«Нате, жрите»: кто и как снабжает спортсменов фармацевтикой

Фигурное разворовывание денег

21 марта 2016 в 16:19, просмотров: 29303

По милдронату не высказался уже только ленивый, и все сходятся на том, что система фармакологической и медицинской поддержки спортсменов у нас работает неправильно. Но в чем заключается неправильность? Где ошибки? Что менять и как исправлять?

Французы в таких случаях говорят: ищите женщину.

Мы говорим: ищите финансовые потоки.

«Нате, жрите»: кто и как снабжает спортсменов фармацевтикой
фото: Алексей Меринов

Наш собеседник, мастер спорта международного класса, проработавший много лет в спортивных госструктурах, просит не называть его фамилию. «Прокол с милдронатом обернется трагедией для многих наших спортсменов, — считает он. — Но спортсмены не виноваты».

Сами спортсмены за редкими исключениями у нас ничего не решают. Как тренироваться, когда, куда ехать на сборы, в каких соревнованиях принимать участие, каким транспортом туда добираться, с каким инвентарем выступать, что на себя надевать, какие принимать лекарства, какие БАДы — за них все это решают спортивные функционеры. Спортсмену не дают ни выбирать, ни решать. В результате у него атрофируется чувство ответственности. Он как призывник в армии — куда отправили, туда и пошел.

Дает ему тренер таблетки: принимай утром и вечером по одной. Он принимает. Ему в голову не придет выяснять, есть ли они в списке WADA и за сколько выводятся из организма. И тренеру, который дает таблетки, тоже не приходит в голову ничего выяснять. Потому что ему их выдали в центре, где он получает зарплату. Они закуплены централизованно, оплачены из бюджета. «Начальники знают, что делают, — думает тренер, — они же начальники».

В качестве иллюстрации наш собеседник привел слова биатлонистки Екатерины Юрловой. В минувшие выходные телевизионный корреспондент в прямом эфире попросил ее дать анализ провальному выступлению наших девушек в эстафете.

«Анализ я могу только сдать», — ответила спортсменка.

Проводить анализ, искать ошибки, предлагать пути исправления — не ее ума дело. Для этого есть чиновники.

Давать анализ спортсмен не может. Он может его только сдавать — мочу в пробирке и кровь из вены.

ХХХ

Далекие от спорта люди полагают, что фармакологической поддержкой спортсменов занимаются специально обученные врачи-фармакологи.

Они работают в спортивных школах, центрах спортивной подготовки, со сборными командами. На каждого спортсмена у такого врача есть файл в базе данных. Там все его анализы и болячки. Раз в квартал врач-фармаколог проверяет его состояние и корректирует назначение БАДов, витаминов, таблеток от стресса и препаратов, ускоряющих восстановление.

А как на самом деле? Никаких врачей-фармакологов нет, а фармацевтической поддержкой спортсменов занимаются центры олимпийской или спортивной подготовки. В разных регионах у них разные названия. Есть Центр подготовки сборных команд России при Минспорте. Есть региональные центры. Есть муниципальные — ЦПСП «Химки», например. Есть центры по одному виду спорта или по группе видов.

Центры подведомственны министерствам (или департаментам) спорта. Получают оттуда бюджетные средства, выдают из них зарплату членам сборных, тренерам и аппарату, оплачивают поездки на сборы и соревнования, заказывают научные исследования, рекламную продукцию, покупают необходимые спортсменам товары и услуги — в том числе фармацевтику.

На сайте госзакупок в свободном доступе хранится информация о том, какие именно препараты закупаются для спортсменов и в какие суммы они обходятся. Вот несколько примеров таких контрактов.

ХХХ

В прошлом году, когда мельдоний уже стоял на мониторинге WADA и ясно было, что его вот-вот запретят, ЦПСП «Химки» заключил договор на «поставку фармакологических средств восстановления для спортсменов высокого класса», где милдронат красуется на почетном месте. Кроме того, в списке актовегин, изофосфин, гептрал, рибоксин, неотон, экдистен и множество других лекарств, предназначенных для лечения конкретных заболеваний.

Центр олимпийских видов спорта Московской области в 2015 году милдронат уже не заказывал. Но в 2014-м — покупал. На сайте госзакупок заявка от 9 сентября 2014 года на 7 с лишним миллионов. В ней, пожалуйста, милдронат — 200 упаковок в капсулах и 50 — в ампулах.

Они были закуплены центром для использования в 2015 году. Но не факт, что все были розданы и использованы. Вполне возможно, кто-то кололся и в январе 2016-го, не подозревая, что уже все, нельзя.

Помимо милдроната в заявке областного ЦОВС еще 110 названий разных лекарств. Почти на все случаи жизни.

Опять актовегин — кстати, тоже чреватый неприятностями. Он вносился в список WADA в 2000 году, потом был изъят. Однако 4 года назад за него дисквалифицировали лыжника Николая Панкратова, члена сборной.

Актовегин по правилам WADA нельзя вводить внутривенно в дозе больше 50 мг и чаще, чем через шесть часов. У Панкратова норма была превышена.

Знают об этих тонкостях спортсмены, которые с подачи чиновников сейчас его принимают на постоянной основе? Если и знают, то наверняка не все.

Московский Центр спортивных инновационных технологий и подготовки сборных команд весной 2015 года закупил 1450 единиц лекарственных препаратов на 2,5 млн рублей. Милдроната среди них нет, но есть средства стимуляции кровообращения, предотвращения возникновения судорог, питания мышечной ткани, стимуляции центральной нервной системы.

Все это отнюдь не безобидные орехи и мед, а искусственно синтезированные химические соединения, которые могут кому-то принести пользу, а для кого-то оказаться вредными или бесполезными.

Они включены в закупочный лист по рекомендациям Минспорта и Федерального медико-биологического агентства, и скорее всего, в них нет криминала по спискам WADA. Но в любом случае запускать в свой организм такие вещи вслепую, без врача, без медицинского наблюдения, мягко говоря, неразумно.

Тем не менее их закупают и выдают тренерам и спортсменам. Централизованно — точно так же, как инвентарь и спортивную форму. Нате, жрите. О вас позаботились.

фото: Геннадий Черкасов

Фармацевтика такого рода приходит спортсменам не от врача, который прошел обучение по специальности «врач-фармаколог», а от чиновников, администраторов. По сути — от снабженцев, которым интересен не сам спортсмен и его результаты, а сколько денег с него можно срубить.

«Им интересны проценты, — уверен наш собеседник. — С выигравшей конкурс компании-поставщика причитаются проценты от суммы каждого контракта. Это общая практика. Чем больше контрактов — тем больше процентов. Поэтому центры и закупают все подряд. Что надо и что не надо. А следить за тем, как это используется спортсменами, им неинтересно. Да хоть никак не используйте».

Во многих региональных центрах врачей, кстати, вообще нет. Не только фармакологов, но и терапевтов, и травматологов. А спортсменов числятся сотни. Считай, все региональные сборные по разным видам спорта. По-хорошему, свой врач должен с ними ездить на все соревнования. Но об этом даже речь не идет. Такая роскошь — только для национальных сборных. Но ведь туда спортсмены не с неба падают, они приходят из регионов. И регион продолжает платить им зарплату и закупать на них фармацевтику — магические баночки и коробочки. Причем с большим размахом.

Московский Центр спортивных инновационных технологий и подготовки сборных команд в начале марта 2016 г. разместил на сайте госзакупок заявки на:

а) 2,6 млн рублей — поставка сердечно-сосудистых средств;

б) 2.9 млн руб. — поставка спортивных напитков;

в) 2,9 млн руб. — поставка метаболических средств;

г) 950 тыс. руб. — поставка метаболических комплексов;

д) 928 тыс. руб. — поставка препаратов, способствующих улучшению метаболизма.

Всего на 10 млн с лишним. И это только в расчете на столичных спортсменов.

А все говорят: кризис, денег у государства нет.

ХХХ

Государственная система управления спортом ориентирована не на спортсменов и спортивную подготовку, а на извлечение личной прибыли из бюджетных средств, которые на них выделяются.

Это — корень проблемы.

Из него растут последствия. Дурацкий «косяк» с милдронатом и другие допинговые скандалы. Беда «чистых» легкоатлетов, которые, видимо, пропустят Олимпиаду в Рио. Абсолютный рекорд на чемпионате мира по биатлону на прошлой неделе, где наши спортсмены выступили позорно, не взяв ни одной медали.

При этом деньги на спорт из государственного бюджета выделяются очень приличные.

Но куда они тратятся?

На зарплату чиновников, которые не знают, кто из них должен следить за списком WADA?

На спортивную форму для сборной, которую официально купить в магазине нельзя, но она продается втридорога с лотков?

На БАДы и «волшебные» препараты типа милдроната, которые неизвестно как и на кого действуют, потому что по ним не проводились доклинические и клинические исследования?

На псевдонаучные разработки того, что давным-давно разработано или просто никому не нужно?

ХХХ

Заказ научно-исследовательских работ — отдельная тема. Судя по сайту госзакупок, спортивные функционеры поняли, что на этом можно поднимать хорошие деньги.

Исследования и разработки современных подходов и методов для достижения заоблачных результатов заказываются пачками.

Летом 2015 года Центр спортивных инновационных технологий и подготовки сборных команд заказал 22 исследования — всего на 63 миллиона рублей.

Темы у всех заказов начинаются одинаково — «оказание услуг по созданию аналитической концепции».

«Аналитические концепции» требуются такие:

— по ограничению влияния загрязненного воздуха и воды на эффективность тренировочного процесса;

— по использованию тренировок в условиях повышенной температуры окружающей среды;

— по применению в тренировочном процессе компрессионной одежды;

— по развитию вестибулярной устойчивости;

— по предотвращению и купированию сотрясений мозга;

— по оценке сил мышц и подвижности в суставах;

— по применению данных общего анализа крови.

Все эти «концепции» — велосипед, который давно изобретен. Любой тренер знает, как развивать вестибулярную устойчивость, предотвращать сотрясения и оценивать силу мышц. А если не знает, его надо увольнять, никакая концепция ему не поможет.

Тем не менее на каждую такую «пустышку», которая в лучшем случае будет дословно списана из иностранного журнала, выделяется под 3 миллиона бюджетных средств.

Чемпион по заказу научных исследований — Министерство спорта Российской Федерации.

Уже 2 февраля — в самом начале 2016 года — оно вывесило на сайте госзакупок заявку на выполнение 7 научно-исследовательских работ на 30 млн рублей.

А в 2015 году Минспорта, судя по данным сайта госзакупок, заказало: в октябре два научных исследования на 5,3 млн руб., в августе еще два на 6,5 млн, в июле три — на 15 млн, в мае восемь — на 42 млн, девять — на 43 млн, еще восемь — на 34,6 млн и семь — на 24 млн (май выдался урожайный), плюс в марте одно исследование на 7 млн и еще два — на 10 млн.

Всего спортивный бюджет потерял на этом 187 млн рублей, уплаченных за 42 «научных исследования» по совершенно чумовым вопросам — от «антидопинговой методики определения пептидного допинга из сухих пятен крови в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года» до «мероприятий, направленных на улучшение акклиматизации высококвалифицированных спортсменов к условиям Рио-де-Жанейро».

ХХХ

«Не ищите в заказах целесообразности, продиктованной здравым смыслом, — говорит наш проводник по спортивно-чиновничьему закулисью. — Заказывается всегда то, что приносит максимальный процент заключающим контракт чиновникам.

Сначала они выбирают то, что приносит максимальный процент, а уже потом сочиняют убедительные доказательства в пользу необходимости его приобретения.

Если самый большой процент идет от навоза, они легко вам докажут, что именно навоз необходим сейчас нашим спортсменам, и подведут такую базу научных обоснований, что вы и сами поверите: без навоза спортсменам нельзя никак».

В подтверждение правоты этих слов — заявка Центра спортивной подготовки сборных команд России от 15 января 2016 года на 89 млн рублей.

Заказывается «оказание услуг по контролю за срочным и кумулятивным эффектом тренировочных нагрузок в процессе подготовки спортсменов сборных команд России и их резервов по летним и зимним видам спорта».

Услуги — это главным образом анализы. Самые разные. В том числе на все глисты и простейшие, какие только возможно. Аскаридоз, амебиаз, описторхоз, токсокароз, трихинеллез, фасциолез, шистосоматоз, эхинококкоз, лямблиоз.

Зачем?

Понятно, анализы на глисты нужны, чтобы выявить заболевание. Но в названии заявки сформулирована другая задача — выявить не заболевание, а срочный и кумулятивный эффект тренировочных нагрузок.

Что же хотят узнать спортивные функционеры? Растут глисты от тренировочных нагрузок или мельчают? И как — сразу или постепенно?

Мы рады, если вы улыбнулись. Но после этой статьи в редакцию наверняка поступит разъяснение Центра спортивной подготовки о том, что журналисты крайне некомпетентны, а глисты крайне важны. Никто ими толком не занимался, влияние на тренировочный процесс не изучал, а здесь, возможно, прячется ключ к спортивным победам. Мы его найдем, и все медали будут наши. Примерно как-то вот так.

ХХХ

Чему учит нелепая и трагическая история с милдронатом?

Тому, что в нынешней нашей реальности спортсмен должен сам отвечать за себя. От этого зависит его судьба.

Поэтому прежде чем принимать любой препарат, он должен взять его описание, открыть сайт WADA и посмотреть, включено ли действующее вещество этого препарата в список запретов.

Доверять нельзя никому, а особенно нельзя доверять спортивным функционерам. Как бы они ни клялись, что все разрешено и везде схвачено.

Потому что мозги их забиты тем, чтоб у них поляну не отняли. А вовсе не спортсменом и его судьбой.

Как реформировать систему спортивного управления, чтобы более-менее навести в ней порядок, — абсолютно понятно. Минимизировать чиновников и максимально передать их функции самим спортсменам. Вот тебе медицинская страховка на год — сам выбирай себе врачей и медобслуживание. Вот твой лимит на сборы, инвентарь, экипировку, фармацевтику. Сам покупай, что тебе нужно, — в конце года отчитаешься по бухгалтерии.

То, что никто не будет таким образом реформировать систему спортивного управления, — тоже абсолютно понятно.

Разоблачениями, провалами, дисквалификациями чиновников не остановишь. Фигурное разворовывание денег — вид спорта, в котором их не победить.



Партнеры