"Один из родителей"

Георгий Янс
Журналист

На днях европейский суд по правам человека окончательно принял сторону российских секс-меньшинств лице Николая Алексеева в споре с правительством Москвы из-за запрета гей-парадов. Теперь у столичных властей больше не осталось никаких правовых оснований для дальнейших отказов. Ближайший гей-парад планируется провести в Москве в конце мая.

Лужков стоял насмерть – парады только через мой труп. Но у него не было на руках решения Европейского суда. Собянин  тоже был бы не прочь  стоять «на смерть», но от судебного решения так просто не отмахнешься. Надеюсь, что московские власти что-нибудь придумают. Парада в Москве быть не должно.

Гомосексуальная тема уже затерта до дыр. Все аргументы «за» и «против» давно и хорошо известны. Правда у геев в борьбе за однополые браки и парады появился новый весомый аргумент. Толерантность.

Красивое и модное слово «толерантность» на поверку оказывается не очень приглядным явлением.

В своей жизни мы руководствуемся двумя понятными вещами – моралью и законом. Мораль и закон идут рука об руку. Законы, игнорирующие мораль, традиции, обычаи, угроза для существования человеческого общества. Смысловой акцент на прилагательном «человеческий».

Так уж распорядилась природа, что людей с нетрадиционной ориентацией меньшинство, а нас большинство.  Отношение к сексменьшинствам у меня (да и не только у меня) сводится к двум глаголам с частицей «не» - не притеснять, не пропагандировать.

Сегодня наши геи пляшут и поют,  управляют государством и судятся с ним. В этом плане наше общество за последние годы совершило огромный рывок по отношению к сексуальным меньшинствам.

Не пропагандировать. Взаимоотношения людей (полов) – очень тонкая материя. Интимная сфера – не публичная сфера. Поэтому принципиальной разности между «Дом-2» и гей-парадами нет.  Я брезгливо отношусь к смакованию в определенного рода СМИ личной жизни известных людей (кто кому изменил, кто с кем переспал). Не меньшую брезгливость испытываю от публичных мужских поцелуев. Неважно, кто целуются. Генсеки или люди не той ориентации. В первом случае смешно. Во втором – мерзко.

Отторжение у большинства вызывает не ориентация, а бравирование ею. И не считаться с традициями и нормами морали большинства, по крайней мере, некорректно.

Толерантные законы, принимающиеся сегодня  западными странами не оставляют место для морали. Господство «буквы» над «духом» приводит к тому, что понятия «морально – аморально» просто исчезают из их повседневной жизни. Абсолют превращается в абсурд.

2007 год – в Шотландии выпустили директиву: медперсонал в больницах должен избегать употребления слов «мама» и «папа», чтобы не обидеть гомосексуальные пары с детьми.

По той же причине «в школах  Калифорнии запрещены употребление таких слов, как «мама» и «папа», «муж» и «жена». В борьбе с сексизмом Совет Европы склоняется к словам, нейтральным в гендерном отношении, и рекомендует всем своим 47 членам отказаться в официальном обращении от "сексистского языка. Швейцария первой приступила к преобразованиям. В столичном Берне из официального обращения исчезли слова "мать" и отец". Отныне они именуются "один из родителей.

Союз мужчины и женщины – непременное условие размножения человечества. Не исключаю, что когда-нибудь появятся иные союзы для размножения. Но это уже будет другое человечество. Пусть в том другом человечестве кто-то будет «одним из родителей»

В этом же человечестве я хочу, чтобы мои дети меня называли папой, а жену мамой. Поэтому для меня граница толерантности заканчивается там, где меньшинство покушается на нормы морали и обычаи большинства.

Другие записи в блоге