России?). И еще — записи пары телефонных разговоров нашего премьера Дмитрия Медведева. Из которых, наверное, можно узнать совершенно сенсационные вещи типа «свобода лучше, чем несвобода».

В общем, когда-то в 2014 году обретший временное убежище в земной России Сноуден перешел бы в стадию ломки с последующим шоком от невыносимой внутренней боли, вызванной утратой доступа к наркотику-славе. И в итоге отправился бы по назначению — в самый страшный, ледяной девятый круг ада, куда Господь совершенно не случайно поместил именно всевозможных предателей.

Но премия Сахарова продлит ассистенту его посюстороннюю славу. И отсрочит печальный конец. Само по себе это вполне гуманитарненько и может оправдать присуждение премии «За свободу мысли» классическому, эталонному предателю.

Другое дело, что таким решением Европарламент — все же не последняя институция в современном западном мире — полностью дискредитирует саму премию. И в немалой части себя как ее учредителя. Потому что объявит банальное предательство из корыстных (в данном случае это не обязательно означает «денежных») мотивов универсальной правозащитной добродетелью.

Хотя есть один субъект, который должен аплодировать такому решению. Это российская общественно-политическая элита, буквально замешенная на предательстве. Для которой измена — хлеб жизни и двигатель судьбы.

«Кровавый режим» им. В.В.Путина держится вовсе не на каких-то мифических гэбистах, грозящих расправой всякому инакомыслию и инакодействию. А на патологической готовности всех, кто так или иначе вписан в машину/систему власти, к немедленному и всеобъемлющему предательству.

Видели ли мы за последние 20 лет политика, который, будучи поманен сладкими объедками с кремлевского стола, не предал бы свой электорат? Кажется, нет. КПРФ, ЛДПР, полузабытая ныне «Родина», почивший в бозе СПС, условно-послесрочно здравствующее «Яблоко» — все они отказывались от предвыборных обязательств только ради того, чтобы зацепиться за чисто конкретные блага, раздаваемые ныне существующей (и номинально враждебной им) властью. Из-за этого они, собственно, и осточертели избирателям, что показали недавние (8 сентября) выборы. Только объяснить им это невозможно, ибо «к предательству таинственная страсть» (© Б.А.Ахмадулина) для них уже много сильнее всех прочих страстей.

(Кстати, на полях замечу: взлет Алексея Навального во многом связан с тем, что своим сторонникам, прошлым, настоящим и будущим, он кажется уникальным непредателем. Человеком, который не готов расторговать свою оппозиционность при первой же возможности. Так оно или нет, покажет завтрашнее время, но сейчас это воспринимается так.)

Или возьмем, к примеру, историю с фактической ликвидацией Российской академии наук (РАН). Да, мы знаем, какие плохие Путин с Медведевым, снесшие многовековую цитадель нашей науки (потому что при сырьевой экономике серьезная наука просто не нужна). Но почему мы отказываемся признать, что РАН слила самое себя? Разве президиум РАН в знак протеста ушел в отставку? Нет. Академики ограничились требованиями отставки вице-премьера Ольги Голодец и главы Минобрнауки Дмитрия Ливанова (что было заведомо бессмысленно, ибо эти чиновники вопросы фатального уровня все равно не решают) и готовностью поверить в косметические улучшения закона о ликвидации.

И понятно, почему власть не испугалась пойти на столь дерзкий, стремительный и радикальный шаг. Она знает, что в осаждаемой крепости предатели всегда составляют контрольное большинство. Так не кооптировать ли заодно Сноудена в президиум «обновленной» Кремлем академии? Проживет вопреки предательскому закону забвения еще много дольше. Академик не умирает раньше времени, если только он не Сахаров.



Партнеры