Зачем Спилберг пишет письма Липницкой?

Гендиректор «Самбо-70» Ренат Лайшев — про знаменитую воспитанницу школы и проблемы с ЕГЭ

1 апреля 2014 в 16:45, просмотров: 9172

«МК» не раз публиковал интервью с давним другом редакции — генеральным директором легендарной школы «Самбо-70» Ренатом Лайшевым. Но впервые так много говорили мы про зимние Олимпийские игры вообще и про фигурное катание в частности. Оно и неудивительно: сейчас в «Самбо-70» обучается Юлия Липницкая, олимпийская чемпионка, сейчас участвующая в чемпионате мира по фигурному катанию в Японии.

Зачем Спилберг пишет письма Липницкой?
фото: Наталия Губернаторова
Ренат Лайшев

— Ренат Алексеевич, вы побывали на сочинской Олимпиаде. Какие главные впечатления привезли из олимпийской столицы?

— Я неоднократно бывал там во время подготовки к Играм и могу сравнить то, что было, и то, что стало. В Сочи у нас есть 2 филиала «Самбо-70», которые я многократно посещал, так что город, можно сказать, преображался на моих глазах. Последний раз был здесь примерно месяцев за 6 до старта Олимпиады. Тогда, признаюсь, было впечатление, что не успеваем все закончить. Но успели. Проделана просто колоссальная работа. Аэропорт, вокзал не просто реконструированы, а словно построены заново. Горный кластер превратился в настоящий швейцарский горнолыжный курортный город. Все продумано, все на месте. А какой олимпийский парк! Можно сравнить с московской ВДНХ, но тут территория усеяна спортивными объектами, кругом люди, волонтеры, спортсмены. И улыбки, улыбки, улыбки.

— Вы не первый, кто обратил внимание на улыбчивость гостей Сочи. Куда делись сердитость, ворчливость и ругань в очередях, обычно сопровождающие массовые мероприятия в нашей стране?

— Это был настоящий праздник. Огромный праздник спорта, на котором не нашлось места злобе и печали. Вот прилетает на Олимпиаду семья, скажем, из Новосибирска. Не для того чтобы поболеть за хоккеистов или своего любимого спортсмена, а именно на праздник, который не могли пропустить. И для них созданы все условия. Атрибутику, спортивную форму и сувенирную продукцию можно приобрести на каждом шагу, все понятно и доступно. Я, как настоящий хозяйственник, с особым пристрастием осмотрел буквально каждый сантиметр спортивных сооружений. Смотрел, как расположены туалеты, подходы и выходы, отделка, материалы — все на высшем уровне. И откуда здесь взяться негативу?

— Но в Сочи вы, надо полагать, осматривали не только спортивные объекты и болели за нашу сборную. Были у вас и особые пристрастия. Ведь впервые в истории зимних Игр в них принимала участие воспитанница «Самбо-70» — Юлия Липницкая.

— Не стану скрывать, что с особыми чувствами наблюдал за выступлением Юли. Энергетика на арене была в этот момент просто потрясающей. Ни одного равнодушного на трибунах, да и у экранов телевизоров, уверен, тоже не осталось.

— Как вообще Липницкая попала в систему «Самбо-70»?

— Около года назад каток «Хрустальный» решением руководства города был присоединен к «Самбо-70» вместе с рядом других спортивных школ на юго-западе Москвы.

Липницкую в Сочи провожали всей школой, пришли многие наши ученики. А в Олимпийскую деревню наши ребята отправили огромное количество рисунков на спортивную тему. Я потом видел, эти творения по всей деревне развешаны были и поднимали настроение спортсменам.

Триумф Липницкой — это победа не только спортсменки и ее тренеров, это победа всей страны. Юля показала, что у нас есть очень талантливая молодежь.

— Не секрет, что в «Самбо-70» вопросам образования уделяется как минимум не меньше внимания, чем непосредственно спорту. Как с этим у Липницкой?

— Некогда «кольт» уравнял людей на Диком Западе, а сейчас всех юных спортсменов уравнял ЕГЭ. Если раньше спортсменов могли отпустить на соревнования, а выпускные экзамены можно было бы сдать потом, то теперь это невозможно. А ведь Липницкая — случай уникальный. Она вторая в истории москвичка-школьница, ставшая олимпийской чемпионкой. Когда в 1976 году в Монреале на дистанции 200 метров брассом Марина Кошевая стала первой школьницей, выигравшей Олимпиаду, ее фотографии были развешаны по всем советским школам. А ЕГЭ сегодня — это двойная нагрузка на школьников-спортсменов. Никаких послаблений нет. Не редкость, когда родители забирают детей из спортивных школ и переводят их в обычные именно ради удачной сдачи ЕГЭ.

При этом последний выпуск общеобразовательной школы «Самбо-70» принес нам рекордные 4 золотые и 1 серебряную медали. Никогда в истории школы таких показателей не было. А ближайший выпуск, надеюсь, станет еще более успешным.

Со стереотипом, что спортивная школа для спорта, а не учебы, борюсь все время. Часто приходит родитель и говорит: «У меня сын туговат на голову немного — как раз для вашей школы». Приходится объяснять, что попасть в нашу школу не так и просто, а ребенок просто может не потянуть высокий уровень образования и будет вынужден переводиться в школу попроще.

— Как же Министерство образования оставило юных спортсменов без поддержки?

— Сам удивляюсь. И это притом как важны оказались сочинские медали для всей страны. Ведь никто, абсолютно никто, не ожидал победы в общекомандном зачете. А мы, пожертвовав хоккеем, сделав отвлекающий маневр, пошли в наступление по другим направлениям.

— Есть версия, что подобная тактика идет от Владимира Путина, который, как опытный дзюдоист, умеет использовать силу соперника в своих интересах.

— Да, победить, поддавшись — один из известных наших принципов. Правда, я больше склоняюсь, что нам просто повезло в последний момент. Но, уверен, что хорошим людям должно везти.

— Липницкая с первого знакомства произвела сильное впечатление?

— Сразу обратил внимание на тренировках на ее технику вращений — просто в глазах зарябило. Говорю не как профессионал, а зритель — никогда подобного не видел. Причем поражен был не только я. В школу пришло письмо от Стивена Спилберга. Знаменитый режиссер пишет, что со своей семьей смотрел выступления Юли и плакал вместе со всеми своими семью детьми, глядя на катание Юли, на ее выражение лица. Теперь Спилберг хочет пригласить Липницкую к себе домой, в Голливуд.

— А характер у Липницкой подростковый?

— Она уже совсем взрослая дама. Быть может, сказался недавний переезд с мамой. А еще на нее просто обрушилось внимание со стороны журналистов, болельщиков. Ее откровенно достали. Да и кто такое выдержит? А ей еще всего 15 лет.

— Правильным ли было решение вернуться Липницкой на срок между командными и индивидуальными выступлениями фигуристов во время Олимпиады в Москву и тренироваться здесь. На нее же журналистами здесь просто охота была объявлена.

— В нашей системе такие решения принимает тренер. Как скажет, так и будет — это золотое правило. Даже президент федерации, пользующийся беспрекословным авторитетом, не позволяет себе советовать по мелочам, вмешиваться в план подготовки. В Москве была своя площадка, свой лед. Потом просто необходимо было создать спокойную обстановку. Вы даже не представляете, что обрушилось на ребенка... В аэропорту люди в прямом смысле бросали чемоданы среди зала и бежали фотографироваться.

— У «Самбо-70» получилось оградить Юлю от любопытных на этот срок?

— Получилось. Пришлось воспользоваться положением члена общественного совета при ГУВД, генерал Пучков предоставил автомобиль с мигалкой, сопровождение. Юлю тайно увозили в квартиру, о которой никто не знал. Приезжали съемочные бригады с разрешительными бумагами на съемку от различных ведомств, но всем дали от ворот поворот. У меня было распоряжение от председателя Москомспорта Алексея Воробьева о запрете на любой контакт со спортсменкой посторонних.

— Юле всего 15 лет. Не задумывались о том, что с ней будет лет через 7–10, когда она превратится во взрослую женщину и детский эффект уйдет?

— Соглашусь, что в некоторых моментах ее программы проглядывается, что на льду находится девочка, а не женщина. Это не хорошо или плохо. Но этот козырь тоже надо уметь разыграть. Вращения и гибкость останутся, но восприятие изменится. Загадывать, что будет в карьере спортсмена через 10 лет, — пустое занятие. Могут быть травмы, может просто надоесть, да много чего может случиться. Давайте, пока есть возможность, наслаждаться нынешней фигуристкой Липницкой. С ее искренним выражением лица и неподдельными эмоциями на льду, заставляющими зрителей рыдать. Она не войдет, а уже вошла в историю фигурного катания, историю спорта.

— Ситуацию с существующим отношением к образованию спортсменов можно изменить?

— Нет. Положение о ЕГЭ закреплено законодательно. Родители первыми поднимут шум, заметив разное отношение к ученикам. Сегодня все знакомы с существующими стандартами. Посадишь в классе не 25 (предельно допустимое количество) учеников, а 26, можно на иск судебный нарваться, а директору школы с местом работы распрощаться.

— Сейчас Юля поехала на чемпионат мира. Это помешает ей готовиться к экзаменам? Может, стоит всем болельщикам начать писать для нее шпаргалки?

— Липницкая грамотно сочетает спорт и образование. Но мне нравился советский подход к образованию спортсменов. Им помогали учителя, порой завышая оценки. Мне лично в свое время во время экзамена по химии педагог помогла, и я получил не «тройку», а «четверку». Просто показала, какой из ответов надо исправить. И это притом что у нас не было каких-то доверительных или приятельских отношений. Я все время думал, что она злая вся такая, суровая. Но помню ее до сих пор, хотя уже 36 лет прошло. Жалели нас учителя, понимая, сколько сил мы оставляем на тренировках и соревнованиях.

К тому же на поступление в институт это никак не влияло. Поступал исключительно своими силами, а сделать это в те времена было в разы сложнее, чем сегодня. И я справился, абсолютно никого не обманывая. Глубоко убежден, что главное в мире — доверие. Только на нем могут строиться взаимоотношения как между отдельными людьми, так и целыми странами и континентами. Мне в школе и институте все время говорили: «Люби Родину, люби спорт, люби свой город». А сегодня на экзаменах детей с полицией в туалет выводят. Какой эффект это может вызвать? Ребенок захочет обмануть систему. А мы в свое время не хотели.

— Система ЕГЭ приучает детей к обману?

— Сегодня в «Самбо-70» нам удалось создать атмосферу взаимного доверия между руководством, администрацией, тренерами, детьми и их родителями. А ведь были совсем другие времена, когда суды с тренерами или родителями были совсем не редкостью. Просто надо было правильно выбрать направление пути и не сворачивать с него. Мы никого не обманули: бесплатно кормим детей, у нас социальное равенство, единая форма.

И то, что к нам в «Колизей» — одно из самых интересных с архитектурной точки зрения спортивных строений Москвы — пожаловал с визитом Владимир Путин, для меня является подтверждением признания проделанной работы и правильности выбранного курса. Как сказал Путин, «Самбо-70» — это известный и уважаемый бренд в России.

— Липницкая теперь часть этого бренда.

— Юля сделала очень многое для развития спорта в стране. Мы обращаемся к Москомспорту с просьбой дать больше льда — школы просто не справляются с наплывом желающих записаться в секцию по фигурному катанию.

— Но фигурное катание традиционно было популярным видом спорта что в России, что в СССР. А какие из не самых модных видов прибавили после Сочи?

— Кёрлинг. В «Самбо-70» его нет, но люди интересуются. У нас сейчас в школах 22 вида спорта, но кёрлинг на сегодня не первый в очереди на включение в программу «Самбо-70».

— Вы создали работающую систему. Так почему просто не присоединять к себе слабоэффективные школы и секции и не дотягивать их до своего уровня?

— Система работает, но для нас в первую очередь важна идеология. Мы вправе гордиться достижениями наших выпускников, но не хотим, чтобы «Самбо-70» воспринимался, как инкубатор по выращиванию чемпионов. Мне гораздо ближе спортсмен, скажем так, среднего уровня, но выбравший правильный путь и нашедший свое место в жизни и спорте, чем замученный этим самым спортом чемпион. У меня есть мечта — хочу, чтобы наши выпускники каждый год возвращались в школу и отчитывались за прожитый год перед своими одноклассниками. Чтобы делились своими успехами и неудачами, чувствовали и знали, что в «Самбо-70» их всегда рады видеть и понять. И, начиная с моего выпуска, все так и происходит.

— Так «Самбо-70» не система образования, а религия?

— Как бы пафосно это ни звучало, через взаимоотношения класса можно представить и смоделировать любую жизненную ситуацию: геополитическую, социальную. Бойкот одноклассника вам ничего не напоминает? А ситуация, когда староста класса призывал всех прийти на сбор металлолома, а сам не пришел? Это же двойные стандарты. Школа — это схема жизни, к которой мы готовим выпускников.

— Расширение «Самбо-70» для вас новые проблемы? Новые территории, здания, выпускники.

— Забот прибавляется, но централизация управления открывает и новые возможности. У нас четко отработана система доставки и развоза детей. Это наши родные районы — Теплый Стан и Коньково, маршруты в которых мы знаем назубок. Или, например, пришел ребенок в школу записываться, а вид спорта не выбрал еще. Педагоги посмотрят, оценят и подскажут, что лучше. Кому-то подойдет индивидуальный вид, другому — командный, третий развит физически — и ему лучше выбрать не акробатику, а бокс. Или лыжи. И понимая, что одной школе ребенок не подойдет, его можно направить в соседнюю, где есть класс по его виду спорта.

Работаем и в направлении вовлечения в спорт родителей. Привел папа сынишку в бассейн или атлетический зал, так какой смысл ему самому попусту терять 2 часа. Можно и самому физические кондиции подтянуть. Дело даже не столько в деньгах, которые можно было бы брать с родителей за занятия, а в досуге. Не хотим, чтобы родители воспринимали поездку к нам как повинность и обязанность. Пусть чувствуют наш ритм жизни, участвуют в ней. Мы одна семья. Ведь наши выпускники приводят к нам уже не своих детей, а внуков.



Партнеры