Из жизни великих писателей

Георгий Янс
Журналист

32 года назад случился один из самых позорных и скандальных эпизодов за всю историю Советского Союза. Вечером 28 мая 1987 года в «сердце» страны — в Москве у стен Кремля приземлился самолет-«нелегал», которым управлял молодой немец Матиас Руст.

Пушкин всем рассказывал, что видел Путина («я помню чудное мгновение»), и погиб на дуэли. Лермонтов тоже видел Путина, но никому не рассказывал («и скучно, и грустно»), и все равно погиб на дуэли.  Навального тоже вызывали на дуэль. Но с ним всё хорошо. Потому что не видел Путина.  

Лев Толстой любил детей и Путина. От такой сильной любви он в приступе волнения  путал их.  О своей любви к Путину он рассказывал детям в Ясной Поляне и после рассказа каждому давал по конфетке. Дети конфетки брали и кричали великому писателю: «Обманули дурака на четыре кулака». Возможно, великий писатель обознался и вновь перепутал детей с Путиным. Но он всё равно обижался, и однажды от обиды ушел из дома. Его долго искали и не нашли. Толстой сам нашелся. В Государственной думе. Через сто лет. Перестал путать детей с Путиным. 

Гоголь не видел Путина, но видел список постов, за которые могли посадить. После ознакомления со списком загадочно произнес: «Юстас – Алексу: «Чуден Днепр при ясной погоде». Алекс – Центру: «Явка провалена. Срочно сжигаем второй том». 

Великий пролетарский писатель Максим Горький видел Ленина, знал Сталина. Поэтому он не мог не видеть Путина. Подводя итоги своим видениям, писал: «…Русский народ… воскрес из мертвых и ныне приобщается к великому делу мира — строению новых и все более свободных форм жизни! Огромное счастие дожить до такого дня!» Не дожил. 

Другие записи в блоге