Светлана Ромашина: Выход из тени

«М-Спорт» представляет новую рубрику, где лучшие спортсмены Москвы за чашкой кофе беседуют с нашими репортерами

17 сентября 2013 в 16:09, просмотров: 6627

Говорим «за жизнь» в одном из заповедных мест Москвы – «Библиотеке-читальне И. С. Тургенева». Дебютирует же на страницах нашей газеты трехкратная олимпийская и 15-кратная чемпионка мира по синхронному плаванию Светлана Ромашина.

Светлана Ромашина: Выход из тени
фото: Михаил Евсеев

Минувшим летом Ромашина после ухода в декретный отпуск Натальи Ищенко выступила в новом для себя качестве – примы отечественного синхронного плавания. И, надо сказать, с этой ролью Света справилась блестяще. На чемпионате мира по водным видам спорта в Барселоне Ромашина выиграла четыре золотые медали. Естественно, наш разговор мы не могли не начать с этой приятной темы.

– Соревновательный график этим летом был насыщен как никогда, – говорит воспитанница «Юности Москвы» Москомспорта. – Сначала – Универсиада в Казани, потом – чемпионат мира. Хорошо, что все удачно сложилось, везде выиграла. И толчком к успеху на чемпионате мира послужил старт в столице Татарстана. Признаюсь, что как новая солистка в команде была очень неуверенна в себе, боялась судейских оценок. Хотя мой тренер Татьяна Данченко и успокаивала, что все в порядке. Может, волновалась потому, что невольно сравнивала себя с Наташей Ищенко. В этот момент Татьяна Евгеньевна и объясняла, что эти сравнения бессмысленны. Разные люди – разные стили и характеры. Признаюсь, когда мы только начали заниматься сольной программой и я смотрела в записи свои «прогоны», у меня текли слезы. Настолько сама себе не нравилась. Меня же убеждали исполнять соло Ася (Давыдова – прим. авт.) и Наташа (Ищенко – прим. авт.), которые на бортике наблюдали за этой «картиной». И когда на Универсиаде в Казани увидела собственную программу со стороны, поняла, что можно бороться и на чемпионате мира. Именно там и решилось, что соло Светы Ромашиной имеет право на жизнь. Иначе на чемпионате мира могла отказаться от этого вида программы, поскольку выходить с мыслями о возможном поражении попросту не стоит. Не забывайте, что для российского синхронного плавания существует только одно место – первое. Любой другой результат будет расцениваться как провал, как падение с двадцатого этажа.

И когда турнир в Барселоне завершился, испытала неописуемую радость. Если раньше к наградам чемпионата мира относилась сдержанно, то это «золото», пожалуй, самое дорогое за исключением олимпийского.

– Вы признались, что невольно сравнивали себя с Натальей Ищенко. Каково все эти годы было для вас находиться в ее тени?

– Не считаю, что была в тени. Просто в жизни так и должно быть: кто больше трудится – у того и лучше результат. И это справедливо. Наташа работала больше всех в команде. Все закономерно: о солистке говорят больше, о дуэте – меньше, а тех, кто выступает в группе, страна практически не знает поименно.

– Вы по характеру лидер, или роль второго плана вполне устраивает?

– Наверное, лидер. Руководить, управлять – это мое. Никогда об этом не задумывалась. Ваш брат, журналист, заставляет. Когда была в дуэте, говорила себе: вот здорово. Стала солисткой – еще лучше. Нужно будет, снова «уйду в тень», как вы говорите.

Не скрою, приятно, когда ты в центре внимания. Но вот прошел месяц после чемпионата мира, и… про нас забыли. Вспоминаю первую неделю: новости, интервью, репортажи, газеты, телевидение. Но потом, когда эта информационная волна схлынула, наступила тишина. Ни одного звонка.

Мы просто «задираем ножки»

– Задевает, что о вас, синхронистках, вспоминают в лучшем случае раз в году? А может, и раз в четыре года?

– И теперь задайте любимый журналистами вопрос: «Не обидно ли вам». И сравните с вниманием к футболистам и хоккеистам. Конечно, немного досадно. Но что поделать, синхронное плавание не самый популярный вид спорта…

– Зато один из самых красивых!

– Красивый, правда. Но знаете, как горько читать в интернете суждения людей, считающих, что мы лишь «задираем ножки под музыку», что это не спорт. Ведь читать неприятно, когда знаешь, что работаешь по десять часов в день, не видишь белого света, а оказывается, что все легко и просто. Пока сам не попробуешь, не поймешь, как это надолго задерживать дыхание, нырять, выныривать, снова нырять и обязательно улыбаться, даже когда руки и ноги сводят судороги. Не говорю о других нюансах нашего «красивого спорта». Но зрители видят только победы. И наши улыбки.

– Наталья Ищенко признавалась, что на одном чемпионате мира ей было особенно плохо после выступления. Но когда она взглянула на вас, ей стало страшно: вы от изнеможения не могли спуститься с лестницы и рисковали упасть.

– Это один из самых сложных моментов. Когда в воде, еще не чувствуешь смертельной усталости. Вроде доплываешь до бортика, поднимаешься на помост слушать свои оценки. А потом понимаешь, что теперь с подиума нужно идти вниз по ступенькам. И тут начинается самое «интересное»: ноги перестают слушаться, они словно превращаются в камень. Не можешь ни наступить, ни согнуть в колене. В этот момент к нам уже спешат Татьяна Евгеньевна с помощницей, чтобы нас подхватить.

Вот и на минувшем чемпионате мира моей напарнице Свете Колесниченко в какой-то момент стало нехорошо. Я это просто почувствовала. И когда закончили программу, убедилась, что была права. Но Света – молодец, дотерпела!

Светлана с Натальей Ищенко (фото вверху) и со Светланой Колесниченко

– В этот миг, наверное, боишься больше за подругу, чем за себя?

– Точно. Не переживаю так только за Наташу Ищенко, поскольку знаю: она выдержит. Все-таки мы с ней вместе работали восемь лет. За Свету Колесниченко волнуешься. Выступать в дуэте начали недавно, и, чтобы появилось спокойствие, нужно время.

Ошибка в сети

– Кстати, медальный счет с Ищенко ведете? У нее шестнадцать золотых медалей, у вас – пятнадцать.

– Мне не принципиально, у кого сколько медалей. Если бы хотела догнать Наташу, встала бы в группу. Но я решила сделать акцент на индивидуальной программу. Меня интересует другое. На прошлом чемпионате мира, год назад, Ищенко выиграла шесть золотых медалей. Но могла же все семь! И, тем самым, показать абсолютный результат, навсегда войти в историю. Но никто из журналистов об этом ее не спросил.

– Татьяна Николаевна Покровская призналась, что не ведет счет завоеванным наградам…

– Правильно. Есть такое суеверие, что их считать нельзя. Хотя не секрет, сколько у меня «золота» Олимпиад, чемпионатов мира и Европы. Дома хранятся медали еще с первого детского турнира. Все по порядку разложены. Но сколько их всего, я не знаю.

– Все трофеи в одном месте?

– Нет. Олимпийское и мировое «золото» спрятано надежно, подальше от посторонних глаз.

– В википедии про вас, в отличие от Натальи Ищенко, практически ничего не написано.

– Вы же знаете, что это такой интернет-ресурс, где любой человек может сам восполнить недостающую информацию. Считаю, что там про меня достаточно: где родилась, звания, регалии. Правда, есть неточность. Я шестикратная чемпионка Европы. Но сама исправлять не стану.

Непобедимые лепешки

– Вы дважды становились олимпийской чемпионкой в групповых упражнениях. Кто принимал решение, что в Барселоне выступите только в дуэте и соло?

– К этому пришли еще в начале года. Договорились, что беру на себя сольную программу и… новую партнершу по дуэту Свету Колесниченко, с которой нам было доверено удержать лидерство в соревнованиях пар. Девочки звали в группу, но я видела, что у них полный порядок. После Олимпиады всегда идет смена поколений. В нашей команде каждый раз, считаю, она проходит мягко, благодаря чему мы и продолжаем оставаться на вершине. Поэтому в середине сезона даже не приходила мысль вернуться в группу.

– Со стороны кажется, что смена поколений в синхронном плавании проходит безболезненно, как ни в одном другом виде спорта.

– Со стороны… Если быть внутри команды, то не все так просто. Наверное, в первый год после Олимпиады команда не такая сильная. Но мы все равно становимся единой, непобедимой… лепешкой! Да, в лепешку разобьемся, но выиграем! Никто же не снимает ответственности за результат. Если ты попал в команду синхронисток, будь добр, побеждай! Знаю, что такая же философия и у девочек в художественной гимнастике.

– Как происходит процесс обновления команды в групповых упражнениях, в дуэте?

– С группой все просто: главный тренер Татьяна Николаевна Покровская сама определяет, кого ставить, кого нет, кого отправить в техническую программу, кого – в произвольную. С дуэтом сложнее. Не забывайте, что мы со Светой Колесниченко из разных спортивных обществ. Я – из «Юности Москвы», она – из МГФСО. Такой тандем создан впервые. Было даже непонятно, как нам тренироваться, согласятся ли наши наставники, руководители. Иметь своего спортсмена в дуэте очень престижно. Но все быстро согласились и, как показало время, не ошиблись.

– Ваше мнение, думаю, было не последним…

– И мое, и Татьяны Евгеньевны. А Наташа и Ася выступили советниками в этом вопросе. Вместе и пришли к выводу, что у Светы Колесниченко все должно получиться.

– Должно, наверное, многое совпасть: взаимные симпатии, характеры…

– Мы не подстраиваемся под человеческие отношения. Смотрим по комплекции, форме ног. Характер? У нас одна работа, при которой надо оставить собственное «я». Света – девочка тихая, спокойная. По темпераменту она вторая Наташа Ищенко. Одно лицо: молчаливая, скромная.

– Вы другая?

– Полная противоположность. Я – взрывная. Да и что скрывать: люблю поболтать. Даже на тренировке. Татьяна Евгеньевна сразу «наводит порядок». Могу поворчать, хотя со временем научилась сдерживаться. Стала мудрее.

Не дави опытом!

– Не срываетесь на свою более молодую партнершу на тренировках?

– Переживаю, когда что-то не получается. В определенный момент понимаю, что нельзя на Свету нажимать. Тренер Данченко смеется: «Не дави на нее опытом!»

– Ищенко на вас вряд ли повышала голос.

– Наташа не сможет никогда (улыбается). В том-то и дело, что в дуэте как такового лидера быть не должно. Это две равные боевые единицы. Вот возьмем нас с Ищенко: она – спокойная, я – темпераментная. Две противоположности, которые дополняют друг друга. Черное и белое, если хотите. То же самое можно сказать про нашу пару со Светой Колесниченко или про дуэт Давыдова–Ермакова. Ася – энергичная, задорная, от ее смеха, кажется, сотрясаются стены. Настя – противоположность ей. Наверное, в этом секрет гармонии. Иначе, боюсь, как бы от двух экспрессивных девушек Татьяне Евгеньевне не пришлось принимать успокоительное.

– Представим, что вернется Ищенко. Вы же – новая солистка. В дуэте выступаете с Колесниченко. Интересно, как вы, девочки, договариваться собираетесь?

– Всем интересно. Но никакой борьбы не будет, все уладим. Во-первых, мы с Наташей в слишком хороших отношениях, во-вторых, у нас один тренер, который просто не допустит соперничества. В конце концов, жизнь сама все расставит по местам.

– Неужели в вашем женском коллективе тишь да благодать. Ни интриг, ни зависти…

– Конечно, нелегко, когда в одном месте много женщин. Не все так гладко, как выглядит со стороны. Но все наши споры, маленькие разногласия происходят, если кто-то не хочет признавать собственных ошибок и начинает перекладывать вину на другого. Признаюсь, сама часто спорю.

– А как попали в сборную, помните?

– Мне исполнилось пятнадцать лет, была в команде самой юной и долгие годы ей оставалась. Это сейчас про меня Данченко говорит – «стародежь». Жизнь была не сахар: тренировки приходилось совмещать с учебой. Сначала в школе, потом в институте. Родители не хотели, чтобы их дочь училась в спортивном вузе. Окончила Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. По профессии я менеджер. Кстати, моя специальность называлась «Менеджмент в спорте».

– Пригодится после завершения карьеры синхронистки.

– Подумываю, не стать ли мне футбольным или хоккейным агентом. Из-за моего жениха Николая хожу на стадион, смотрю матчи, уже начинаю разбираться в тонкостях.

– Как вам такая тонкость: человек пару раз за сезон вышел на поле, зато долларовый миллионер.

– Так я и хочу влезть в эту кухню, чтобы заставить наших футболистов отрабатывать деньги (смеется).

Играющий тренер

– Ермакова уехала тренировать в Италию. На горизонте у российской сборной не появятся еще одни конкуренты?

– Пока нет, не волнуйтесь. С одной стороны, стоит порадоваться, что наши тренеры востребованы за границей. С другой – они могли бы работать с маленькими детьми в России, в Москве. Но должны быть созданы соответствующие условия.

Асе в Италии нравится, и за нее стоит порадоваться. Она по-итальянски говорит уже так, как будто родилась на Апеннинах. Конечно, скучает по дому. Но тут каждый делает выбор для себя. У нее пока на первом месте работа, карьера.

– Тренером себя видите?

– Когда была маленькой, очень хотела им стать, чтобы… мучить детей. Так сказать, «отыграться». Но если серьезно, то поработала бы с девочками 10-16 лет. Думаю, смогу передать им опыт. И готова быть «играющим» тренером: залезть в воду, показать и объяснить.

– А своего ребенка отдали бы в синхронное плавание?

– Возможно, но вот тренировать точно не смогла бы, чтобы не выжать все соки. Но абсолютно точно, что мои дети будут уметь плавать и кататься на коньках. Мальчика отдала бы в хоккей. Главное – увлечь ребенка. Как это сделали мои родители, а потом и сами увлеклись. Мама, например, считает себя суперспециалистом в синхронном плавании, комментирует все соревнования. Во время Олимпийских игр к нам домой приезжали телевизионщики, снимали сюжет. Приятно.

– Вы бы смогли уехать и работать в другой стране?

– Это сложный вопрос. Пока не собираюсь. Но если уезжать, то только в Европу, это не так далеко от дома.

– Как насчет патриотизма?

– У нас в команде все патриоты. Вылезем из кожи, но чтобы играл наш гимн. Когда он звучит, каждый раз мурашки. А еще раньше были слезы. Поначалу рыдала постоянно. Теперь нет – повзрослела.

– Ну, вам еще выступать и выступать…

– Пока не думаю ни о тренировках, ни о бассейне. Хочется просто отдохнуть.

Лодка, удочки… и – вперед

– Сколько нужно времени для полноценного отдыха?

– После Олимпиады отдыхала три месяца. Сейчас Татьяна Николаевна Покровская дала всей команде отдых до октября.

– Наверняка вы с пользой проводите свободное время?

– Успела съездить с родителями в Астрахань. Подарила им домик в селе на берегу реки. Лодка, удочки, и – вперед. Мне с детства привили любовь к рыбалке. Нравится и грибы собирать. Природа, тишина.

– Папу теперь оттуда не выманить?

– Это точно. У мамы и папы там душа отдыхает. Я тоже люблю проводить время на природе. Но надолго приехать не получается. Пока молодая и есть силы, надо действовать.

– Квартирный вопрос?

– Как вам сказать? Всегда хочется большего. Свой домашний уютный уголок есть, рядом – любимый человек. Поэтому, конечно, начинаешь задумываться о семье, о детях.

– Главное, все делать вовремя. Как Наташа Ищенко. Она же намерена вернуться в большой спорт после выхода из декретного отпуска?

– Если здоровье позволит, почему нет? Она говорила, что уходит на время. Посмотрим. Я уже не загадываю. Этот сезон уже отработала. Может, тоже возьму годичную паузу. Надо полноценно восстановиться и физически, и морально. Вот как-то Татьяна Данченко после тренировки вернулась домой, а у нее температура – выше 38 градусов. «Значит, организм не отдохнул», – сделала она вывод.

– У вас с ней запланирован какой-то экстремальный вояж…

– В конце сентября отправляемся на парусную регату. Это новое увлечение, новая жизнь, которую мне показал жених Николай. Он сам капитан яхты, теперь вместе ходим по морям и океанам. В нашей команде (всего шесть мужчин и пять девушек) в этот раз будет и тренер Татьяна Николаевна Данченко. Мы с ней договорились: если я выигрываю соло на чемпионате мира, то она отправляется в «опасное» путешествие со мной.

У Татьяны Евгеньевны я с девяти лет. А в «лягушатник» родители отдали с шести. Тренировалась сначала под началом Ольги Николаевны Герасимовой, которая затем уехала тренировать в Грецию. Не забуду, как мама слезно умоляла Данченко взять меня к себе в группу, так как я была довольно пухлым ребенком. Без намека на шпагат. Хотя в своей возрастной группе считалась самой способной. Пообещали тренеру, что будем делать растяжку. Татьяна Евгеньевна дала нам испытательный срок. Помню, как я делала уроки, сидя на шпагате, а мама в это время «тянула» меня. Мы с ней были, как не разлей вода: из школы – в бассейн, из бассейна – на танцы. Потом пришлось делать выбор. Но так как мне достался, как всем говорила, «дурацкий» партнер, выбрала плавание. Честно говоря, дело не в партнере, а в том, что мне нравилось плавать одной. Красиво. Не знала о «подвохе», что потом меня определят в пару и группу.

– Все наши девушки-синхронистки про свои победы говорят одинаково: это заслуга наших тренеров.

– Так и есть. Татьяна Евгеньевна же «горит на работе». Каждое утро она встает в пять тридцать, чтобы успеть на тренировку к восьми на базе «Озеро Круглое». А потом через московские пробки едет в бассейн «Труд» заниматься с младшими девочками.

– Когда-то она для вас открыла мир синхронного плавания, а теперь вы ее познакомите с парусной регатой.

– Поплывем к берегам Турции на всех парусах! Одна регата длится неделю, включает шесть гоночных дней. Каждое утро – старт, а вечером – подведение итогов, награждение победителей и призеров, ужин, развлекательная программа. Надеюсь, нам тоже доведется облиться шампанским, как в «Формуле-1».

– Когда познакомились с парусным спортом?

– Незадолго до начала Олимпийских игр в Лондоне. Это было…, скажем так, отважно с моей стороны, поскольку сопряжено с некоторым риском. Старалась аккуратно перемещаться по лодке. Мы заняли первое место. Золотые медали, кубки. Для меня это было неким знаком, что на Олимпиаде все сложится удачно.

– Как же тренер вас отпустил?

– Честно говоря, не посвящала Татьяну Николаевну в нюансы. Думаю, она не очень представляет, что это такое. Теперь ей предстоит ощутить все на себе. Она человек спортивный, подтянутый. Справится. Это, конечно, не профессиональный спорт, но потрудиться придется. Зато сколько азарта!

– Что входит в ваши обязанности на яхте?

– Чего только не делаю: тяну веревки, которые называются фалы, пытаюсь настроить парус, капитан ругается. Без этого никак, потому что главное – безопасность. И команды надо выполнять четко и беспрекословно. Еще я готовлю еду и чищу дно нашего судна. Со мной удобно, так как могу надолго задерживать дыхание под водой. Нырну, надраю днище, и яхта идет быстрее.

– В экстремальные ситуации попадали?

– Уже были и шторм, и спасательные жилеты. Немного страшновато, но, наверное, не настолько, как всем остальным. Вода – моя стихия. Если что, доплыву до ближайшего берега или скалы.

– Чувствую, вы любите путешествовать. Самая экзотическая страна в вашей жизни?

– В прошлом году после Олимпиады в Лондоне родная школа «Юность Москвы» во главе с Владимиром Анатольевичем Прохоровым сделала роскошный подарок: отправила команду синхронисток на неделю в ЮАР. Успели «пообщаться» и со львами, и гепардов водили на поводке, и летали на вертолете над водопадом Виктория. Жалею, что пропустила кормление страусов, так как присоединилась к девочкам чуть позже. Но все равно, думаю, что это одно из самых удивительных путешествий в жизни. Теперь мечтаю как-нибудь отправиться под парусом по островам Таиланда.

ВИЗИТКА

Светлана Ромашина родилась 21 сентября 1989 года в Москве. Заслуженный мастер спорта. Представляет «Юность Москвы» Москомспорта. Выступает в сборной России с 2005 года. Трехкратная олимпийская чемпионка, 15-кратная чемпионка мира, 6-кратная чемпионка Европы. Тренер Татьяна Данченко.

Любопытно

Светлана Ромашина – рекордсменка в команде по умению задерживать дыхание. Однажды девочки решили поставить эксперимент: кто дольше продержится под водой. Света не дышала четыре с половиной минуты. Наталья Ищенко продержалась три с половиной.



Партнеры